ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самого оператора тоже никто не трогал. Подтверждалось предположение Яна, что человеку достаточно один раз добраться до медузы и провести в Зазеркалье некоторое время – и после этого никакие оцепления, кордоны и заслоны ему не страшны.

Ян перелез через барьер и заскользил в толпе. Люди как бы невзначай расступались перед ним, и Яну не приходилось расталкивать их локтями.

Но где-то в глубине толпы возникла заминка.

– Это он! – закричала какая-то девушка, и ее возглас подхватили другие.

Ян мгновенно оказался в окружении восторженных нимфеток, и Леше Тараканову показалось, что короля Зазеркалья сейчас раздавят и разорвут на сувениры.

Но ничего подобного не случилось. Передние нимфетки совершенно добровольно образовали вокруг Яна защитное кольцо и кидались ему на шею строго по очереди. Остальные в это время кричали «Да здравствует король!» и все такое прочее. А по толпе, как электрический ток, распространялся слух:

– Король Ян здесь!

Многие из присутствующих не знали, кто такой король Ян, но более осведомленные просвещали их, сдабривая вчерашний телесюжет массой выдуманных подробностей.

В результате выходило, что король Ян – то ли предводитель инопланетян, то ли человек, выбранный ими для выполнения великой миссии. Были, правда, разногласия насчет того, какую именно миссию он выполняет. Но телеоткровения Ани Цветковой и промелькнувшие на экране намеки на нудизм наложились друг на друга таким образом, что кое-кто предположил, будто король Ян послан на Землю с задачей оплодотворить всех или хотя бы некоторых земных женщин инопланетным семенем.

Число претенденток на оплодотворение быстро достигло нескольких сотен, и неизвестно, чем бы все кончилось – но как раз в этот момент силовики вздумали начать операцию по очистке территории.

Силовые министры планировали провести операцию ночью, ровно через сутки после приватной беседы в кабинете директора ФСБ – но уже к полудню стало ясно, что ждать нельзя.

Губернатор с утра развил бурную деятельность и в любую минуту к нему могли попасть конкретные сведения о затее силовиков. У главы городской Администрации были свои люди и в ГУВД, и в ФСБ, и в штабе округа. Пусть формально все эти органы напрямую подчиняются федеральному центру – на самом деле они не могут прожить без сотрудничества с местной властью, и губернатор пользовался этим без всякого стеснения.

Тот же начальник ГУВД мог сказать своему министру: «Вы завтра или через неделю уедете к себе в Москву – а мне здесь жить».

Конечно, ничего подобного он не говорил – но думал именно так.

И хотя начальник ГУВД не был посвящен в подробности разработанного ночью плана, кое о чем он догадывался. Особенно после того, как в толпе стали распространяться слухи, будто милиция и армия ждут только приказа из Москвы, и как только он поступит, начнется разгон толпы.

Еще поговаривали о возможных провокациях, о каких-то террористах и экстремистах, затесавшихся среди зевак, и о том, что лучше, пока не поздно, уйти из опасного места добровольно.

Когда эти слухи дошли до короля Яна, окруженного юными поклонницами, он быстренько сменил тему, поскольку количество дам, жаждущих оплодотворения, уже начинало его пугать, а губы болели от поцелуев. Приятно, конечно, когда тебя любят – однако излишество вредит.

И Ян заговорил о безопасности.

– Спокойно. Без паники. Армия, милиция, разгоны, провокации – это все ерунда. Медуза нас защитит. Она на нашей стороне, и никакая армия с нею не справится.

Тут-то все и началось.

«Бандиты» разыграли свою роль, как по нотам. Они стреляли холостыми, но со стороны все выглядело, как настоящая маленькая война с большими последствиями.

Милиция и армия нанесли ответный удар, причем не только на участке прорыва, но и по всему периметру.

В толпу полетели гранаты со слезоточивым газом, заработали водометы, цепь омоновцев и солдат, прикрытая щитами, двинулась вперед – и толпа дрогнула.

Дрогнула и побежала.

Однако там, где стоял король, в наступающей цепи образовался провал. И Ян мгновенно увидел эту брешь, в которую вливались осколки толпы – той ее части, которая не отступила, и даже наоборот, пыталась вслед за «бандитами» прорваться к медузе.

И то ли азарт толпы передался Яну, то ли медуза позвала его к себе – только король Зазеркалья вдруг сорвался с места и бросился туда, в прорыв, и потянул за собой восторженных нимфеток и примкнувших к ним граждан обоего пола.

А у медузы тем временем поднялась сначала одна верхняя юбка, потом вторая, а за ней еще и третья – и армейско-милицейская атака стала захлебываться.

В течение получаса с окраин города должны были подойти дополнительные войска. Они спешили, как могли, но ситуация осложнялась с каждой минутой.

Толпа зевак уже не бежала. Она частью остановилась, а частью перешла в контратаку и неожиданно легко разорвала цепь ОМОНа и внутренних войск.

Среднее кольцо оцепления сдерживало натиск с огромным трудом. Пришлось подтянуть спецназовцев из внутреннего кольца, но это не спасло положения. Стало ясно, что толпа вот-вот прорвется, и между нею и медузой не останется больше никаких преград.

Подошедшие резервы пришлось бросить на прорыв, чтобы восстановить оцепление. Им даже разрешили стрелять боевыми патронами – но никто почему-то не стрелял.

В рукопашной значительная часть армейских резервов была рассеяна, как до этого ОМОН и внутренние войска. Восстановить оцепление удалось лишь в глубине парка. Его радиус был теперь раза в три меньше, чем прежде.

Отряд короля Яна застрял на промежуточном кольце, и именно Ян был виновником того, что это кольцо не выдержало. Однако в этот момент уже подходили резервы, и развить успех Яну не удалось. Когда король Зазеркалья ворвался в медузу, с ним было только семь девчонок, оператор Тараканов и какой-то солдат, который в раже погони не заметил, что пересек запретную черту.

Азарт у Яна, между тем, не прошел, и он, едва отдышавшись, кинулся обратно на земную сторону.

Там у войск и ОМОНа по-прежнему были большие проблемы. Толпа давила и казалось – еще чуть-чуть, и кольцо не выдержит, будет раздавлено, как скорлупа ореха.

Но нет. Куда-то исчез азарт боя. Словно разом обессилели и военные, и штатские, пропала воля, опустились руки, кончилась вода в водометах, а ветер рассеял слезоточивый газ.

Подходили новые резервы, но их уже не бросали в бой. Только постарались восстановить оцепление в прежних границах, и толпа поддалась мягкому давлению – отступила на старые рубежи, но не дальше.

Омоновцы и военные, которые были разбросаны по толпе и как бы растворены в ней, теперь поодиночке и группами просачивались внутрь кольца. Но когда стали подсчитывать и сверять списки, оказалось, что вернулись не все. А так как на месте событий не было найдено ни одного трупа, исчезнувших записали пропавшими без вести, и никто не мог дать ответ, куда они делись.

Штатские, рассеянные по парку внутри кольца, выбирались за оцепление и сливались с толпой. Их никто не задерживал.

Какая-то девчонка, совсем маленькая, лет двенадцати, подошла к Яну где-то между внутренним и внешним кольцом.

– Здорово было, правда? – выдохнула она.

– Здорово, – согласился Ян.

– А можно мне с вами? – спросила девочка.

– Ладно, пойдем.

Он собирался за оцепление, посмотреть, что делается в толпе – но решил, что девчонке там нечего делать. Опасно все-таки – могут раздавить, растоптать, застрелить, наконец.

И Ян отвел ее к медузе. Но сам туда не пошел. Сказал: «Подожди меня на той стороне», – протолкнул девчонку за невидимую черту, где ее тотчас же подхватили нити бахромы, а сам развернулся и отправился по своим делам. Покупать палатку.

Толпа за оцеплением еще бурлила, но активные действия уже прекратились. Остались разговоры. В основном о том, как король Ян со своей армией переломил ход боя, бросив в атаку отборных инопланетных бойцов.

Ян, когда услышал это собственными ушами, очень удивился. Король Зазеркалья и не знал, что у него есть армия. Да еще состоящая из инопланетных бойцов.

20
{"b":"1782","o":1}