ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Все верно. Это колонии одноклеточных. Клетки разных размеров, но строение у всех необычное. Есть кое-что, его нет у земных микробов. Какие-то волокнистые вкрапления, очень сложные, с выходом наружу, в жгутики.

А еще несколько часов спустя Малей добавил новую подробность.

– Знаешь, что это мне напоминает? Я как-то читал статью о нанотехнологиях. Искусственные микроорганизмы с молекулярными компьютерами внутри. Микроботы.

– И ты думаешь?..

– Да. Очень похоже, что каждая «снежинка» – это что-то вроде биокомпьютера. Причем в таком кристалле может поместиться довольно мощная машина.

– Ты уверен, что это не бред?

– Нет. Но очень заманчиво думать, что весь грунт Зазеркалья состоит из компьютеров.

– Направленные мутации…

– Что?

– Мутации растений. Они не хаотические, а целенаправленные. Чтобы рассчитать последствия генетических изменений, нужна огромная вычислительная мощность. Я поначалу решил, что главный компьютер – это медуза. Но те растения, которые выросли из семян, с медузой физически не связаны.

– Зато «снежинок» вокруг тьма тьмущая, – подхватил идею Малей. – И каждая сама себе компьютер. Миллионы компьютеров на каждый литр снежка. Интересно, зачем им при таких вычислительных мощностях земной генетический материал? Они вполне могли бы сочинить жизнь с нуля.

– Может, они идут по пути наименьшего сопротивления? Править текст гораздо проще, чем сочинять. Но нельзя править текст, которого нет.

30

Первая демонстрация в защиту двух первооткрывателей Зазеркалья, томящихся в карантинных застенках, была устроена по призыву короля Яна и Наташи Сероглазовой в тот же самый день, когда в Объединенный Штаб из карантина поступили сведения, что в организме Сергея Медведева и Павла Голенищева, равно как и двух других изолянтов, не обнаружено никаких изменений и отклонений от нормы.

Демонстранты об этом не знали, но у них был другой веский довод. Число людей, побывавших в Зазеркалье, уже перевалило за два десятка – и все они свободно ходят на земную сторону, общаются с другими людьми. В этих условиях содержание Сергея и Паши в карантине выглядит совершенно бессмысленно. Ведь всех зазеркальцев спецслужбам все равно не переловить.

А спецслужбы в это время как раз разрабатывали план, как бы всех переловить и надежно изолировать. И первая разведгруппа ГРУ была ориентирована в первую очередь не на сбор информации, а на поимку Яна Борецкого, главного смутьяна.

Вообще-то силовики предпочли бы его уничтожить. Но за последние дни Борецкий приобрел слишком широкую известность, и его ликвидация могла выйти боком. Поэтому спецгруппе была поставлена другая задача – найти, задержать и изолировать. Сначала Борецкого, а потом и всех остальных.

Вместе со спецназовцами ГРУ на разведку отправлялись наблюдатели ФСБ и СВР, которые шли за информацией. Им было поручено узнать о Зазеркалье все, что можно и сделать, наконец, однозначный вывод: галлюцинация это или нет.

Спецгруппа была экипирована как для высадки на Марс. Разведчиков одели в защитные гермокостюмы, которые до боли напоминали космические скафандры. Начальство продолжало бояться инопланетной заразы, и хотя главной заразой уже несколько дней считался Ян Борецкий, были приняты все меры против бактериологической, химической и радиационной угрозы.

Экспертные группы Объединенного Штаба предлагали и другие варианты разведоперации. Например, внедрить своего агента в среду зазеркальцев, подстроив якобы случайное проникновение случайного человека в аномальную зону. Но от этого пока решили воздержаться в надежде, что зазеркальцев удастся быстро переловить, и никакое внедрение не понадобится.

Разведчики вошли в Зазеркалье, когда в Питере был день – и сразу окунулись в черную ночь. Свет трех медуз рассеивал тьму, но ловить в этих Яна Борецкого было затруднительно. Ведь прежде чем его ловить, следовало установить, где он находится.

Благодаря телерепортажам Журавлева разведчики примерно знали, где искать людей. У Королевского озера – там, где возвышается над деревьями вторая медуза.

Сделав крюк вокруг холмов, разведчики незамеченными подкрались к берегу озера и залегли в зарослях ждать рассвета.

Однако им не повезло.

Разведчиков выдали собаки.

Целая стая полудиких псов налетела на одно из укрытий, и шум поднялся такой, что все обитатели Зазеркалья разом проснулись, а те, кто не спал, поднялись, как по тревоге.

Никогда раньше собаки в этих местах так не бушевали, и наверное, поэтому сразу несколько человек с горящими головешками в руках кинулись смотреть, что такое случилось в джунглях.

Три девушки, которые грациозно неслись, едва касаясь снежка босыми ногами, демонстрировали все разнообразие зазеркальских женских костюмов. Одна была голая, другая – в монокини, а третья – в бикини. Четвертый бегун оказался парнем в штанах и с автоматом.

– Огня не открывать! – напомнил подчиненным командир разведгруппы, и спецназовцы настроились на рукопашную схватку.

Начало схватки прошло по всем правилам. Хватило секунды, чтобы парень остался без автомата, а девчонки улеглись носом в землю.

Но дальше начались странности. Ни с того ни с сего один из разведчиков, глядя на своих коллег в скафандрах, решил, что это инопланетяне, и напал на командира. Через три секунды дрались все, и у каждого была мысль: надо разгерметизировать скафандр противника. Тогда инопланетянин не сможет дышать и умрет.

А в это время три девчонки стремительно убегали к костру, пронзительно крича: «Пришельцы! Тут пришельцы! На помощь!!!»

Следом за ними молча мчался парень, унося с собой два автомата – свой и чужой.

Увидев это, разведчики сразу перестали драться и ринулись в погоню. Но по пути потеряли ориентировку и все скопом ввалились в озерную медузу, а оттуда – на Йану.

Там – вдали у реки – кто-то загорал, а вблизи на дереве сидел биолог Сосновский. Он изучал особенности роста побегов и созревания плодов гигантской груши, одновременно поедая плоды, которые уже успели созреть.

– Спускайтесь! – строго приказал ему командир.

– Не-а, не спущусь, – ответил Сосновский и залез повыше.

Разведчики почему-то решили, что Сосновского надо взять в осаду и дождаться, пока он проголодается и слезет. Они расселись вокруг дерева и стали терпеливо ждать.

Но гигантская груша, похоже, могла прокормить биолога до конца жизни, так что он совершенно не беспокоился о будущем. Сидел себе на толстой ветке, болтал ногами и швырял в разведчиков огрызками.

Однако этого ему показалось мало. И когда биологу захотелось в туалет, разведчики впервые обрадовались, что начальство решило облачить их в водонепроницаемые гермокостюмы.

Тем не менее спецназовцы (особенно тот, который попал под струю) обиделись и решили снять биолога с дерева силой. Оскорбленный вспомнил, что он кандидат в мастера спорта по альпинизму и подступил к груше с явным намерением забраться на нее и сбросить Сосновского вниз.

Но тут пришел король Ян и сурово спросил:

– Что тут у вас происходит?

Разведчики сразу узнали Яна по фотографиям, но почему-то не кинулись его задерживать. Они зациклились на Сосновском. Однако Ян Борецкий не зря был сталкером. Он сделал так, что биолог спокойно слез с дерева и ушел в Зазеркалье, а разведчики в это время смотрели кто куда, но только не на Сосновского, которого с этого дня стали называть Тарзаном.

Когда на Йане стемнело, а в Зазеркалье рассвело, разведчики поняли, что операция сорвана, и решили, что группа должна вернуться на земную сторону, а четверо, у которых скафандры оказались разгерметизированы, останутся в Зазеркалье и будут ждать решения начальства.

Среди этих четверых оказался и командир.

Он очень устал. У него болели мозги.

Командир привалился спиной к дереву – уже не груше, а тополю-мутанту, и стал смотреть, как его группа удаляется в сторону земной медузы.

Но до конца не досмотрел. Обзор закрыла нагая девушка лет шестнадцати – кажется, та самая, которая бегала от разведчиков в темноте.

24
{"b":"1782","o":1}