ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ни за что! – ответил Ян, приближаясь к ней вплотную.

Но брызгаться перестал. Просто руки были заняты другим.

– У тебя уже были мужчины? – спросил Ян на берегу, когда к нему вернулся дар речи.

Он боялся показать свою несостоятельность и не знал, что хуже. Если Аня девственница, то он по неопытности может сделать ей слишком больно. А если нет – то он может проиграть в сравнении с ее прежними партнерами.

– Был один, – ответила Аня чуть слышно и поспешила закрыть тему поцелуем.

Она умолчала о том, что этот один доставил ей массу неприятных ощущений в первую ночь и во время следующих попыток, которых было несколько, так и не смог доказать партнерше, что от секса можно получить удовольствие.

Аня решила, что так будет со всеми мужчинами, и больше не экспериментировала. Однако и принца на белом коне не ждала. Отшивала тех редких парней, которые пытались подкатиться к ней ради разнообразия: мол, всех доступных телок уже перетрахали, пора и неприступными заняться. Но отшивала как-то без азарта, мимоходом. Просто не реагировала на приставания и все.

Но если понадобится, Аня была готова заняться сексом без заморочек насчет любви и вечной верности. Она берегла эту готовность для замужества или (если подходящий жених не сыщется) для рождения ребенка когда-нибудь в будущем. Но вот сегодня понадобилось для другого дела – и оказалось сначала, что все не так просто, а потом – что все не так сложно.

А главное – приятно.

Очень приятно.

Так приятно, что хоть криком кричи.

– Да! – закричала Аня. – Еще! Мой хороший, да!!! Да!!!

А потом еще что-то нечленораздельное, переходящее в протяжный вопль нестерпимого наслаждения.

– Так не бывает, – прошептала Аня, отдышавшись.

И добавила:

– Я хочу еще.

И еще.

И еще.

И когда Ян уснул в изнеможении, Аня по-прежнему хотела еще.

Отвлекло ее только какое-то движение там, где над холмом парила медуза.

Аня скосила глаза и увидела странное зрелище. Прямо под огромным «зонтиком» развернулась в воздухе мерцающая лента. Она переливалась всеми цветами радуги, но как-то неярко и неброско. Казалось, что истинный цвет ее – белый, но по белой основе непрерывно пробегают цветные тени.

С возгласом: «Что это?!» – Аня вскочила, и Ян, конечно, тоже проснулся. И тоже увидел ленту.

А спустя еще некоторое время Ян и Аня поняли, что на самом деле лента не одна. Их две, и они отделяются от медузы и отлетают друг от друга, сжимаясь в полете в две пульсирующие сферы.

Но сферы недолго сохраняют свою идеально правильную форму. Метаморфозы продолжаются, и вскоре уже можно узнать знакомый силуэт – зонтик, похожий на шляпку гриба, и юбочка из шевелящейся белой бахромы, из-под которой вытекает мягкий и загадочный фиолетовый свет.

18

Ровно через сутки после приземления медузы в Парке Победы в толпе около нее были отмечены первые признаки паники, которая, однако, не привела к печальным последствиям и быстро угасла.

Причиной паники была мерцающая лента, которая отслоилась от медузы, когда белая ночь перевалила за середину.

Лента была одна. Она полетела прямо на толпу, и толпа подалась назад. Днем это могло бы привести к жуткой давке, однако ночью все обошлось.

Над станцией метро лента сжалась в шар, и шар этот, набирая скорость, полетел в юго-восточном направлении.

Толпа бурлила еще часа два, но причиной ее волнения была уже не паника, а неподдельный интерес. Все хотели знать, что это был за шар и куда он полетел.

Истребители, которые взмыли с аэродромов на перехват, довольно скоро отстали, потому что шар разогнался почти до первой космической скорости. Казалось, он вот-вот пересечет этот барьер и вылетит к черту за пределы атмосферы. Однако шар обманул эти ожидания и остался во власти земного притяжения. Вскоре стало совершенно очевидно, что он несется в сторону Китая.

– Только этого не хватало! – сказали в Объединенном Штабе на Литейном и через пять минут повторили в МИДе.

Китайский посол тут же был предупрежден о проблеме по телефону и приглашен в МИД для более подробных разъяснений.

Российский посол в Пекине срочно созвонился с китайским МИДом, попросил аудиенции у министра и передал информацию об инциденте на случай, если аудиенция запоздает.

А она и вправду запоздала, потому что шар долетел до монгольской границы за 21 минуту. Монголы тоже были предупреждены, но только по электронной связи – у них ведь не было ядерного оружия и миллиарда жителей, которых можно поставить под ружье почти в полном составе, так что реакции монголов никто не опасался.

Иное дело – Китай. Там могли принять таинственный шар за русскую ракету и нанести ответный удар раньше, чем кто-то сможет хоть что-нибудь понять и объяснить.

К счастью, за двадцать минут российские дипломаты успели довести до сведения китайских коллег, что шар – это не ракета, а объект внеземного происхождения, и Россия не может нести ответственности за его действия.

Еще через семь минут шар, который пересек по диагонали всю Монголию, вторгся в Китай и был безрезультатно обстрелян ракетами китайских сил ПВО.

Вскоре выяснилось, что скорость объекта падает, и его уже могут достать истребители.

Истребители стреляли по шару в упор, но все без толку. Ракеты просто исчезали бесследно, и китайские летчики были бессильны что-либо изменить, несмотря на категорические команды с земли.

Через два часа, совсем потеряв скорость, объект достиг Шанхая. Он уже не походил на шар и до боли напоминал медузу, плывущую в толще воды.

Медуза росла на глазах, но к этому времени китайские власти уже знали, чего ожидать. В Петербурге все было точно так же – сначала из-под первой «юбочки» показалась вторая, потом третья, а когда их стало семь, медуза плавно опустилась на деревья в каком-то парке.

Это случилось, когда в Петербурге наступило утро, а в Шанхае – астрономический полдень, то есть момент, когда солнце поднимается над горизонтом на максимальную высоту.

В Шанхае поднимались по тревоге войска и полицейские силы, а в Питере народ стекался к Парку Победы со всех сторон в надежде увидеть, какой еще фортель выкинет медуза.

Над бурлящей толпой ревели громкоговорители:

– Находиться в аномальной зоне опасно. Неопознанный объект может нанести ущерб вашему здоровью и жизни. Просьба разойтись и не мешать силам гражданской обороны и милиции выполнять поставленную задачу.

Никто, однако, не спешил разойтись, и похоже было, что угрозы насчет «ущерба здоровью и жизни» оставляют людей равнодушными. За сутки народ уверовал, что медуза – объект вполне мирный и ничего ужасного в себе не несет.

Возможно, медуза сама приложила к этому руку или что там у нее вместо рук.

Но среди людей, которые подходили и подъезжали со всех сторон, чтобы слиться с растущей толпой, были не только праздные зеваки.

Некоторые из этих людей имели специальное задание: умелыми, заранее спланированными действиями посеять в этом море людей искры паники. Если это случится, процесс пойдет лавинообразно, и толпу не надо будет разгонять, навлекая на правоохранительные органы гнев общественности. Она разбежится и рассеется сама собой.

Исполнители были приучены не задавать лишних вопросов, но на промежуточных ступенях иерархической вертикали этим утром часто мелькали слова: «Столько людей… Давка… Ходынка… Могут быть жертвы».

А ответ на эти слова – ответ, который шел откуда-то сверху, из мира больших звезд и лампасов; ответ, который не предназначался для чужих ушей и потому был прост, ясен, циничен и лаконичен – этот ответ звучал так:

– Жертвы – это как раз то, чего нам не хватает для чрезвычайного положения.

19

Ян и Аня зачарованно наблюдали за рождением двух молодых медуз, причем у девушки от всех переживаний этого дня совершенно поехала крыша, и она то и дело восклицала:

– Мы это сделали!

13
{"b":"1782","o":1}