ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Военачальники, которые оставались в Москве, пропали без вести в первый же час налета антропоксенов. Скорее всего, они даже не успели спуститься в убежище.

В тот же час два других корабля атаковали Вашингтон и Пекин. А еще один со стороны Лос-Анджелеса двинулся на Мехико – самый многонаселенный город планеты.

А в Питере, в Пулковском аэропорту, в окружении теперь уже целой сотни инопланетянок главный контактер полевой разведки Мару Киакан приступила к выполнению того поручения, ради которого ее оставили в Санкт-Петербурге: выяснить с максимальной достоверностью, действительно ли экспедиция открыла планету первопредков. А Мару Киакан для его выполнения была даже повышена в должности. И, строго говоря, ее теперь следовало называть «нагаруна румана киакан».

Но землянам, которых она допрашивала, это было все равно.

Многие из них шли на сотрудничество неохотно, отказывались отвечать на вопросы или выкрикивали обычные варварские угрозы и оскорбления, которых она уже вдоволь наслушалась за эти два дня.

Иногда приходилось в ответ грозить реальной болью. И один молодой офицер после такой угрозы выкрикнул, срывая голос:

– Вы можете делать со мной все, что угодно, но мы все равно победим. Мы выкинем вас со своей планеты и заставим вас забыть, что она есть.

И на это бывшая Ют Архен Хено-нои ответила почему-то не с суровой решимостью и не с гордостью за свою великую цивилизацию, а с внезапно прорезавшейся в голосе грустью:

– Я никогда не слышала, чтобы антропоксены хотя бы раз отступали и оставляли планету, приобщение которой уже началось. Но даже если представить, что такое в принципе возможно, это может случиться где угодно, но только не на вашей планете.

Она показала ему картинку на дисплее своего планшетного компьютера. Обезьяна, австралопитек, питекантроп, неандерталец и кроманьонец шагали цепочкой по пути эволюции, но офицер не понял, какое отношение эта картинка имеет к их разговору. И инопланетянке пришлось пояснить:

– От планеты первопредков антропоксены не отступятся никогда.

Эпилог

Эта ночь была первой после летнего солнцестояния, когда в Санкт-Петербурге хоть ненадолго, но все-таки стемнело. И тех минут, пока город покрывали робкие сумерки, сгустившиеся в какой-то момент до полной темноты, четверке Богатыревых хватило, чтобы преодолеть последние сотни метров, отделявшие их от большой земли.

Двое суток они добирались до Морозовки на Ладоге. Шли медленно и устало, с долгими привалами в лесу, а когда добрались, оказалось, что поселок пуст.

Богатыревым попались на глаза только два человека – юноша в военной форме и красивая девушка. У обоих на лбу были одинаковые черные точки, которые выглядели подозрительно. Но юноша и девушка сразу сами признались, что это такое.

– Это мунгара, – сказала девушка. – Маленький Хозяин.

– Это личинки симбионтов, которые охмуряют пришельцев и заставляют их воевать, – уточнил юноша. – Но мы их приручили.

Этих двоих звали Игорь и Даша. И они были совершенно уверены, что прорвутся к свободе через любые преграды, хотя, по слухам, дорога у Шлиссельбурга блокирована и там дежурят параболоиды.

Василиса Богатырева не была так уверена в успехе, но все же, вырвавшись из заколдованного круга, она оживилась и даже стала убеждать Аленку и Дашу Данилец разуться и идти дальше босиком.

– Энергия земли нам поможет, – твердила она, но девушки не особенно верили.

Мимо Шлиссельбурга они прошли следующей ночью и даже видели одинокий параболоид над озером – но он их не заметил.

Не понадобилась никакая энергия земли.

Дальше они шли уже не скрываясь по дороге, и Вадим с Игорем и Василисой даже запели на три голоса из «Пикника»:

За спиной остался город из стекла и камней
Фантастическим узором бесконечных огней,
И наверно, нескоро мы вернемся назад,
Посмотри на меня еще раз,
Посмотри мне в глаза…

А потом они расстались. В Тихвине, где никто еще не видел параболоидов и пришельцев, зато регулярно ходили электрички в сторону Вологды, майор Богатырев решил задержаться.

– Я готов бегать по лесам от пришельцев, – сказал он, – Но от своих братьев-военных – нет, не готов. Не люблю, когда меня оскорбляют, а дезертир – слово оскорбительное. К тому же, когда власти поймут, что наше спасение в лесах и в партизанской войне, им понадобятся офицеры, которые способны проникнуться этой идеей.

Игорь Демьяновский был готов остаться с ним. Он тоже не хотел быть дезертиром. Но Богатырев напомнил ему строчку из Устава:

– «Военнослужащий должен выполнять приказ, отданный непосредственным начальником, до тех пор, пока он не будет отменен тем же начальником или другим, более старшим по званию или по должности». Сейчас я – твой непосредственный начальник и приказываю сопровождать Марию Петровну и ее дочерей в безопасное место.

А для полного спокойствия майор дал Игорю письменный документ, который гласил:

«Рядовой Демьяновский прикомандировывается к члену экспертной группы по проблеме контакта с внеземными цивилизациями М. П. Богатыревой в качестве помощника и бойца охраны на все время ее исследовательских работ, имеющих особое военное и государственное значение».

Конечно, он понимал, что в случае чего эта бумажка будет для Демьяновского слабой защитой. Но все-таки это был приказ офицера, который подписался с указанием звания, фамилии и номера части, и по Уставу Игорь действительно должен был выполнять этот приказ вплоть до его отмены. Так что при любых раскладах его не смогут обвинить в дезертирстве и перед любым судом он сможет доказать свою правоту.

Но Вадим Богатырев почему-то был уверен, что ничего доказывать и не придется.

Как только власти окончательно поймут, что армия не в силах остановить пришельцев, вся эта волна призывов, мобилизаций и военной истерии спадет, и правы окажутся как раз те, кто вовремя укрылся в лесах.

Только там люди смогут остаться собой.

Только там они смогут выиграть время и по примеру тех же Игоря и Даши найти способ приручить инопланетных симбионтов, которых зовут Хозяевами и высшими существами.

В том, кто они такие, еще предстоит разобраться, но для этого надо в первую очередь не дать им приручить себя.

Пока антропоксены захватывают города, неприрученные беженцы будут наполнять леса и готовить ответный удар.

И пришельцы ничего не смогут им сделать.

Леса их укроют, и земля их поддержит, и небо их не предаст.

68
{"b":"1780","o":1}