ЛитМир - Электронная Библиотека

У нее нет такого права. Совсем нет.

Скотти снова и снова повторял то, что собирался ей сказать. Он много раз пытался отвадить ее, но все было без толку.

«Только не сегодня, — убеждал себя Скотти. — Только не сегодня. Сегодня все будет иначе. Сегодня я заставлю ее понять. И пообещать оставить меня в покое».

А если она не согласится?

Тогда придется поговорить с ее родителями. Или с братьями. Он расскажет им, какая она прилипчивая. Какая опасная.

Опасная.

«Что ж, — подумал парень. — Я тоже могу быть опасным. И жестоким, если понадобится».

Подгоняемый своими мрачными мыслями, он даже проехал на красный свет. Взвизгнувшие тормоза другой машины дали ему понять, что произошло, но Скотти не обратил на это внимания.

«Я должен управиться как можно скорее», — думал он, поглядывая на электронные часы. Было уже шесть двадцать.

Скотти должен был вернуться домой к девяти, когда за ним заедет Лора.

Это будет несложно.

Чем ближе был дом Шеннен, тем мельче и темнее становились строения. Скотти держал руль одной рукой, а другая, в гипсе, лежала у него на колене.

Вскоре он остановил машину в конце грязной дорожки, ведущей к дому Шеннен. Выключил мотор, вылез наружу и захлопнул дверцу.

В доме было темно, лишь в одном из окон теплился желтый огонек. Скотти двинулся к порогу, прикрываясь рукой от сильного ветра.

«Зачем я вообще приперся сюда? — думал он. — Зачем я познакомился с ней?»

Парень даже не знал, на кого больше он злится — на нее или на себя. Когда Скотти поднялся на низкое крыльцо, кровь бешено запульсировала у него в висках. Он испытывал странную безбрежную ярость и в то же время страх.

Сделав глубокий вдох, Скотти постучал в дверь, и та тут же распахнулась.

В бледно-желтом свете стаяла Шеннен. На ней все было белое — кофточка, прямая юбка и свитер. Рыжие волосы плавно спадали на плечи.

Она улыбнулась, и ее темные глаза засветились.

Скотти показалось, что девчонка напоминает маленького ангела.

Какой обман!

— Привет, малыш. Ты припозднился, — произнесла мягко Шеннен.

— Привет, — ответил он без улыбки и вошел в дом.

— Дай-ка я повешу твою куртку, — предложила Шеннен, потянувшись к нему.

— Нет. Я пробуду у тебя недолго, — резко заявил Скотти, оглядывая старую покосившуюся мебель и ободранные обои. — Твои родители дома? Или братья?

— Нет, малыш, — Шеннен хитро улыбнулась. — Не волнуйся, никого нет. Мы одни. — Она все-таки взяла у него куртку и повесила ее в стенной шкаф.

— Пожалуйста, не называй меня малышом, — попросил Скотти.

— Почему? — на девичьем лице появилось игривое выражение. — Почему, малыш?

— Потому, что я тебе не малыш! — воскликнул он.

Она нежно положила руки ему на плечи.

— Я приготовила для тебя особенный ужин. Потому что это особенный вечер.

— Ты приготовила ужин? — Скотти изумленно посмотрел на нее.

— Да. На двоих. Гляди, — она указала на маленький столик в соседней комнате. Он был накрыт, а посередине него стояла свеча. — Удивлен?

— Шеннен, извини, но я не могу остаться, — произнес Скотти. Ему не хотелось этого говорить, но делать было нечего.

— Давай садиться, Скотти, — предложила она, взяв его за руку.

Он отдернул ладонь.

— Ты не слышишь, что я говорю?

— Как твоя рука? — Шеннен оглядела повязку. — Больше не болит?

— Шеннен, ты меня слышишь? — спросил Скотти, чувствуя, что он закипает.

— Мне так стыдно за тот случай, — проговорила она, надув накрашенные губы.

— Это был не просто случай, — возразил парень. — Ты нарочно сломала мне руку.

— Я не хотела сделать тебе больно. Ведь ты мой малыш, — пролепетала она негромко.

Потом притянула его голову к себе и прижалась к нему губами.

От нее сладко пахло. И губы были мягкими.

— Нет! — заорал Скотти.

Вырваться было трудно, особенно с одной рукой. Шеннен крепко держала его за голову. Но теперь эти объятия не были нежными. Они были жестокими, безжалостными.

Наконец, парню все же удалось освободиться. Он отпрянул, прикрываясь рукой, словно щитом.

— Прекрати, Шеннен!

— В чем дело? Разве ты меня больше не любишь? — В ее голосе звучала боль.

— Нет, — отрезал Скотти бесцветным голосом.

Она посмотрела ему в глаза.

— Почему ты обижаешь меня, Скотти?

— Я пришел просить тебя, чтобы ты оставила меня в покое. Не звони мне. И не ходи за мной.

— Но я приготовила такой чудесный ужин, — напомнила Шеннен.

— Я хочу, чтобы ты оставила меня в покое. И мою подругу тоже.

— Но я собиралась устроить особенный вечер, — продолжала она свое.

— Ты меня слышишь? — заорал Скотти, уже не в силах сдерживаться. Она должна его услышать. Должна! — Послушай меня, Шеннен. Сейчас я уйду. Прямо сейчас. И больше не вернусь. Ты меня слышишь?

— Не уходи, — попросила она, и лицо ее стало бесцветным. Улыбка растаяла, глаза утратили блеск. — Мне не хочется, чтобы ты уходил.

— И что же ты собираешься делать? Сломать мне другую руку? — воскликнул парень.

— Нет, — прошептала Шеннен. — Если ты уйдешь, я сделаю кое-что похуже.

— Похуже? — у него перехватило дыхание. Скотти никогда еще не испытывал такой злобы.

— Я обо всем расскажу Лоре, — поведала Шеннен. Она подождала его реакции, но он просто смотрел на нее. — Я расскажу Лоре обо всем, — продолжала Шеннен. Ее бледное лицо сделалось похожим на маску. На нем совсем не было эмоций. — Пойду к ней и скажу, что ты решил остаться со мной.

— Нет, ты этого не сделаешь! — воскликнул Скотти. — Не сделаешь! — Он схватил ее за узкие плечи и начал трясти.

В следующий миг все как будто окутало туманом.

Ему вдруг показалось, что он парит над этой темной комнатой, наблюдая за борьбой каких-то посторонних парня и девушки.

Это не он так жестоко тряс Шеннен. Это не он орал от ярости. Это не он раскачивал ее так, что ее голова моталась из стороны в сторону, а волосы падали то на лицо, то на плечи.

Это делал не он. Не он боролся с ней, пихал ее, толкал и колотил хрупкое тело о стену.

— Ты разрушила мою жизнь! Ты разрушила мою жизнь!

Это кричал тоже не он. Скотти не мог издавать такие звуки.

Он парил над всем этим и лишь наблюдал с высоты.

А потом все неожиданно снова встало на свои места.

И Скотти отчетливо разглядел все.

Шеннен лежала на полу в странной позе, ее голова запрокинулась под неестественным углом, белая юбка задралась, обнажив колени.

Глаза Шеннен были закрыты.

Скотти видел все это очень ясно.

Ее глаза были закрыты, и она не дышала.

Так, ясно. Все ясно.

Он убил ее.

Глава 22

«Я убил Шеннен, — в ужасе думал Скотти, глядя на нее и не веря своим глазам. — Я убил ее. Ведь я такой сильный. Я футбольный защитник. В прошлом году я участвовал в первенстве штата. И мог бы участвовать в этом году. Я слишком молод. Я совсем не знал Шеннен. Так как же я мог ее убить? Мы с Лорой такая чудесная пара. И все так радуются за нас. Так радуются. Я не мог убить Шеннен. Меня уже приняли в Принстон. Конечно, списки стипендиатов еще не огласили, но дело уже решено. Мы с Лорой должны вместе отправиться туда. Мне казалось, мы будем вместе вечно. Мы принадлежим друг другу. Мы прекрасная пара. Значит, я не мог убить Шеннен».

— Вставай, Шеннен! — крикнул он, трогая ее бок носком ботинка. — Вставай, вставай, пожалуйста!

Скотти стоял над ее неподвижным телом и не мог наклониться. Хотел, но не мог. Оставалось только стоять.

«Может быть, я тоже умер? — подумал он. — Нет, это безумие. Чистое безумие. Я защитник Скотти Синглтон. У меня есть прекрасная подружка. Меня ждет место на фирме мистера де Марко. Значит, я не мог умереть. Или убить Шеннен».

Парень видел все так ясно, каждую деталь комнаты, каждую складку на белом свитере Шеннен, каждый волосок на ее голове. Она лежала, поджав ноги под себя, а ее волосы разметались по полу.

19
{"b":"178127","o":1}