ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Крип! Наконец-то я добрался до тебя, — заорал он и бросился на одинокого землянина.

Ретиф не двинулся с места, пока Боздун не приблизился к нему вплотную.

— Вы меня с кем-то путаете, Боздун! — закричал он. — Я всего лишь землянин, выполняю здесь небольшую работенку по спасению планеты!..

Древний воин с ревом промчался как раз по тому месту, где только что стоял Ретиф. Рыча и фыркая от злости, он освободился от цепких ветвей и колючек кустарника, куда его занесло по инерции, и снова набросился на свою неуловимую жертву.

— И в этой связи я хотел бы попросить вас о небольшом одолжении, — продолжал Ретиф. — Группа заговорщиков с планеты Гроуси собирается уничтожить всех иностранных дипломатов в городе…

— Арррггххх!.. — зарычал Боздун, размахивая направо и налево могучими кулаками, каждый из которых способен был снести голову лошади. Ретиф уклонился от одного дикого удара, нырнул под второй, и покрепче упершись ногами в землю, отвесил солидный апперкот слева направо прямо в живот гиганту. Эффект был такой, будто удар пришелся по бетонной стене. Ретиф отскочил в сторону, когда Боздун, крякнув, сделал безуспешную попытку схватить его. При этом он так стукнул себя по диафрагме, что даже зашатался.

— Сейчас гроуси патрулируют все улицы, — продолжал Ретиф. — И поскольку очень важно, чтобы я добрался до посольства с новостями, я хотел бы попросить вас оказать мне помощь…

Со звоном и скрежетом Боздун выхватил свой шестифутовый палаш и взмахнул им над головой. Ретиф отступил на шаг, отбросил в сторону бластер и выдернул из руки ближайшего неподвижного богатыря в рогатом шлеме тяжелое копье с оглоблю толщиной.

Боздун размахнулся, и массивный палаш со свистом рассек воздух в дюйме от увернувшегося Ретифа.

— И если бы вы приказали своим потомкам, то, я думаю, они согласились бы помочь мне… — Ретиф уперся копьем прямо в нагрудник железной кирасы Боздуна. — Что вы на это скажете?

Боздун выронил меч, схватил древко копья обеими руками и резко дернул. Ретиф выпустил копье, и великан, потеряв равновесие, попятился назад, споткнувшись о разрушенную колонну и рухнул на землю. Голова его с глухим стуком «тонк!» брякнулась о мраморную ступеньку его бывшего убежища. Ретиф быстро шагнул к нему, крепко связал ему руки ремнями его же собственных доспехов, затем то же самое проделал с ногами. В эту минуту ветви кустов раздвинулись и из них показалось испуганное лицо Териона.

— Что здесь произошло? — с опаской осведомился он. Глаза его остановились на распростертом гиганте. — Как, Боздун Неистовый повержен рукой какого-то чужеземца?!

— Боюсь, что вряд ли могу приписать себе такую честь, — возразил Ретиф. — У него просто кончилось действие газа. — Он взглянул на то место где только что лежал фальшивый Кориаль, — …но если вы отыщите вашего осквернителя святынь, то я, быть может, сумею поправить дело.

— Здесь он, этот бесчестный негодяй! — воскликнул один из селинорцев, извлекая незадачливого самозванца из кустов колючего шиповника. Ретиф схватил пленника за шиворот и подтащил его к Боздуну.

— Подыши-ка на этого доброго человека, коротышка! — приказал он.

Большой клуб коричневого дыма послушно вырвался из ноздрей пленника.

— Еще!

Пленник сопел и пыхтел, выдыхая коричневый пар на распростертого храпящего воина. Наконец, Боздун дернулся, рванулся и раскрыл глаза.

— Ты еще здесь? — проговорил он, заметив Ретифа, — Я думал, что ты мне приснился.

Он сделал еще несколько глубоких вдохов коричневого дыма.

— Вот так штука! Впервые за несколько сотен лет дышу я таким отличным воздухом! Давай еще! — повысил он голос, когда Ретиф оттянул он него псевдо-Кориаля.

— Не раньше, чем вы согласитесь мне помочь, — возразил Ретиф. — И тогда я обещаю вам столько этой святой эссенции, сколько вы захотите.

— Да ты шутишь? Ты только дай мне добраться до этих грукси, или как их там, которые думают, что могут безобразничать в моем родном городе! Я разотру их в порошок!

— Значит, договорились, — Ретиф обернулся к Териону. — А вы? Вы тоже с нами?

— Если Боздун одобряет задуманное, то кто мы такие, чтобы возражать?

— спросил старик, обращаясь к прохладному ночному воздуху. — Восстаньте, верные сыны Селинора! Пусть хоть на эту ночь оживет снова древняя слава!

Ретиф дал Боздуну еще одну понюшку газа, затем передал пленника Териону.

— Не дави его слишком сильно, — предупредил он. — Надо сохранить его как можно дольше. Если эта проделка пойдет успешно, то нам понадобится вся древняя слава, которую удастся оживить сегодня ночью.

6

Сидя верхом на широкой спине кентавра Туссора под затемненной аркой в полуквартале от резных ворот Посольства землян, Ретиф наблюдал, как мимо промаршировали 50 караульных команд гроуси. Глаза на стебельках осторожно ощупывали улицу, силовые ружья-бластеры висели наизготовку на груди. За спиной Ретиф слышал топот сапог других гроуси, неустанно прибывающих в район назревающих событий.

— Приготовиться! — тихо сказал он. — Еще десять секунд…

Позади раздался хор испуганных возгласов, топот бегущих ног, стреляющих бластеров. Затем показалась пара гроуси, со всех ног улепетывающих от огромной фигуры в древних доспехах. Преследователь в несколько шагов настиг их, схватив за шиворот и расшвырял по сторонам. Толпа селинорцев в подвернутых выше колена тогах, размахивая на ходу ритуальными ножами, торопливо следовала за своим гигантским предводителем по направлению к воротам Посольства. Через мгновение исполин уже был среди охранников, не давая им опомниться, нанося удары зазубренной палицей налево и направо.

— Пора! — Ретиф пришпорил Туссора, и исполинский кентавроид рванулся вперед. В мгновение ока они очутились в самой гуще схватки.

Ретиф размахивал дубиной, а Туссор лягался своими твердыми, как железо, копытами.

— Прорывайся дальше! — кричал Ретиф своему необычному коню. — Здесь мы успеем навести порядок потом, когда уладим главное дело!

— Айииии! Как приятно хрустят гроуси под моими копытами! — ржал от удовольствия старый воин, разворачиваясь и прорываясь к воротам.

Ретиф успел краем глаза заметить неподалеку Боздуна, расшвыривающего гроуси, как сломанные чучела. Из любой темной улицы, переулка или тупика вываливались толпы селинорцев. Гроуси у ворот поднял бластер и выпустил заряд, который прошел в дюйме от головы Ретифа. Затем палица Ретифа свалила его наземь.

Они прорвались внутрь ограды, на полном скаку пересекли лужайку и остановились у освещенного входа. Испуганный часовой из военных моряков издал вопль и потянулся к рычагу, который опускал решетку, предохранявшую дверь от нежелательного вторжения. Туссор одним взмахом руки сшиб часового с ног. Ретиф спрыгнул на землю и бросился вверх по парадной лестнице, перепрыгивая через пять ступенек. Неожиданно на верхней площадке появился консул Клачплейт.

— Ретиф! — глаза его остановились на Туссоре — огромном потном человеке с туловищем лошади, в шлеме с мечем на перевязи, и на пестрой толпе селинорцев, кишевших за ним. — Боже великий, измена! Предательство! Галлюцинация! — он бросился бежать, но Ретиф поймал его и повернул лицом к себе.

— Банкет уже начался? — спросил он.

— С… с… сейчас начнется… — выдавал из себя консул. — Так получилось, что я не выношу похлебки с ядом гроуси, поэтому я вышел подышать свежим воздухом… — он попятился, когда Ретиф оттолкнул его в сторону и помчался дальше.

У высоких двойных дверей банкетного зала часовой в синей парадной форме, блестящей каске и пистолетом 45 калибра с хромированной рукояткой в кобуре позволил себе нарушить уставную напряженную позу по стойке «смирно», чтобы покоситься на новоприбывших, невесть откуда возникших перед ним. То, что он увидел, заставило его схватиться за кобуру на бедре. Ретиф резко ударил его ладонью по запястью.

— Извини, сынок! — и толчком ноги распахнул двери.

Очки и окуляры разнообразнейших форм и размеров с обеих сторон длинного дугообразного стола уставились на спектакль, который разыгрался перед ними. Ретиф указал на невозмутимых селинорских официантов, стоящих за спинками кресел вокруг всего стола, по одному на каждого обедающего.

7
{"b":"17808","o":1}