ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы считаете, это безопасно?

— Это — именно то, ради чего мы с вами сюда приехали.

— Да, действительно, — согласился Маньян. — Но, Ретиф, вы думаете, что Его Верховность имеет те же формы, что и это… беспозвоночное?

— Я слышу, слышу, — ответил Слунч, издав нечто вроде хихиканья. — Его Верховность Суперслаг… Весьма забавно, я думаю, Его Верховность оценит эту шутку. Ну, вы готовы? Очень хорошо.

— Но погодите минуточку, я должен собрать свой штат. — Маньян пошел в конец пещеры и принялся вызывать дипломатов. В ответ послышалось резкое: «Ш-ш-ш-ш…».

— Вы раскроете наше местонахождение, — добавил голос Рэшфилда.

— Вы шикаете на своего непосредственного начальника, — резко бросил ему Маньян. — Сейчас же выходите и присоединяйтесь ко мне. Мы отправляемся к Его Верховности.

— Извините, сэр, но мне предписано не совершать никаких экзотических самоубийств.

— Что? — возмущенно закудахтал Маньян, — Бунт?! Трусость на дипломатической арене!

— Согласно правилам дипкорпуса, — поправился Рэшфилд, — я не должен терять очень ценный скафандр, содержащий не менее ценного, выученного чиновника, каким я имею честь являться.

— Очень хорошо! — сказал Маньян. — Я полагаю, что у вас после ареста будет достаточно времени, чтобы написать корректное письмо с просьбой об отставке.

— Лучше составить, чем самому расстаться с жизнью, — резонно заметил Рэшфилд.

— Пойдёмте, Ретиф, — прошипел Маньян. — Поскольку вы единственный оказались достаточно хладнокровным для того, чтобы составить мне партию в моей решимости встретиться лицом к лицу с монстром. Мы пойдем одни, без помощников.

Они одели шлемы и, скрипя сервомеханизмами, последовали за гигантским туземцем туда, где посвистывал ветер.

— Ничего, кроме освежающего ветерка на открытом воздухе, не поможет оценить уют нашего маленького убежища, — прокомментировал Слунч, когда их маленькая группка вышла наружу под удары порывистого, шквального ветра. Два дипломата тащились за своим проводником, который переваливался впереди, подобно громадному автобусу. Связь поддерживалась через пару отростков, за которые держались земляне.

— Странно, — сказал Маньян, прижимаясь к кожистому туловищу. — Я не вижу никаких признаков цивилизации: ни дорог, ни изгородей, ни каких-либо сооружений.

— О, постройка в этой тундре каких-то сооружений — напрасная трата времени, — объяснил Слунч. — Это всего лишь легкий зефир, но вы бы посмотрели, когда ветер начинает дуть значительно сильнее. Это совсем другое дело.

— Подземные убежища? — спросил Маньян.

— Что?

— Пещеры, вырытые в земле, достаточно большие, чтобы приютить все население?

Слунч был несколько удивлен.

— Нет, это за пределами наших технических возможностей.

Группка двигалась вверх по склону холма. В просветах куч песка и пыли перед ними по-прежнему расстилалась безжизненная равнина, усеянная холмами, наподобие верблюжьих горбов.

— Ничего не видно, — пожаловался Маньян. Его голос был едва различим сквозь свист ветра. — Мы ещё долго должны идти через эту Ниагару абразивного порошка?

— Недолго, — ответил Слунч. — Мы почти на месте.

— Я думаю, дворец укрыт в холмах, — с сомнением пробормотал Маньян.

Через десять минут после подъема, а затем спуска через большую песчаную насыпь их проводник остановился около большой зияющей трещины в скале.

— Вот мы и на месте, — сказал Слунч, наклонившись над этой складкой ландшафта.

— Но я по-прежнему ничего не вижу, — возмутился Маньян.

— Мы, квахоги, не украшаем свою внешность, — объяснил Слунч. — Право же, напрасно тратить время. Песок стирает любую краску в течение нескольких минут.

Гигантское существо наклонилось вперёд и, вытянув конечность размером с громадную дыню, коснулось ею невзрачной серой стены. Сразу же раздался скрип. Огромный клапан раскрылся, и перед землянами образовалось освещённое жемчужным светом отверстие, достаточно широкое, чтобы пропустить их всех одновременно.

— Удивительно, — ахнул Маньян, вступая в проход розового цвета.

Вой ветра утих, как только вход закрылся за ними и сменился чарующими звуками вальса Штрауса.

Амебы средних размеров, одетые в ливреи, устремились навстречу к вновь прибывшим.

7

— Вы можете снять ваши шлемы, джентльмены, — провозгласил Слунч. — Воздух здесь соответствует требованиям, которые указал нам посол Раф Фокс.

— Ретиф, я не верю. Я просто никогда не видел ничего столь чудесного по красоте и роскоши, — сказал Маньян, проходя через пышно убранный холл, устланный красными коврами, драпированный великолепными шелками и бархатом. — Неудивительно, что они действительно не заботятся о внешних фасадах, если у них такие внутренние покои.

— Я рад, что вам понравилась обстановка внутри, — взорвался в голове Ретифа глубокий звучный голос.

— Боже, что это? — вздрогнул Маньян.

— Джентльмены, позвольте вас представить Его Верховности, — успокаивающе сказал Слунч. — Ваша Верховность, это — вновь прибывшие члены делегации землян.

— Прекрасно. Очень приятно, — пророкотал глубокий голос. — Слунч покажет вам мои покои. Укажите, в чем вы нуждаетесь. Что же касается меня, я прошу извинить меня. Сейчас у меня приступ депрессии, я болею.

Маньян потер челюсть и схватился за голову, как бы от раскатов грома.

— Как я понял, вы говорили только что, что необходим непосредственный контакт для телепатической связи. Но как я могу слышать Его Верховность, когда его даже здесь нет?..

— Нет здесь? Вы шутите, Маньян? — весело спросил Слунч. — Конечно же, он здесь.

Маньян огляделся.

— Где же?

— Вы что же, не знаете, где вы? — мысленный голос Слунча звучал, казалось, весьма удивлённо.

— Конечно же, мы внутри дворца Его Верховности.

— Это уже ближе. Но, я думаю, что если бы вы сказали, что мы внутри Его Верховности, это было бы совсем близко, — сказал Слунч. — В пятидесяти ярдах от нас находится плевра, а мы как раз на пороге сердечного клапана.

8

— Вы думаете, что мы проглочены заживо? — слабо пробурчал Маньян.

— Проглочены? — Слунч сердечно рассмеялся. — Мой дорогой друг, вы едва ли составили бы крошку для Его Верховности, даже если бы состояли из угольных компонентов.

— Тогда что?

— Я думаю, что начинаю понимать основную идею, — сказал Ретиф. — Внешнее окружение здесь, на Квахоге, сделало развитие в этом отношении чрезвычайно трудным и вся деятельность разумного населения была направлена во внутреннюю часть. Я так думаю.

— Да, совершено верно, Ретиф, — сказал Слунч. — Я надеюсь, что вы будете чувствовать себя очень хорошо под защитой Его Верховности.

— Но… находиться внутри живого организма… это… это… фантастично!

— Насколько я понял человеческую физиологию, у вас также имеются некоторые внутренние существа, — сказал Слунч, несколько напряжённо.

— Да, но это обычные паразиты. Мы, дипломаты, являемся паразитами другого типа.

— Я надеюсь, сэр, — сказал Слунч значительно похолодевшим тоном, — что вы не питаете никакого отвращения к милым и безобидным существам, обитающим внутри вас?

— Конечно, нет, — быстро сказал Маньян, — В действительности я не расстаюсь с ними ни на минуту.

— Что же, прекрасно. Может, я провожу вас дальше?

— Ретиф, это удивительно! — говорил Маньян, когда они проходили через роскошные залы, танцевальные комнаты, курительные и бильярдные. — Никогда не предполагал, что внутренности могут обладать такими пышными апартаментами.

— Ваши покои, джентльмены, — торжественно произнес Слунч, проведя их под аркой в помещения несколько кисловато-желтого цвета. — К сожалению, цвета немного выцвели, поскольку Его Верховность чувствует себя нехорошо. Но со временем они восстановятся.

Они открыли широкие двери в просторные комнаты, и дипломаты увидели цветастые обои и великолепную мебель, шкафы, отделанные керамикой и металлическими украшениями и содержащие что-то блестящее.

4
{"b":"17804","o":1}