ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Белокурый красавец из далекой страны
Безумнее всяких фанфиков
Черный кандидат
Чудо любви (сборник)
Сновидцы
Энциклопедия пыток и казней
Превыше Империи
Спасти лето
Корона из звезд

– Как раз такую девушку я ищу, – сказал я, нежно обнимая ее. Каждый раз я заново удивлялся, что это сказочное существо – действительно моя жена.

– Ах, спасибо, полковник, – насмешливо ответила она. – Я думала, вы обо мне забыли.

– Не совсем, – разуверил я ее. – Мне надо будет совершить небольшую поездку, майор, так что вы останетесь здесь за командира. Я хочу, чтобы вы засели здесь, в штаб-квартире, какая уж она у нас есть. Нам надо немного покопать траншеи, построить какие-никакие бастионы, так что я хотел бы, чтобы все здоровые мужчины, не занятые на охране периметра, были вызваны сюда и приготовились к штурму.

У нее был изумленный вид – выражение, не менее обворожительное, чем все остальное.

– Не беспокойся, они не собираются прямо сейчас идти в атаку, – успокоил я ее. – Это просто на всякий случай. Я отправляюсь в столицу. У меня есть сведения, которые нужны Манфреду, и нам нужны подкрепления. Относительно небольшое, но хорошо организованное военное формирование из столицы сможет одновременно напасть на осаждающих с тыла, и делу конец.

Глава 6

Как только мой чужестранный гость – странно, но я начал мысленно называть его именно гостем, а не пленником – почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы вести осмысленный разговор, я вошел к нему, отдав распоряжение закаленной старой даме – старшей сестре этажа, чтобы нам не мешали, что бы ни случилось.

Он озабоченно следил за мной своими крохотными красными глазками.

– Ты, раб! – сказал он спустя какое-то время. – Я приказываю тебе вернуть меня в мой переместитель!

– Неверный тон ты взял, Крысомордик, – ответил я ему. – Я здоров, вооружен, и нахожусь у себя дома. А ты – умирающий чужак. Ну, что вы, к черту, за народ, и что вам здесь нужно?

– Я, – начал он внушительно, – главный генерал граф (по-нашему барон) Свфт. Я имею честь командовать Второй Волной Благородного Прилива. Увы, я болен. Я, победивший миллион врагов, едва могу поднять руку! Будь это не так, я не стал бы покорно подчиняться дерзкому допросу! Я должен незамедлительно вновь принять командование!

Он сделал попытку сбросить одеяло, но бессильно рухнул, скрипя длинными желтыми резцами.

– Лучше не волнуйтесь, генерал, – сказал я, стараясь говорить успокаивающим тоном. Но он рванулся в мою сторону, рыча:

– Не пытайся взять покровительственный тон с тем, кто выше тебя, мразь!

– Мое имя Байярд, – сказал я ему, – полковник Байярд из Службы наблюдения Сети. Вы – мой военнопленный, и, мне кажется, умнее было бы вам вести себя как следует. Кстати, почему вы оказались здесь?

– Высшая привилегия и несомненное предназначение Благородного Народа – занимать и использовать все подходящие плоскости многопорядкового Целого, – объявил он. – С этой целью я вызвался провести разведку Второго Разрушения – в одиночку, конечно, ибо как я мог позволить низшему созданию разделить мою высокую судьбу?

– В одиночку? Да вас тысячи, и прибывают все новые, пока я тут сижу и пытаюсь разобраться, какого черта вам надо.

– При моем первоначальном проникновении через Разрушение, – объяснил он, – я нашел скопление жизнепригодных плоскостей в глубине запретного сектора. Я сообщил об этом в штаб-квартиру и предложил осуществить настоящую миссию под общим командованием Генерал-капитана, Его имперского высочества Принца Избранных.

– Что вам нужно? – допытывался я.

– Нам требуется территория, как жизненное пространство для Благородного Народа, – ответил он мне, как будто я заставил его объяснять очевидное. – Честно говоря, – продолжил он, – при моем первом посещении в районе, занятом огромной пустыней в этой плоскости, я не увидел никаких признаков жизни, и мы считали, что занимаем необитаемую плоскость. Мы не подозревали о присутствии вашего воинственного народа, родственного, как мы обнаружили, отвратительным йилпам, вездесущим вредителям-приматам Йлоккии, шныряющим паразитам, кишащим в наших фруктовых деревьях и, – добавил он с издевкой, – на свалках. А, возможно, их более крупным родственникам, живущим в джунглях, монгам. Вы нападали на нас, как только нас видели. Естественно, мы отвечали тем же. Вы называете это «война» на одном из ваших диалектов – у нас для этого нет слова. Благородный народ Йлоккии миролюбив и живет в мире.

– Я видел, как некоторые из ваших «благородных» едят своих погибших товарищей, – сказал я с заметным неодобрением. – Иногда даже и прежде, чем те погибнут. Что в этом благородного?

– Ах, мои бедные ребята голодают, – опечалился Свфт. – Дома мы всегда дожидаемся, когда наступит гибель мозга, и только потом начинаем.

– Вы и людей едите, – напомнил я ему, – по крайней мере, пытаетесь ими закусывать. Нам это не нравится.

Он помотал своей узкой головой.

– Мне тоже, – вздохнул он. – От людей ужасная изжога. А мы и без того уже достаточно больны. По правде говоря, именно болезнь пригнала нас сюда.

– Ага! Наконец-то я слышу правду!

– Я всегда говорил правду, – оскорбился чужак. – В Великой Йлоккии болезнь свирепствует, убивая целые города: наша цивилизация гибнет! Города стали склепами, где бродят мародеры, нападающие на беззащитных! Вы, существа разумные, должны, конечно, сделать все возможное, чтобы смягчить столь ужасные страдания!

– Наш альтруизм не зашел настолько далеко, чтобы позволить вам захватить НАШ мир и разрушить НАШУ цивилизацию, – отпарировал я. – Вам придется прекратить вторжение, генерал, и найти другое решение. Попробуйте сектор тридцать пять: там широкая полоса необитаемых Линий, где, насколько мы смогли определить, млекопитающие не выжили, и миром правят насекомые.

– Ха! – плюнул он. – Вы бы хотели отправить Благородный Народ в какую-то блошиную дыру? Вы пожалеете о своей дерзости, полковник!

– Сомневаюсь, генерал, – сказал я ему. – Но главный вопрос, который стоит перед нами, – это не ваши чувства, и не мои. Вопрос в том, как мне убедить вас, что ваше вторжение не даст результата, прежде чем обе стороны понесут невосполнимые потери?

– Ваше слово «вторжение», означающее насильственный захват территории, по праву принадлежащей другим, неприменимо, – огрызнулся он. – Мы здесь не обнаружили населения благородного происхождения и никогда не подозревали о наличии разумных существ – особенно йилпов-переростков или монгов. Мы явились сюда как мирные поселенцы, чтобы обжить необитаемый мир.

– Вы должны были очень быстро обнаружить свою ошибку, – указал я ему. – Не могли же вы вообразить, что встретившиеся вам здания и механизмы – это природные образования.

– Вы, монги, – заявил он.

– Люди, – поправил я его.

– Ну ладно, люмонги, если вам это так важно, – нетерпеливо отмел он, – и мы, йлокки, тоже часть природы, и все, что мы делаем, – это природное. Настолько же, как, скажем, гнездо птицы, или соты пчелы, плотина бобра, лабиринт личинки, паутина паука, и так далее. Я признаю, что испытал некоторые сомнения, увидев то, что явно было городом, хотя и чрезмерно просторным и затопленным светом.

– Впервые кто-то так характеризует Стокгольм, – заметил я. – Почему вы не прекратили вторжение, когда увидели, что здесь есть цивилизация? И перестаньте притворяться, будто не знали этого: все ваши точки входа расположены в главных городах.

Он отмел это слабым жестом:

– Подходящие места для городов, – сообщил он назидательно, – постоянны во всех плоскостях. Мы – что вполне естественно – расположили свои лагеря отправки в наших городах – следовательно, мы прибыли в ваши.

– А как насчет первого раза, – поддел я его, – когда, по вашему утверждению, вы прибыли в пустыню?

– Экспериментальное переместительное устройство расположено на крошечном островке в море Опустошения по соображениям безопасности, – проворчал он.

– Вам следовало пойти на попятный, как только вы увидели первый город, – настаивал я.

– Невозможно! – прохрипел больной чужак. – Осуществление плана зашло слишком далеко, и еще осталась необходимость убежать от болезни!

10
{"b":"17811","o":1}