ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наташа тем временем сбросила свои прогулочные тапочки и, поддев поочередно носком правой ноги, метко забросила их прямо под ствол тополя, распугав птиц.

И, ни слова больше не говоря, направилась к озеру. Воин закинул автомат за спину и поплелся за ней.

Аня и Ян загорали на берегу, поедая клубнику с кустов, уцелевших после приземления молодой медузы. Увидев, что к ним приближается посторонний мужчина, Аня стремительно перевернулась на живот.

– Привет! – сказала Наташа. – Знакомьтесь – это Призрак Неизвестного Солдата.

Воин смутился и покраснел, стараясь не смотреть на Аню, которая пыталась изображать из себя неодушевленный предмет.

– Я не призрак. Я Саша, – произнес он не очень уверенно.

– Это не имеет значения, – отрезал Ян, узнав в солдате человека, которому он давеча указывал выход из Зазеркалья.

Наташ, между тем, отобрала у Призрака автомат, не встретив никакого сопротивления с его стороны, отсоединила магазин и одним резким движением – точно так, как учил военрук Иван Иваныч Бубнов – выбросила патрон из патронника.

Этим утром Наташа надела шорты и топик, сделанный из тельняшки путем грубого обрезания нижней половины. В этом одеянии и с автоматом в руках она выглядела очень воинственно – как боец партизанского отряда где-нибудь в Южной Америке. Босые ноги этому образу соответствовали вполне. Не хватало только широкополой шляпы типа сомбреро.

Впрочем, автомат Наташа почти сразу же положила на землю. И объяснила свои действия словами:

– Не люблю заряженное оружие. Особенно в чужих руках.

Призрак Неизвестного Солдата воздержался от возражений. А Ян, переместившись из полулежачего положения в полусидячее, обратился к Наташе:

– Анюта считает, что ты инопланетянка.

– Наверное, так оно и есть, – ответила Наташа без тени удивления.

– Да, но она полагает, что инопланетные женщины давно отказались от такого ненужного и даже вредного продукта недоразвитой цивилизации, как одежда.

– А мужчины?

– Мужчины еще не доросли.

Наташа немного подумала, а потом закрутила замысловатую фразу:

– Я не могу обмануть доверие тех, кто верит в меня.

И сняла топик.

Призрак Неизвестного Солдата сглотнул слюну.

– Ты бы сходил на ту сторону, привел сюда еще кого-нибудь, – обратилась Наташа к Яну. – Видишь, человек мучается.

Этим она тонко намекнула Призраку, что на ее благосклонность рассчитывать нечего.

Ян оглядел исподлобья всю компанию и задал Призраку вопрос, который интересовал его еще со вчерашнего дня:

– Ты как сюда попал?

– Я же говорю: меня никто не замечает, – ответил Призрак, глядя мимо Яна на молодую медузу.

– Из тебя может получиться хороший сталкер, – заметила Наташа и добавила: – Если не врешь, конечно.

– Я никогда не вру, – заверил ее Призрак.

Ян поднялся и потянулся за джинсами, которые лежали среди кустов клубники со следами мутаций. Кустики, выросшие из семян, накрыла молодая медуза, но к тому времени нити от них успели расползтись на десятки метров.

Лучшие кустики зацветали через два-три часа после появления на нити первого ростка. Еще через час-два некоторые цветки начинали облетать, в то время как другие еще и не думали. И ягоды тоже вели себя похожим образом. Одни вырастали из завязи и созревали часа за полтора, а другие не торопились.

Мутации проявлялись в том, что ягоды на разных кустах сильно отличались по цвету, размеру и форме. Сами кусты и их листья тоже различались сильнее, чем это обычно бывает с клубникой на грядке.

А вот вкусом ягоды-скороспелки не баловали. Казалось, в них не совсем правильно подобран баланс сладости и кислоты (к счастью, в пользу сладости), а специфический аромат отсутствует вовсе.

Зато если спелая ягода падала в снежок, ее семена прорастали через несколько минут.

– А ты уверен, что это клубника? – спросила Наташа, съев пару ягод.

– Мутация, – ответил Ян, делая умное лицо. – А может, дело в скорости роста. Надо подождать, пока созреют вот эти.

Он показал на зеленые завязи, которые не торопились превращаться в ягоды, и добавил:

– А вообще-то здесь можно жить. Даже без денег. Посадил одну ягодку – через день греби урожай лопатой.

– Кстати о деньгах, – снова заговорила Наташа. – Знаешь, сколько денег можно взять с тех идиотов, которые рвутся сюда (не про присутствующих будь сказано)?

– Мне понравилась другая форма оплаты, – ответил Ян и небрежно огладил нагую Аню, которая по-прежнему лежала на животе, уткнувшись лицом в снежок.

– Одно другому не мешает. Тебе что, совсем не нужны деньги?

– Я не умею их просить.

– Не просить, а требовать. За свою работу.

– А давай ты пойдешь со мной. Вдвоем у нас все получится, как надо.

– Не хочу. Мне лень. Я только что пришла и собираюсь позагорать.

– А один я не пойду.

– Какие проблемы? Возьми Призрака.

– А он пойдет?

Призрак Неизвестного Солдата по имени Саша наконец оторвался от созерцания загорающей Ани, неподвижной, как древнегреческая статуя, и встрепенулся.

– Пойду, – заявил он, но тут же дал понять, что не слышал ни слова из предыдущего обмена мнениями, так как спросил: – А куда надо идти?

– На Землю, – ответил Ян, и тогда Призрак Неизвестного Солдата сразил всех наповал.

– А сейчас мы где? – поинтересовался он.

21

– Боюсь, это действительно боевые машины, – сказал директор ФСБ на утреннем заседании Объединенного Штаба. – Похоже, они создают опорные пункты в разных странах. А когда их станет достаточно много, они начнут действовать.

– Пока их только две – здесь и в Шанхае, – заметил губернатор Петербурга, один из двух членов Штаба, выступивших против чрезвычайного положения.

– Я не удивлюсь, если через сутки их станет четыре, – парировал директор ФСБ.

– А через десять дней тысяча, через двадцать – миллион, а через месяц – миллиард, – продолжил эту мысль глава МЧС, прикинув в уме геометрическую прогрессию.

– Вот именно.

– На тридцать третий день медуз станет больше, чем людей, и тогда они легко освободят Землю от нашего присутствия.

– Очень похоже на то.

– И у вас есть предложения, как с этим бороться?

У директора ФСБ было одно предложение – во что бы то ни стало убедить президента, что над страной и планетой нависла смертельная опасность. И следовательно, необходимо срочно объявить чрезвычайное положение в Петербурге, а возможно, и по всей России. Город должен быть немедленно подготовлен к эвакуации – не только потому, что медуза может в любой момент проявить свою агрессивную сущность, но и потому, что – возможно – придется все-таки прибегнуть к прижиганию: нанести по объекту ядерный удар, как предлагают военные.

– А как вы, в таком случае, объясните сообщения о белой пустыне с двумя лунами? – снова заговорил губернатор. – Они ведь не вписываются в вашу версию.

– Дезинформация – очень действенное оружие, – как маленькому, объяснил губернатору директор ФСБ. – Медузы хотят вызвать у нас впечатление, что они безобидны и неопасны. Вот они и показывают отдельным легковнушаемым гражданам трехмерное кино про белую пустыню, райские кущи, молочные реки и кисельные берега. И это очень важно. Это означает, что медузам надо выиграть время. Пока мы будем разбираться, существует белая пустыня на самом деле или нет, они успеют размножиться до такой степени, что справиться с ними станет совершенно невозможно.

– Но откуда уверенность, что с ними можно справиться сейчас?

– А все из той же дезинформации. Она показывает, что медузы не столь неуязвимы, как это кажется на первый взгляд. Иначе они не стали бы тратить силы на одурачивание людей.

– А если это все же не дезинформация? – спросил глава МЧС. – Если медузы действительно мирные и безобидные, а белая пустыня существует на самом деле? Гарантировать, что ядерный взрыв уничтожит медузу, никто не может. А город будет уничтожен наверняка.

15
{"b":"1782","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Восхождение Луны
Заветный ковчег Гумилева
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Анна Болейн. Страсть короля
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Синяя кровь
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Последний Дозор