ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А на корабле решили развить эту идею творчески.

Окружение города параболоидами неизбежно вызовет панику, которая может закончиться печально для многих его жителей. Если не применять голубой град, то они просто передавят друг друга в безотчетном стремлении спастись.

А если применить оружие, то будет гораздо труднее вести переговоры о добровольной сдаче и максимальных привилегиях.

И поскольку корабль – самостоятельная единица экспедиции, которой доверено право принимать тактические решения самостоятельно, было решено огласить предложение о сдаче не после окружения столицы этой страны, а до.

А Мару Киакан, которая неожиданно для себя самой превратилась в важную персону, к мнению которой прислушиваются даже великие таны до командира корабля включительно, вспомнила про парламентеров, которых она отправила в центр Питера еще ночью с ультиматумом от имени полевой разведки.

Хотя та попытка окончилась неудачей по вине туземных военных, Мару Киакан по-прежнему была убеждена, что местная распространительница информации, которая пользуется среди аборигенов большим авторитетом, сумеет лучше донести до варваров то, что хотят им сообщить антропоксены.

Вот только ответить на вопрос, где эти парламентеры теперь, Мару Киакан не могла.

Но это должен знать следящий за ними наблюдатель.

68

Игорь Демьяновский и Даша Данилец доехали на машине почти до самой окраины города, и тут их остановил армейский патруль.

Откуда он тут взялся и как уцелел, трудно сказать, но ничего особенно странного в этом не было. Именно через эти места пытались прорваться в город целых четыре дивизии – и кое-кто все-таки прорвался.

И хотя управление было нарушено, связь барахлила, а группы численностью больше десяти человек были редкостью, по рации из-за леса все утро продолжали повторять один и тот же приказ:

– Выполнять первоначальную задачу. Соединившись с городскими частями и подразделениями, взять, под контроль окраины города и не прекращать попытки наладить эвакуацию гражданских лиц. Граждан, подлежащих призыву по мобилизации, и военнослужащих задерживать и принимать под свое командование для выполнения указанных задач.

Некоторые группы благоразумно махнули рукой на эти глупости и думали только о том, как выбраться из города, а потом отбрехаться перед командованием (сказать, например, что так и не сумели в него войти). А другие пытались выполнять приказ.

Вот с такими твердолобыми и столкнулись где-то на Ржевке рядовой Демьяновский и ди-джей Даша Данилец.

Хорошо, что патрульные, которые пытались задержать Игоря и «принять его под свое командование», не заметили личинку у него во лбу. Или приняли ее за родинку – хотя наличие родинки в одном и том же месте у двоих человек выглядит подозрительно.

Неизвестно, как бы они поступили с людьми, которые носят в себе ядовитую инопланетную тварь.

Про этих тварей уже несколько часов на всех волнах трубило радио, ссылаясь при этом на покойных Игоря Демьяновского и Дашу Данилец. А в покойники их записали благодаря корреспонденту CNN с его драматическим репортажем из самого пекла.

Не знали про свою смерть только сами Игорь и Даша. Когда в собровской машине, которую они использовали для путешествия и любовных утех, вдруг захрипела мужским голосом рация, они выключили ее от греха подальше, опасаясь, что по ней их как-нибудь запеленгуют истинные владельцы автомобиля.

А собровцы им после всего, что случилось, казались пострашнее инопланетян.

Игорь, правда, утверждал, что по рации, включенной на прием, запеленговать ее невозможно, но говорил он это как-то неуверенно, потому что техника была для него чуждым предметом, а в войсках связи он служил слишком недолго, чтобы хоть что-то в этой связи понимать.

На мытье полов, подметание плаца и чистку сортиров у него уходило во много раз больше времени, чем на ознакомление с аппаратурой связи. И теперь это сказывалось.

А Даша Данилец хоть и работала на радио уже несколько лет, но в технические вопросы не совалась никогда.

Так что они решили не рисковать и последних новостей не слышали.

Зато у группы, которая их задержала, была с собой не только армейская рация, но и магнитола со свежими батарейками, позаимствованная уже где-то здесь.

Вот только послушать новости Даше с Игорем так и не удалось.

Даша затеяла спор о правомерности их задержания, напирая на то, что она журналистка, а ее спутник – солдат, которого дали ей для охраны. Игорь спора не поддержал, потому что при виде группы бойцов в расстегнутых куртках и с волосами, отросшими по-дедовски, в нем проснулся новобранец, хотя Даша и одна могла поднять большой шум.

Но старший прапорщик, который командовал группой, с непробиваемым спокойствием тупо повторял:

– Вы можете идти куда хотите. Корреспондентов нам не надо. А бойца вашего мы задержим до выяснения. Вот свяжемся с командованием и установим, имеет он право или не имеет…

Происходило все это на открытом воздухе. Хотя у патруля была инструкция при задержании подозрительных лиц немедленно препровождать их в укрытие, Даша своим энергичным напором заставила их забыть о собственной безопасности.

В такие минуты она казалась страшнее любого инопланетянина.

А тут появились и сами инопланетяне, и убежать от параболоида не успели ни патрульные, ни задержанные.

Единственная разница между ними заключалась в том, что патрульные так и остались лежать, нейтрализованные голубым градом, а Даша с Игорем через какое-то время очнулись, будто ничего и не было.

На этот раз не было уже никаких сомнений – их разбудили личинки. И снова бросили обоих в объятия друг друга – но опять у Игоря оказалось больше благоразумия, так что он мог думать и о других вещах.

– Ходу отсюда! – скомандовал он и затащил подругу в кабину все той же многострадальной машины.

Удивительно, но она завелась и поехала. Особенно поразился этому обстоятельству Игорь, который никогда еще не водил машину без посторонней помощи. А с посторонней помощью он водил ее всего один раз – сегодня утром, когда они с Дашей вдвоем вцепились в руль и в четыре ноги давили на педали.

Но сейчас Даша ничем не могла ему помочь.

У нее сам собой начался не то оргазм, не то приход, и Игорь почувствовал, что с ним происходит то же самое Его пробило на хи-хи, как будто все тело больно, но приятно кололи острые смешинки.

Неудержимо хохоча, он вдавил газ так, что дальше некуда, и машина с форсированным мотором разогналась до чудовищной скорости, при этом виляя по всей проезжей части с заходом на тротуар.

В этом экстазе они и вылетели на знаменитую трассу, которая вела от Ржевки к Ладожскому озеру.

На скорости за сто пятьдесят с лихостью самоубийц они мчались вперед, даже не замечая, что за ними гонится целых шестнадцать параболоидов.

69

Личинки распространительницы информации и ее спутника проявляли явно нестандартную реакцию.

Наблюдатель обнаружил этих двоих спящими в состоянии деактивации – но находились они за десять километров от того места, где он усыпил их утром.

Возможно, их перевезли туда в бесчувственном состоянии, но что-то подсказывало наблюдателю, что дело не в этом. Скорее речь идет о несанкционированной реактивации. То есть личинки самовольно разбудили носителей без команды наблюдателя.

Это был нонсенс, и наблюдатель решил проверить реакции личинок. Тем более, что, судя по всему, разбудив носителей, они позволили им пройти или проехать десять километров, после чего опять усыпили – и снова без команды.

Хотя могло быть и иначе. Там, на окраине, активно работают параболоиды, и какой-то из них мог уложить бывших парламентеров голубым градом, даже не зная, кто они такие, – просто в соответствии с приказом никого из города не выпускать.

Но так или иначе, личинки нуждались в проверке И на первый же стандартный тест обе отреагировали неадекватно.

63
{"b":"1780","o":1}