ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но разлившись в долине, как вода, вырвавшаяся из тесного русла на простор равнины, эта масса уже не казалась такой гигантской.

Для королевства Баргаут шестнадцать тысяч человек — это, может, и небывалое войско, а по меркам Барабина — всего лишь одна дивизия полного формирования.

Впрочем, судя по тому, что Барабин своими глазами видел в замке Ночного Вора, преимущество короля Гедеона в живой силе действительно было подавляющим.

Правда, Барабину так и не удалось прояснить вопрос, каким образом вся эта живая сила попадет в замок. Чем дольше он разглядывал замок с близкого расстояния, тем менее реалистичными казались ему все сценарии, какие только могли прийти в голову — от спуска группы альпинистов со стороны большой горы до подъема такой же группы по скалам и стенам снизу, от уровня моря.

При всех раскладах выходило, что без огнестрельного прикрытия такая группа в замок не прорвется никаким каком.

Люди Робера о’Нифта ждут нападения, и даже ночь н поможет атакующим приблизиться к стенам скрытно. Погода стоит ясная, и по ночам местность освещают сразу две луны.

И у обеих, как назло, полнолуние.

А делиться своими планами с Истребителем Народов баргаутские рыцари не спешили.

— Все в руках друида, — сказал Роману барон Бекар таким тоном, как будто это все объясняет. Но Барабина такое объяснение не устраивало.

О друидах он знал только то, что у них есть колдовские ворота и большая книга, на которой местные жители клянутся говорить правду, только правду и ничего кроме правды.

Еще Роман был в курсе, что в свите короля Гедеона присутствует один друид, с которым баргауты связывают какие-то особые надежды. И теперь наконец Барабин получил возможность увидеть этого чудотворца воочию.

Друид был одет в белый балахон с капюшоном. На груди, на спине, на плечах и на капюшоне у него красовались изображения зеленого дерева — точно такие же, как на книге для клятв. А еще у друида была борода и пронзительный взгляд, который Барабин выдержал не без труда.

Глаз он все-таки не отвел, и друиду, кажется, это понравилось. А стоящий рядом король улыбнулся и произнес:

— Подойди сюда, дон Фолк Эрасер. Колдун не будет лишним в первом бою.

Так одна из проблем, стоящих перед Барабиным, решилась сама собой. Он попал в группу, которая должна ворваться в замок первой.

Но инструкции, которые давал этой группе сам король, страдали все тем же недостатком. Они ничего не объясняли — и тем не менее все, кроме Романа, вели себя так, будто все ясно, как белый день.

— Когда попадете в башню, — говорил король, — сразу прорывайтесь к мосту. Вы должны опустить мост и поднять решетку. Надо занять башню и удерживать ее, пока туда не войдут мои янычары.

Задача была в общем и целом ясна. Опустить мост, поднять решетку и впустить в замок основные силы. Но непонятным оставалось главное.

— А как мы попадем в башню? — решился спросить Барабин, но король не удостоил его ответом.

Вместо него в разговор вступил молодой рыцарь, во внешности которого угадывалось явное сходство с его величеством.

— Я покажу дорогу, — сказал он.

Так Барабин узнал, что возглавлять передовую группу будет сам наследник престола принц Леон. Между прочим, второй человек в войске, стоящий даже выше майордома королевства.

Это были уже не жуковские, а скорее чапаевские методы. Командир впереди, на лихом коне.

По глазам его высочества было видно, как у него чешутся руки поскорее надрать задницу Ночному Вору — но странным выглядело отношение к этому короля Гедеона. Особенно если вспомнить о его трениях со старшим сыном Родериком и учесть, что передовая группа запросто могла в полном составе накрыться большой железной крышкой, так и не опустив мост.

Ведь если баргаутские стратеги во главе с королем так уверенно говорили о проникновении в мостовую башню, то люди Ночного Вора тоже должны были просчитывать этот вариант. А если так, то башня должна быть набита самураями в черных кимоно по самую крышу.

А впрочем, принц Леон был Барабину не сват, не брат и даже не друг. Пусть он только покажет дорогу в башню, а там уже будет ясно, как действовать дальше.

Во всяком случае закрывать принца своим телом Барабин не собирался. На это у его высочества были свои янычары и гейши, а также медведеподобный оруженосец устрашающего вида со шрамом через все лицо.

Некоторые янычары уже проявляли признаки нетерпения, и Барабин разделял их чувства, хотя виду не показывал. Однако оказалось, что атаку решено предпринять ночью, ближе к завтрашнему утру.

А пока штурмовая группа может отдыхать.

Расторопные рабыни меча Эрефора уже подыскали своему господину подходящее место — сеновал в одном из углов крепости. Устроиться там на отдых нашлось бы много желающих, но отряд Истребителя Народов взял сеновал под охрану и никого туда не пускал, сделав исключение только для немногочисленных людей барона Бекара.

Над крепостью был еще белый день, спать не очень-то и хотелось, но Барабин умел расслабляться перед боем и вгонять себя в сон усилием воли. Однако на этот раз быстро уснуть не получилось.

На сеновал бесшумно, как кошка, забралась Эрефорше, снимая на ходу тунику, и Барабин понял, что в ближайшие часы ему будет не до сна.

Предчувствие его не обмануло. Боевая гейша, прижавшись к хозяину горячим телом, напомнила ему, что он до сих пор еще не вступил в свои права господина ее души и тела.

— Что-то не пойму я, кто у вас тут чей раб, — вздохнул Барабин, намекая, что в этом трижды варварском королевстве Баргаут не хозяин эксплуатирует невольниц сексуально, как полагалось бы по всем канонам, а наоборот, рабыни используют хозяина, как хотят.

Но деваться было некуда, и Роману снова пришлось нарушить заветы мудрого учителя боевых искусств.

Воинственная рабыня в оргазме оглашала окрестности боевым кличем, ничуть не стесняясь соседей по сеновалу, которых к вечеру становилось все больше. Впрочем, многие из них занимались тем же самым, торопясь пожить всласть накануне битвы, из которой вернутся далеко не все.

А когда Эрефорше наконец утихомирилась и без сил мягко всем телом опустилась на господина сверху, Барабин устало спросил ее:

— Может, хоть ты мне скажешь, каким образом мы попадем в мостовую башню?

— Через колдовские ворота, конечно, — ответила она, удивляясь недогадливости хозяина. — Не зря же его честь великий господин дон король привел с собой друида.

37

Логика подсказывала Барабину, что раз уж через колдовские ворота можно попасть с Земли на чужую варварскую планету с двумя лунами, то перебраться с их помощью с одной стороны пропасти на другую будет проще пареной репы.

Однако здравый рассудок бывшего спецназовца пасовал перед чудесами, и когда штурмовая группа в неверном свете факелов вошла в какую-то бесконечную пещеру и стала спускаться вниз по узким лабиринтам, где можно было запросто переломать ноги, Барабина не оставляло ощущение, что они углубляются в подземный ход.

В том, что подземные ходы в замке Робера о’Нифта имеются, Роман убедился на собственном опыте еще в первый день своего пребывания в Баргауте. Так почему бы не предположить, что эти ходы соединяются с пещерами естественного происхождения где-нибудь в недрах большой горы.

Барабин не удивился бы даже тоннелю под морским дном. Тут, правда, скальная порода — но рабовладельческие цивилизации и не на такое способны. Одни египетские пирамиды чего стоят.

Из истории Барабин лучше всего знал основные вехи возникновения и развития боевых искусств. Древний Египет касательства к этому не имел, и оттого знания Барабина в отношении пирамид были весьма поверхностными. И уж совсем он не интересовался новомодными теориями, согласно которым пирамиды построены из железобетона русскими казаками в качестве усыпальниц татаро-монгольских царей.

Зато благодаря фильму «Звездные врата» Роман был в курсе гипотезы, что пирамиды построены инопланетянами.

37
{"b":"1781","o":1}