ЛитМир - Электронная Библиотека

Большая зеленая змея висела между двух веток. Ее головы не было видно.

— Клевая расцветка, — заметил Бендер. — Зеленая, почти что неоновая. Люблю рубашки такого цвета.

— По-моему, все твои рубашки такого цвета, — пошутил Скотти.

— Только те, что я ношу без куртки, — возразил Бендер. — Послушай, может, все-таки передумаешь? Пойдем куда-нибудь сегодня вечером. Позанимаешься в следующем году.

— Да нет, я правда не могу, — повторил Скотти. — У меня… много разных дел.

«Не надо было назначать свидание Шеннен, — подумал он. — Вот теперь из-за этого приходится обманывать лучшего друга. А впрочем, не важно. Ведь это всего на один вечер».

— Эй, Скотти! — крикнула мать из дверей. — Скотти, ты где?

— Что, мама? — Он вышел из-за гаража.

— Принесли почту, — сообщила она. — Иди, посмотри. Тебе открытка от Лоры.

* * *

Скотти надвинул кепку пониже на лоб. Они с Шеннен только что вышли из кинотеатра.

— Ну, как тебе фильм? — поинтересовался парень, подводя ее к машине.

Он выбрал старый кинотеатр «Вестсайд», находящийся в соседнем городе, чтобы его не увидел никто из знакомых.

— Интересный, — задумчиво произнесла девушка. — Только я не поняла юмора. Он какой-то сухой.

Скотти наблюдал за ней на протяжении всего фильма и не мог определить, нравится ей фильм или нет. Первую половину она сидела, прикусив губу, без всякого выражения. А к концу сжала руки своего кавалера, все так же глядя на экран.

Он то и дело посматривал на нее. Шеннен была в обтягивающем шерстяном свитере, очень короткой зеленой кожаной юбке и прозрачных чулках.

Парню даже не верилось, что он сидит здесь вместе с ней. Возбуждение и нервы мешали ему толком следить за сюжетом.

— По-моему, Джон Кенди не очень смотрелся, — высказался он теперь, пытаясь завязать разговор. Сегодня разговаривать было почему-то намного труднее, чем вчера.

— Джон Кенди? Это тот, толстый? — уточнила Шеннен, забираясь в машину.

«Конечно, толстый, — подумал Скотти, обходя машину и садясь за руль. — Какой же еще?»

Он уже начал подумывать, что совершенно напрасно пригласил Шеннен на свидание, как вдруг она внезапно прильнула к нему и поцеловала.

От нее исходил сладкий, кажется, апельсиновый запах. Ее волосы мягко щекотали его лицо, от чего по коже бежали мурашки.

Шеннен плюхнулась обратно на сиденье, улыбнулась парню и облизнулась. Он глубоко вздохнул, снова начиная нервничать, и негромко спросил:

— Хочешь, отвезу тебя на Райнер Пойнт?

Всем было известно, что многие назначают там свидания. Интересно, как Шеннен отреагирует?

Она рассмеялась и отрицательно покачала головой.

Скотти почувствовал досаду. «Я слишком настойчив, — подумал он. — Слишком настойчив. Вот дурак! Теперь и она это поняла».

Но тут Шеннен коснулась его ладони и предложила:

— Поедем лучше ко мне домой.

— Что? — Подняв глаза, парень увидел на ее лице игривую улыбку.

— Поедем ко мне домой, — прошептала она. — Мы будем совсем одни. Мои братья уехали в другой город, а родители на всю ночь ушли в гости.

— Правда? — выдавил Скотти ломающимся голосом.

— Правда, — подтвердила девушка, кивнув. Ее рыжие волосы упали на лицо, и она откинула их назад.

Скотти развернул машину и направился к ее дому. Вечер выдался холодный и ясный. На дороге было много машин — всем хотелось развлечься в субботу вечером. А из-за аварии на Пенсильванском перекрестке поток еще больше усилился.

Они ехали в полном молчании. Шеннен улыбалась парню. Он хотел поговорить с ней, но не знал, о чем. Ведь вчерашний матч, сегодняшний фильм и все школьные дела они уже успели обсудить.

Скотти даже обрадовался, когда Шеннен включила радио. Она снова вывернула громкость на полную катушку и стала негромко подпевать. Ее губы двигались, но слов не было слышно.

«У нас слишком мало общего, — подумал парень. — Наверное, это наше последнее свидание. Но она такая красивая».

Подъехав по грязной дорожке к ее дому, он выключил фары и мотор. В доме было так же темно, как и вчера.

Когда они вошли внутрь, Шеннен захлопнула дверь. Потом пристально, почти вызывающе, глядя парню в глаза, сорвала с него кепку, забросила ее в темноту комнаты и начала покрывать его лицо поцелуями.

«Ух ты! — только и подумал Скотти. — Ничего себе!»

— Теперь ты мой, малыш, — прошептала Шеннен, обхватив его голову руками и продолжая целовать. — Теперь ты мой, малыш.

Глава 7

Ha следующее утро Скотти проснулся от телефонного звонка. Он встрепенулся, помотал головой, пытаясь стряхнуть остатки сна, и сел на постели.

Внизу раздалось шлепанье тапочек Денни по полу, потом донесся его голос:

— Я возьму!

Скотти зевнул и потянулся. Голова как будто налилась свинцом. Во сколько же он вернулся домой? Должно быть, далеко за полночь.

А сколько сейчас времени? Он попробовал разглядеть электронные часы, стоящие на тумбочке возле кровати, но они сливались, в сплошное пятно.

— Скотти, это тебя! — донесся снизу крик Денни, способный разбудить покойника. — Какая-то девчонка!

— А? — произнес Скотти громко, потирая голову.

Может быть, Лора?

Нет. Вряд ли она могла вернуться так быстро.

Парень поплелся к столу, по дороге натягивая поношенную тенниску, и взял трубку.

— Да? — Его голос звучал низко и резко.

— Доброе утро, малыш, — услышал он голос Шеннен, окончательно его разбудивший.

— А? Это ты? — У него разом пересохло в горле. Сердце бешено заколотилось.

— Я так здорово провела вчерашний вечер, — мягко произнесла Шеннен.

— Сколько сейчас времени? — спросил Скотти и подумал: «Зачем она звонит? Что ей нужно?»

— Еще рано, но мне хотелось поговорить с тобой, — объяснила Шеннен голосом маленькой девочки. — Я тебе не приснилась?

— Послушай, — начал он и вдруг услышал в коридоре шаги матери.

— Мы увидимся сегодня, малыш? — спросила Шеннен тоненьким голоском.

— Нет, послушай, я…

Мать просунула голову в комнату. Она была в купальном халате, а ее седеющие волосы были перехвачены пурпурной лентой.

— Кто это, милый? — спросила мать явно неодобрительным тоном.

— Я перезвоню тебе позже, — пообещал поспешно Скотти. — Позже, понятно? Это одна девчонка из школы, — объяснил он матери, повесив трубку. — Хотела, чтобы я объяснил ей задание.

— В такую рань? — удивилась мать, недовольно глядя на часы.

Теперь и Скотти смог их разглядеть. Они показывали 8.08. И это в воскресное утро.

— Она рано начинает заниматься, — заявил парень. — Пожалуй, и я начну.

Скотти терпеть не мог врать. Ему казалось, что всякий раз, как он это делает, на лбу у него вспыхивают надпись: «Лжец! Лжец! Лжец!»

— А где ты пропадал вчера вечером? — поинтересовалась мать, затягивая пояс халата.

— Нигде я не пропадал, — это была очередная ложь.

— Ладно, я иду готовить завтрак. Хочешь блинов?

— Нет. Чего-нибудь попроще, — попросил Скотти.

Он стоял, привалившись к столу, и слушал шлепанье маминых тапочек. Потом услышал, как она спрашивает Денни, почему он встал так рано. Тот уже сидел в гостиной у телевизора и, судя по грохоту и крикам, смотрел какой-то мультик.

«Нужно будет сказать Шеннен, чтобы больше мне не звонила, — подумал Скотти. — Нужно дать ей понять, что между нами нет ничего серьезного. Это наше свидание было первым и последним».

Вчера, прощаясь с ней в темном узком коридоре, он пытался ей объяснить, что не хочет больше с нею встречаться.

— Я буду звонить тебе иногда, — произнес Скотти. — Я буду звонить тебе иногда.

Ему казалось, что это звучит совсем недвусмысленно.

Шеннен улыбнулась ему в темноте, хотя явно поняла, что означают его слова.

Все было кончено, кончено, кончено.

К тому же сегодня вечером должна вернуться Лора. Скотти понял, что ему не терпится ее увидеть. Вся эта неделя без нее тянулась ужасно долго. Слишком долго.

7
{"b":"178127","o":1}