ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Со вкусом отдыхали доярки, – буркнул себе под нос Красавчик.

Он устало опустился на диван, тут же заваливший на одну сторону под тяжестью его тела.

– Плевать, – опять сказал Красавчик и удивился.

Чего это он так разболтался? Не иначе человеческая обстановка воздействовала на него таким пагубным образом.

Окно, заколоченное досками, не служило препятствием для ветра, проникающего в щели. В комнате стояла темнота, наверное поэтому, перекусив и хлебнув за собственное спасение из фляги чуть больше привычных пяти глотков, отпущенных на день, Красавчик потерял счет времени.

Стояла тишина. По подоконнику барабанил дождь. Где-то внизу поскрипывала железная лестница…

Красавчик очнулся от звука человеческих голосов.

– Все чисто, Сэмэн.

– Хромой, наверху посмотри.

Голоса затихли. Послышался шум приближающихся шагов. Кто-то взялся за лестницу, по которой взбирался Красавчик. Он тихо, чтобы не выдал шорох, потянул автомат за ремень, хотел заранее снять предохранитель, но передумал. Сухой щелчок может выдать его. Начнется стрельба вслепую, что для него, запертого в каморке, наверняка означало смерть.

Встречи с себе подобными в Зоне не всегда проходят в дружеской обстановке. Самый беззлобный романтик часто остается лежать с дыркой в голове.

Красавчик осторожно развернул ствол автомата в сторону дверного проема, выходящего на лестницу. Прошла минута, другая.

Снизу послышалась ругань. Натужно заскрипела лестница.

– Нет, Сэмэн, туда не залезть. Здесь все сгнило. Сейчас поднажму, и вся эта хрень завалится на фиг.

Хромой, по всей видимости, оказался тяжелее или же был малость трусоват.

– Ладно, Хромой, не парься. Я по привычке. Если и был кто, так грозой всех унесло. Скажи Свистуну, пусть сюда этого козла тащит. Вон и крюк подходящий имеется.

– Ага.

Шаги стали удаляться.

Кличка Хромой ничего не говорила Красавчику, а вот Сэмэн – сказала больше, чем нужно. Сэмэн – известный в Зоне персонаж. Один из вдохновителей легендарного движения «Патриот», давно набившего оскомину. Пользуясь подсказкой известного в советские времена кинофильма, краткая характеристика Сэмэна звучала бы примерно так: умен, образован, беспощаден к врагам «Патриота», в связях с мутантами, порочащих его, не замечен.

Что еще? Ах да – истинный землянин. Последнее дополнение не лишено было оснований, поскольку девиз «Патриота» гласил: «Если Зона – это вторжение, твой долг – защитить землю». Кажется, так, если Красавчику не изменяла память.

Да и первая часть характеристики не лишена подтекста. Как-то Красавчику попалась в руки брошюрка, где черным по белому были выложены основные принципы «Патриота». Все сводилось примерно к следующему: «Убивай каждого, убивай и не останавливайся. Если перед тобой выходец с Зоны, то не сегодня завтра он станет мутантом». В памяти сталкера невольно всплыло что-то знакомое из детства, когда их класс гоняли в кинотеатр на просмотр какого-то фильма про войну.

С бойцами «Патриота» встречаться ему не хотелось. Если вне Зоны с ними вполне можно было поговорить за бутылкой водки, то здесь эти ребята разговорчивостью не отличались. К стенке, конечно, не поставят…

Подумав немного, Красавчик заменил «конечно» на «наверное». Это показалось ему ближе к истине.

Красавчика беспокоила суета, начавшаяся этажом ниже. Даже не столько она сама, сколько отсутствие информации. Кроме того, диван, на котором он сидел, мог подвести в любой момент. Сталкер осторожно перенес вес тела на левую ногу, стараясь определить момент, когда ржавые пружины беззвучно распрямятся. После минуты-другой мучений операция закончилась успешно.

Не выпуская автомата из рук, Красавчик медленно двинулся к дверному проему, осторожно выглянул за угол.

Сэмэн оказался прав. Крюк, намертво вбитый в кирпичную стену, ему пригодился. На нем был подвешен за связанные руки человек. Его босые ноги не касались пола. Лицо было залито кровью. Правый глаз настолько заплыл, что его будто и не было. На разбитых губах запеклась кровь. Разорванный в клочья комбинезон едва прикрывал израненное тело. Кровь стекала по ногам и капала на пол.

Вокруг стояли пятеро. В полной выкладке «Патриота»: маски с прорезями для глаз, черные комбинезоны с эмблемами на рукавах.

– Еще брыкался, сука. – Один из бойцов тяжело ударил приговоренного в живот, тот дернулся и мучительно застонал.

– Оставь, Хромой. Я поговорить с ним хочу. Напоследок. – Высокий, крепкий Сэмэн шагнул вперед, ближе к бедолаге, подвешенному на крюке. – Я приказал тебе стоять, тварь? Отвечай.

– Да, – сдавленно захрипел человек. – В горле его забулькало. Он откашлялся, и изо рта потекла кровь.

– Так. Я приказал тебе стоять. Почему ты не выполнил приказ?

– Ты… убил бы.

– Так. Значит, ты знал, что виноват, но стал стрелять, вместо того чтобы выслушать приговор как положено. Возможно, тебе удалось бы сохранить жизнь.

– Серого ранил, падла, – не сдержался Хромой.

– Подожди. – Сэмэн жестом приказал ему замолчать. – Ты начал стрелять.

– Я боялся… убьете.

– Ты знаешь, мутантам не место за кордоном. Зверь должен жить в логове. Или поблизости от него. Я тебя позавчера видел в «Приюте», среди нормальных людей. Это так?

– Я… Сэмэн, я не виноват.

– Ты появился вне Зоны. Ты несешь людям заразу. Отсюда, с Зоны. Ни в чем не повинным людям. Завтра таким же уродом, как ты, станет твоя мать. Или жена. Что ты скажешь на это?

– Я не виноват. – Хриплый голос окреп. – Мне просто не повезло, Сэмэн. Я под выброс попал. Мне просто… не повезло.

– Каждый раз я слышу одно и то же. Тебе повезло, сталкер. Еще как повезло. Ты пережил выброс и остался жив. Зона подарила тебе вторую жизнь, а ты потащился к людям. Неблагодарный.

– Сэмэн, не убивай. – Заплывший глаз приоткрылся. – Я обычный человек. Я останусь в Зоне… навсегда. Не убивай.

– В Зоне, значит. – Сэмэн наклонил голову, рассматривая что-то у себя под ногами. – Как я могу верить типу, в котором ничего человеческого не осталось? – задумчиво спросил он. – Ты когда мутировать начал? Правду! – жестко приказал Сэмэн. – Говори мне правду.

– Месяц… два назад.

– Врешь. Мутации далеко зашли. Все полгода, а то и больше. Ты мутировать начал, так какого черта к людям пошел? Почему не к доктору, который в Зоне живет, как считается, безвылазно? Говорят, он чудеса творит с такими, как ты. Не лечиться ты пошел, а понес заразу людям.

– Прости, не убивай.

– Раньше, в Средние века, во время эпидемии убивали не только больного чумой, но всех его родственников – во избежание. У тебя есть семья, сталкер?

– Есть… была жена.

– Я передам ей от тебя привет.

– Не надо, Сэмэн, я прошу тебя, она обычная женщина. Она здесь ни при чем. Ты же знаешь, мутации не передаются. Я пережил выброс…

– Твоя жена общалась с тобой, возможно, ты занимался с ней сексом. Неизвестно еще, что у тебя за мутация, возможно, со временем зараза передастся и ей. И потом, нет веры женщине, которая знала, что с тобой происходит, но не пришла к нам. Ведь знала?

– Нет, Сэмэн, не знала. Мы раньше расстались. Давно. Не трогай ее! – взмолился приговоренный.

– Ты знаешь, во мне нет жалости к предателям. Но ребятам легче будет творить правосудие, когда они узнают правду. Не так-то просто убить женщину. Сам понимаешь, там, за кордоном, другие порядки. Ответь мне на вопрос: она знала, что с тобой происходит?

– Нет, Сэмэн, она ничего не знала! Я говорю правду!

Сэмэн ничего не сказал, только кивнул Хромому и отошел в сторону. Тот не заставил просить себя дважды. Он медленно двинулся к жертве, доводя ее тем самым до исступления.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

15
{"b":"178179","o":1}