ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вид у них был совершенно клоунский, и выражение мрачной серьезности на лице того, что был без шлема, только усиливало эффект.

— Может, я не вовремя? — вежливо осведомился Барабин. — У вас тут, кажется, бал-маскарад. Или черная месса?

— Шут уп! — зашипел на него один из людей в черном.

— Сам ты шут, — не угомонился Барабин, и тогда русскоязычный ниндзя расставил все точки над «(«.

— Заткнись и давай сумку! — потребовал он.

— Девочку вперед, — напомнил об условиях сделки Роман.

— Ты слепой? — удивился ниндзя и ткнул пальцем в сторону Вероники. — Вон твоя девочка.

— Неплохо бы еще ее отвязать и одеть, — сказал Барабин.

— А я думаю, неплохо бы сначала посмотреть на деньги, — возразил на это ниндзя, и тут случилось то, к чему Барабин готовился с момента посадки в машину.

Сумку у него попытались отобрать. Причем очень профессионально. Двое в черном схватили его сзади за руки, а русскоязычный рванул сумку через голову.

Но Барабин тоже был не лыком шит. Он резко бросил свое тело назад, и те, кто его держал, влепились спинами в закрытую тяжелую дверь.

Русскоязычного Роман достал в прыжке ногой, но другие люди в черном уже выхватывали мечи, а люди в красном отступили к противоположной стене. Бараны в шлемах сомкнулись, прикрывая своего босса — но Барабину было не до них.

Он еще успел сломать кому-то руку и отобрать меч, и даже достал одного ниндзя клинком, но все было безнадежно.

Роман был один против дюжины, и противник имел убойный козырь — заложницу.

Когда рухнул первый располосованный ниндзя, черный главарь решил, что это уже слишком. И сам взялся за меч. Но не бросился в бой, а с элегантного разворота тронул клинком горло Вероники. И остановил бритвенно острую сталь в доле миллиметра от гладкой кожи.

Девушка судорожно всхлипнула.

Протестующе вскрикнул бородатый тип в красном плаще без шлема, но черный человек перекричал его, обращаясь ко всем сразу:

— Аль! Стоп ит!

И тут на Барабина снизошло озарение. Он понял последнюю фразу. Тем более, что она возымела точно такой эффект, какой и следовало, если Роман перевел эти слова правильно.

«Стоп ит!»

«Stop it!»

«Хватит!»

Как только главарь произнес эти слова, ниндзя мгновенно повиновались и по-кошачьи отскочили от зажатого в угол Барабина.

— Лай доун ан сворт! — потребовал главарь, обращаясь теперь уже непосредственно к Роману. — Ор ме киль ше.

— Брось меч или он ее убьет! — перевел русскоязычный, но Барабин уже не нуждался в переводе.

Черные гоблины говорили по-английски. Только очень непривычно — как по-писаному. То есть как если бы немец или испанец, не зная английских правил чтения, стал читать англоязычные фразы по простым и ясным правилам своего родного языка.

«I love you» — «И лове йоу».

И еще не было в их речи набившей оскомину американской жвачки во рту. Все звуки произносились четко и мелодично. Гласные выпевались протяжно, а «р» звучало раскатисто — как в слове «арривидерчи» в устах коренного итальянца.

— Дзей ис гоот варриор, — усмехнувшись, произнес главарь ниндзя. — Бут ме хавенот тиме то вар.

«Какой еще товар?» — не понял сперва Барабин, но тут же сообразил, что это тоже по-английски. «To war» — воевать. «Warrior» — воин. А все вместе: «Хороший воин, но у меня нет времени воевать».

Только слово «дзей» осталось непонятным, но это было неважно.

Английский язык Барабин знал сносно. И письменный даже лучше, чем устный. Надо было только приноровиться к необычной манере речи, и присутствующие дали ему такую возможность.

Пока рядовые ниндзя пересчитывали деньги в сумке, между главарями завязался неспешный спокойный разговор. Такой неспешный и спокойный, что Роман без напряга понимал половину слов, а о другой половине догадывался.

Правда, о некоторых вещах догадаться было трудно. Попробуй пойми, что такое «поунтс о квейн» или почему собеседники называют Веронику гейшей.

После того, как слова «поунтс о квейн» были повторены несколько раз, Барабин пришел к выводу, что это какие-то деньги. Может быть, «pounds of queen» — «королевские фунты»?

А «гейша» так и осталось загадкой.

Сам же разговор Барабин рискнул бы передать примерно так.

— Знаете, что это такое? — спросил черный человек, взяв в руки пачку стодолларовых купюр.

— Кто же не знает! — ответил бородач в красном, слегка оскорбившись — мол, не считают ли его здесь за идиота. — Это трусты. Терранские деньги.

«Дзат ис трустес. Терраниан монейс».

Возможно, эту фразу можно было перевести и как-то иначе. Но Барабин не знал, как.

Зато именно в этот момент он понял, какому буквосочетанию соответствует в речи черных и красных гоблинов звук «дз». Это старое доброе «th», над которым в мучениях бьются миллионы людей, изучающих английский язык.

А черный человек тем временем продолжал:

— И вам известно, во что ценятся эти деньги?

Тут бородатый обиделся еще больше, и черный человек поспешил его успокоить.

— В таком случае вы легко можете убедиться, что этот воин принес сюда по меньшей мере 240 золотых королевских фунтов, — сказал он, указав рукой на Барабина. И добавил: — Его хозяин платит эти деньги, чтобы выкупить гейшу, которая вам так понравилась.

— Двести сорок фунтов золотом за дикую гейшу?! — возмутился бородатый. — Да ей полфунта красная цена.

«Вилт гейше», — сказал бородач, и для Романа это был новый повод удивиться. До сих пор он не подозревал, что гейши бывают дикими.

— Даже не будь она дочерью терранца, который богаче всех в его стране, я никогда не продал бы ее за полфунта, — заявил в ответ черный человек. — Гейша, которая может стать жемчужиной гарема, стоит дороже. Но ее отец платит 240 фунтов . И она достанется вам, только если вы заплатите больше.

Отец Вероники Десницкой не был богаче всех в его стране — но какой продавец говорит правду о своем товаре, который он хочет во что бы то ни стало всучить покупателю?

Впрочем, удивление бородатого вызвало совсем не это.

— Зачем отцу опозоренная гейша? — спросил он. — У него что, нет чести? Почему он не вызвал тебя на поединок?

— У этих терранцев вообще нет понятия о чести, — сказал черный человек презрительно.

И тут у Романа появилось серьезное сомнение, что он правильно понимает разговор.

Сначала собеседники назвали доллары «терранскими деньгами», и Барабин, естественно, решил, что «терранский» на их языке значит «американский».

Но потом черный человек дважды обозвал терранцем отца Вероники. А Лев Яковлевич Десницкий — такой же американец, как Азазелло — архиерей.

Эти двое что, не знают, у кого украли дочь? Или они вообще не в курсе, в какой стране находятся?

За то время, какое ниндзя и Барабин провели в микроавтобусе, можно было удалиться от Москвы максимум километров на сорок. Сомнительно даже, что они покинули пределы области, не говоря уже о стране.

Это мог быть какой-то подмосковный новорусский поселок. Подвал особняка. Или заброшенный военный объект. А маскарадные костюмы, светильники, мечи и странный язык — чтобы сбить гостя с панталыку и заставить думать о глупостях, забыв о главном.

Но слово «терранский» никак не давало Барабину покоя. Где-то он уже слышал это слово — вот только никак не мог вспомнить, где.

И хотя принципиального значения это не имело, Роман продолжал ломать голову над таинственным словом, потому что уж очень не любил неизвестности.

Он привык придерживаться принципа: «Информация — половина победы». А сейчас ему этой самой информации не хватало катастрофически.

И вот ведь что характерно. Барабин и в самом деле, задумавшись о мелочах, пропустил главное. А именно — момент, когда бородатый в красном плаще сдался под натиском черного человека и согласился заплатить за дикую гейшу 256 золотых королевских фунтов.

Из принципа.

Просто потому, что не хотел уступать девушку терранцу, который не имеет понятия о чести.

3
{"b":"1781","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чувство Магдалины
Представьте 6 девочек
Воскресное утро. Решающий выбор
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Груз семейных ценностей
Слишком близко
Невеста Черного Ворона
Счет
Нора Вебстер