ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А ты в курсе, что гарем может иметь только тот, кто способен его содержать?

А пока они так препирались, Аня толкала подругам по увлечению свою новую теорию. Она гласила, что зазеркальные солнце, воздух и вода, а в особенности снежок и плоды растений-мутантов превращают людей в инопланетян. И этого не надо бояться – наоборот, к этому нужно стремиться, не жалея сил, потому что инопланетная метаморфоза поднимает людей на более высокую ступень развития.

В итоге через четверть часа вокруг Яна резвились четыре нагие нимфы, вывалянные в снежке с головы до ног. Ян резвился вместе с ними, и хотя три девушки охотно подставляли ему груди и остальные интимные части тела для всевозможных неприличных прикосновений, Ян норовил неприлично прикоснуться именно к четвертой – Наташе.

Запретный плод сладок.

Все это вместе напоминало картину «Красный танец» из собрания Государственного Эрмитажа – прежде всего потому, что веселая компания затеялась водить хоровод вокруг медузы. Но людей было слишком мало, а медузы слишком много, и в результате хоровод стали водить вокруг тополя, не очень похожего на тополь.

На ель он походил еще меньше, но хоровод кружил вокруг него с песней «В лесу родилась елочка».

Тот, кто посмотрел бы на это со стороны, мог заподозрить, что попал в заповедник для сумасшедших. Но на это у Ани Цветковой был заготовлен убедительный ответ:

– Мы не психи. Мы инопланетяне.

А когда «тарелочницы» все-таки уронили Яна и накрыли его все трое, образовав возбужденную до степени нимфомании кучу-малу, Наташа, присевшая в сторонке, неожиданно спросила:

– Слушайте, а куда вы дели Неизвестного Солдата?

23

Наверное, корреспондент НТВ Денис Журавлев не заметил бы Неизвестного Солдата, не будь его мозг специально настроен на поиск молодого человека в армейском камуфляже. А может, дело было в том, что Призрак провел слишком много времени вне медузы. Он сновал в толпе несколько часов – сначала искал Яна, а потом утолял сексуальный голод – вечный спутник солдата – самым простым и доступным способом: прижимался к девчонкам в самой гуще людского моря.

Журавлев налетел на него где-то у внешней кромки толпы – там, где она выплескивалась на проезжую часть и доходила до станции метро. Проезд по Московскому проспекту на этом участке был закрыт со вчерашнего дня.

Призрак испуганно отскочил, но Журавлев успел схватить его за рукав.

– Это ты сегодня утром вышел из кольца с другим парнем? – спросил Денис, решив сразу взять быка за рога.

– С каким парнем? – вздрогнув, сказал Призрак вместо «нет, не я».

– С кудрявым брюнетом в очках, – уточнил Денис.

– А вы кто? – поинтересовался Призрак.

– Денис Журавлев, телекомпания НТВ, – представился Денис, ткнув пальцем в пластиковую карточку на груди.

Неизвестный Солдат вполне мог скрыться в толпе и уйти за оцепление, в медузу – но он этого не сделал. А наоборот, втянулся в разговор и вскоре обнаружил, что рядом стоит оператор с камерой, а корреспондент задает вопросы, рассчитанные на телезрителей.

– Мы так не договаривались! – воскликнул Призрак довольно испуганно. – Я ведь в самовольной отлучке. Они, конечно, сами виноваты. Я прихожу, докладываю, а они ведут себя так, будто меня не существует. Смотрят мимо, ничего не слушают. Но все равно…

– Подожди, давай по порядку, – прервал его Журавлев. Оператор продолжал снимать. – Значит, ты побывал в медузе, а когда вышел, то обнаружил, что тебя никто не замечает?

– Ну да, так и было. И сегодня тоже. Мы с Яном идем через оцепление, а на нас смотрят, как на пустое место.

– Ян – это тот парень в очках? Кто он?

– Он сталкер.

– То есть?

– Ну, он водит людей на ту сторону, в Зазеркалье.

– И многих провел?

– Нет. Кажется, троих.

– Слушай, а он не мог бы провести туда нас?

– Не знаю. Наверное, мог бы. Только…

– Что?

– Понимаете, нам нужны деньги. Мы там уже как бы живем, а без денег… Мы с Яном сегодня пришли сюда, чтобы провести кого-нибудь в Зазеркалье за плату, но Ян куда-то пропал.

– Значит, надо его найти.

– Я уже искал. Нету его нигде.

– Его могли задержать?

– Не знаю. Может, он просто вернулся обратно в Зазеркалье.

– А тебя бросил?

– А что? Я сам могу пройти туда, когда захочу.

– Стоп. А ты не можешь провести нас туда?

– Не знаю. Наташа говорит, что из меня может получиться сталкер.

– Давай попробуем, – сказал Денис, и глаза его загорелись. – Деньги не проблема. Сколько ты хочешь?

– Не знаю. Надо Наташу спросить. Или Яна. Но имейте в виду – за один раз можно провести только одного человека.

– Хорошо. Пойду я, – сказал Денис и повернулся к оператору. – Леша, давай камеру.

– А потом тебя заберут, камеру разобьют, а отдуваться мне, – проворчал Леша, вынимая кассету и вставляя новую.

– Риск – благородное дело, – заявил Денис и скомандовал Неизвестному Солдату: – Веди нас, Сусанин.

Неизвестно, что получилось бы у Сусанина (который приобрел уже третье прозвище подряд) в спокойной обстановке – но тут как раз спецагенты попытались устроить панику в толпе, а медуза ответила на это успокаивающим излучением. В результате омоновцы, спецназовцы и просто бойцы в оцеплении утратили львиную долю внимания и энергии, и никаких проблем по пути не возникло.

А в Зазеркалье давно была ночь. Свой бесстыдный красный танец пятеро зазеркальцев отплясывали при свете трех медуз и двух лун. А когда Призрак привел Дениса Журавлева, на берегу озера вообще никого не было.

– Странно, – сказал Призрак. – Ушли что ли?

Однако вся одежда лежала тут. Ее было даже больше, чем следовало ожидать.

– Они могут быть у моря… – предположил Призрак.

Но тут из ближайшей медузы выпорхнула обнаженная Наташа и замерла, увидев сразу двух мужчин.

– У нас здесь нудистский курорт, – сообщила она после короткой паузы. – Видеосъемка запрещена.

– А если за деньги? – поинтересовался Денис.

– Я спрошу, – неуверенно сказала Наташа и скрылась в медузе.

Некоторое время спустя из нее вышел Ян Борецкий в плавках. Наташа выскользнула следом.

– Телевидение, – хмуро констатировал Ян.

– НТВ, – уточнил Журавлев.

– Без разницы. Меня ищет вся милиция во главе с министром внутренних дел лично, а Неизвестный Солдат приводит сюда телевидение.

– А за что вас ищут?

Журавлев и сам не понял, почему обратился к Яну на «вы». С одной стороны, Ян выглядел не старше своих лет, а было ему семнадцать. Но с другой стороны, человек, которого разыскивает сам министр внутренних дел, наверное, заслуживает особого обращения.

– Кто-то говорил про деньги, – не отвечая по существу, напомнил Ян, поймав выразительный взгляд Наташи.

– Сто долларов, – быстро сказал Журавлев. – Больше у меня нет.

– Сойдет, – кивнул Ян с таким видом, будто ему каждый день предлагали сто долларов за интервью.

Между тем, Журавлев соврал, что у него больше нет, и теперь попал в затруднительное положение. Надо было доставать все деньги, чтобы выудить стодолларовую купюру.

Но уговор дороже денег. Ян уже согласился на сто (с безудержным ликованием в душе) – и Денис вынул бумажник.

У корреспондента НТВ и вчерашнего школьника были очень разные масштабы цен. Для Дениса сто баксов за такой сенсационный материал казались мизером. Журналист был уверен, что его компания не пожалела бы и десяти тысяч, чтобы заслать своего корреспондента в Зазеркалье. А для Яна сто долларов были суммой, на которую его семья могла жить два месяца.

Более опытный Журавлев просек ситуацию первый и решил не упускать удачу. Он стал оговаривать, что эта сотня – плата за эксклюзив. То есть, никто из сталкеров не станет доставлять в Зазеркалье журналистов и операторов из конкурирующих телекомпаний. И наоборот, в ближайшее время они проведут сюда всю съемочную группу НТВ.

– Двадцать баксов с каждого, – быстро сказала Наташа.

17
{"b":"1782","o":1}