ЛитМир - Электронная Библиотека

«Мы с Лорой стали парой года, — подумал Скотти и попытался припомнить имя своего братишки, но почему-то не смог. — Я не могу ясно мыслить, — догадался он. — Но вижу очень ясно. А мыслить не могу».

Скотти повернулся и побрел к продавленному дивану. Опустился на него, закрыл глаза и потер веки руками.

«Денни. Его зовут Денни. Ладно. Уже немного лучше. — Он долго сидел с закрытыми глазами и ждал, пока стихнет паника. — Я должен мыслить ясно. Я должен мыслить ясно. Что мне теперь делать? Она не могла умереть. Но что же делать мне? Я прежде всего защитник. Учитель всегда выделял меня. Но я все еще не могу мыслить ясно. Денни. Братишку зовут Денни. Это хорошо. Это хорошо для начала. Но что же мне делать?»

Скотти поднялся и приблизился к Шеннен.

— Ты не собираешься двигаться? — спросил он негромко. — Твой ужин остынет.

И подумал: «А ты сама не остынешь?»

Нужно как-то прочистить мозги. Если вот так глядеть на нее и ждать, пока она зашевелится, то мысли никогда не прояснятся.

И он не получит стипендии.

«Нужно выбираться отсюда, — принял решение Скотти. — Нужно куда-нибудь пойти и подумать. Здесь ясно мыслить не получится. А если я выберусь отсюда, то что-нибудь придумаю. И попаду в Принстон. Вместе с Лорой. Я позвоню ей прямо сейчас. И мы поедем в Принстон сегодня же. Нет. Мыслить ясно все же не удается. И Лоры сейчас нет дома. Ее нет дома».

Парень понял, что сейчас самое главное — выбраться из этого дома. Свежий воздух поможет ему собраться с мыслями. Как только он уйдет подальше от распростертого тела, паника тут же уляжется.

Подальше от ее тела…

Почему он теперь считает Шеннен всего лишь телом? Ведь она не могла умереть.

А он так молод.

А еще — очень умен. Это показали все экзамены.

Скотти быстро открыл шкаф, схватил свою куртку, надел ее, просунув сначала в рукав больную, а потом здоровую руки.

«Я не могу мыслить ясно. Я все еще не могу мыслить ясно».

Он долго рылся в карманах, пока не нашел ключи от машины. Затем открыл дверь и выскочил на улицу. Сильный порыв ветра кинул его обратно.

«Я не могу мыслить ясно. Я должен выбраться отсюда и где-нибудь спокойно подумать. Но нельзя оставлять Шеннен здесь. Она не умерла. Но что, если ее родители вернутся домой? И увидят ее лежащей на полу в такой позе? Они могут подумать, что она умерла. И я попаду в беду. В большую беду. А если вернутся ее братья? Они тоже могут ошибиться. Они подумают, что она умерла. И будут искать меня. Я не могу мыслить ясно. Лучше взять ее с собой. А когда мне полегчает, я соображу, что делать».

Поднять Шеннен оказалось тяжело, особенно одной рукой. Взвалить ее на плечо еще тяжелее.

Хорошо, что она такая маленькая и легкая.

Конечно, не такая легкая, как перышко, но достаточно легкая, чтобы дотащить ее до машины.

Когда Скотти взвалил Шеннен на плечо, придерживая ноги рукой, она все еще была теплой. Он осторожно направился к выходу. Хотел сначала накинуть на нее куртку, но побоялся, что не сможет поднять ее во второй раз.

На улице дул все такой же сильный ветер. Было темно. Никто из соседей не мог его увидеть.

Парню стало тяжело, и он опустил Шеннен пониже. Она чуть было не соскользнула с его плеча.

«Надо пройти еще несколько шагов», — думал Скотти. Ветер дул как будто со всех сторон, мешая двигаться вперед и тащить этот тяжелый груз по скользкой дорожке.

Добравшись до машины, парень успел запыхаться. Он наклонился и опустил Шеннен на сиденье машины.

Она упала лицом вниз. Скотти ожидал, что девушка поднимется, но Шеннен не шевелилась.

Он запихнул в машину ее ноги и поправил ей юбку. Затем захлопнул дверцу и привалившись к автомобилю, стал вдыхать чистый воздух. Плечи болели, и сломанная рука снова дала о себе знать.

«Куда же мне ехать? — думал парень. — Надо решить. Надо решить. Лоры нет дома. Она хотела заехать за мной».

Значит, надо отвезти Шеннен домой к Лоре. Задняя дверь там всегда открыта. Он спрячет ее в подвале. Совсем ненадолго. До тех пор, пока не сообразит, что делать дальше.

Придумав этот план, Скотти почувствовал себя несколько лучше. Открыл дверцу и уже собрался сесть за руль, как вдруг уронил ключи.

Легко найдя их, наконец-то забрался в машину.

— Ты все еще здесь? — спросил он, стараясь дрожащей рукой вставить ключ в замок зажигания.

Ответа не последовало.

— Ты пристегнулась? — задал Скотти следующий вопрос.

Молчание.

Он посмотрел на нее в зеркальце заднего вида. Она по-прежнему лежала вниз лицом, и волосы разметались в разные стороны.

— Я знаю, что ты дышишь, — громко произнес парень. — Просто я не могу мыслить ясно.

Но все изменится, когда он привезет ее к Лоре. Он оставит Шеннен в подвале, в стенном шкафу. А потом пойдет куда-нибудь и подумает.

Дорога к дому Лоры тоже прошла, как в тумане. Машин было не очень много. А может быть, Скотти их просто не видел.

Однако путь пролетел незаметно. Уже через секунду машина свернула на узкую извилистую дорожку, ведущую к дому Лоры.

В доме было темно, лишь у входа в гараж, рассчитанный на три машины, горел фонарь. Парень выбрался из машины и, вглядываясь в темные окна, понял, что никого нет дома.

Вздохнув с облегчением, он открыл заднюю дверцу машины. Наклонился и стал вытаскивать Шеннен. Это заняло довольно много времени. Казалось, что она еще больше потяжелела. Скотти добрался до черного хода тяжело дыша и покрывшись потом.

Все его тело болело. Он переложил свою ношу поудобнее и взялся за дверную ручку. Шеннен свисала с его плеч, словно полотенце — руки слева, ноги справа.

Парень повернул ручку и облегченно вздохнул. Дверь открылась.

Да, она была, как всегда, не заперта.

Он шагнул вперед, но руки и ноги Шеннен зацепились за косяк. Пришлось развернуться боком.

Скотти пробрался на кухню. Здесь было тепло и пахло печеными яблоками. Долгую минуту он стоял на месте, вдыхая сладкий запах и привыкая к темноте.

«Кажется, мне уже лучше, — подумал парень. — Стоило только уехать подальше от ее дома. А теперь я отнесу Шеннен в подвал и решу, что делать дальше».

Он осторожно повернулся и включил свет.

Потом развернулся обратно.

И тут со всех сторон к нему кинулись Бендер, Лора, ее родители, его собственная мать и человек двадцать друзей.

— СЮРПРИЗ! — закричали они хором.

Глава 23

— С днем рождения! — воскликнула Лора. И тут ее глаза округлились от ужаса, а челюсть отвисла.

Скотти отпрянул, вглядываясь в знакомые лица. Их улыбки быстро сменялись выражением ужаса и растерянности.

Шеннен соскользнула с его плеч и негромко стукнулась об пол. Она застонала, открыла глаза и вскрикнула:

— А?

— Я знал, что ты не умерла, — громко объявил Скотти.

Шок, который испытывали Лора и все остальные, помог ему прийти в себя.

— Скотти, кто это? Что происходит? — спросил мистер де Марко. Он быстро опустился на колени рядом с Шеннен, которая лежала на спине и громко стонала.

— Это… это трудно объяснить, — выдавил Скотти, чувствуя ужасную слабость и разбитость.

Только теперь он ясно осознал случившееся и честно признался:

— Я думал, что убил ее.

Послышались громкие вскрики. Все заговорили разом.

Бендер приблизился к нему и, положив руку на плечо, негромко произнес:

— Я ее узнал, старик. Это она сломала тебе руку.

— Я не могу сейчас говорить об этом, — отозвался Скотти, поворачиваясь к мистеру де Марко, который пытался привести Шеннен в чувство.

— Скотти, кто это? — спросила Лора.

— Мне нужно присесть, — сказал он слабым голосом.

Ее лицо исказилось беспокойством и удивлением. Она взяла его за руку и повела через кухню. Скотти заметил на столе множество подарков в разноцветных упаковках.

— Мы даже не успели их как следует разложить, — сообщила Лора, перехватив его взгляд. — Как ты узнал, что мы здесь?

20
{"b":"178127","o":1}