ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тогда Аня издала письменный указ, согласно которому признавала своими подданными только тех женщин и мужчин, которые всем одеждам предпочитают костюм Адама и Евы. Остальные могут посещать Йану свободно, но считаются только гостями, немного чужими на этом празднике жизни.

Одновременно королева Анна разрешила всем желающим заниматься на Йане любовью свободно и открыто, а также законодательно запретила ревность. Уличенный в ревности подлежал немедленной высылке с Йаны без права возвращения до тех пор, пока он не избавится от своих предрассудков.

Копии этих указов почти мгновенно перекочевали на земную сторону и через несколько часов оттуда пришла весть, что общество натуристов Санкт-Петербурга в полном составе митингует за оцеплением. Нудисты хотят в Зазеркалье.

35

Нудисты начали появляться у оцепления сразу же после первого телерепортажа Дениса Журавлева. Некоторые даже пытались раздеваться прямо там же, в парке, и милиция имела к ним претензии (особенно к лицам мужского пола – вернее, не к лицам, а… – ну, в общем, понятно). Однако такая активная и многочисленная демонстрация натуристов случилась впервые.

Тем временем Наташа, которая с утра лежала пластом в палатке, доведенная до изнеможения долгой ночью непрерывной любви с двумя мужчинами сразу, наконец восстановила силы и выбралась наружу в том самом костюме, который королева Анна рекомендовала своим подданным.

Наташа с удовольствием выкупалась в озере и только после этого оделась. В смысле, надела брюки. Короткие белые брюки, зауженные книзу.

За последние дни тропическая мода стала среди зазеркальских девушек чуть ли не всеобщей. Теперь ее контуры определялись так: сверху должно быть одето как можно меньше, а снизу – как можно больше.

Говорили даже, что длинная юбка – это символ медузы, и некоторые девушки в цыганском стиле носили сразу две юбки – нижнюю подлиннее и верхнюю покороче.

Придумала это сама Наташа Сероглазова. Но она проходила в двух юбках только пару дней, а потом переоделась в штаны, которые ничего не символизировали.

Наташа была из тех людей, которые создают моду, а не подчиняются ей. И как только этой моде стали следовать все, кому не лень, Наташа от нее отказалась.

Впрочем, законодательницей тропической моды была не Наташа, а Лена Орехова, которая работала теперь у бизнесмена Калмыкова, организатора сталкерской биржи и кормильца толпы, не убывающей за оцеплением. Устраивать торговые и общепитовые точки по всему парку пытались и другие бизнесмены, но у Калмыкова было преимущество – он регулярно бывал в Зазеркалье и запитывался от медузы энергией, которая позволяла ему разговаривать с милицией и спецслужбами так, что у последних не возникало никаких претензий по поводу нарушения правил торговли.

С легкой руки Елены Прекрасной и распространился в Зазеркалье окончательная модель супермодного костюма в нескольких вариантах.

Основной вариант состоял из юбки и повязанного поверх нее пареу – куска ткани, обернутого вокруг бедер. Скромницы могли добавить к этому лифчик от бикини, топик или платок, закрывающий грудь. А также сандалии по вкусу.

В костюме для скромниц Лена ходила на земную сторону, и счастливые обладатели билетов от «Большой Медведицы» считали ее главным украшением сталкерской биржи.

Живой пример оказался заразителен, и зазеркальная мода в скромном варианте выплеснулась и на земную сторону. Но чтобы увидеть настоящие тропические одеяния, надо было добраться до планеты короля Яна.

Любой мужчина, впервые попав в Зазеркалье, сразу же начинал страдать расходящимся косоглазием и головокружением. В смысле, у него разбегались глаза и он как-то судорожно крутил головой.

Помимо девушек, которые носили тот или другой костюм по ореховской моде (с вариантами – например, изредка попадались девушки без лифчика, но в сандалиях, а несколько чаще – в лифчике, но босиком), здесь по-прежнему – и не только на пляжах у моря и озера – встречались девушки в бикини и монокини, а также в брюках, шортах и коротких юбках, но с обнаженной грудью.

Полностью одетые девушки попадались очень редко. Обычно это были новенькие или те, кто только что пришел либо вот-вот уйдет.

Полностью одетые мужчины встречались гораздо чаще.

А первый полностью обнаженный мужчина появился в Зазеркалье после того, как отдохнувшая Наташа Сероглазова в белых штанах – буквально как в Рио-де-Жанейро – пристала к бизнесмену Калмыкову по поводу жилищного строительства. Типа: одолжи денег, мы наймем шабашников, а они нам построят дом.

– Кому это нам? – поинтересовалась акула бизнеса.

– Всем нам, – ответила Наташа, не задумываясь. – Вроде кают-компании.

– Ага, – буркнул бизнесмен. – Вроде кают-компании… А жить там будет, как всегда, твой король.

И Калмыков завел обычную песню, что король ни черта не делает, только деньги гребет, а бизнес вот-вот накроется из-за нехватки сталкеров, и вообще все плохо. Пускай, мол, Ян займется полезным делом, водит в Зазеркалье людей из очереди – тогда можно и о ссуде подумать.

– Так ведь деньги нужны мне, а не Яну, – резонно возразила Наташа. – Я не хочу, чтобы мой ребенок рос в шалаше.

– Какой еще ребенок? – совершенно опешил бизнесмен.

– Наследник престола, – ответила Наташа, чем добила его окончательно.

Но денег Калмыков все-таки не дал, и тогда Наталья пинками вытолкала короля Яна на земную сторону – создавать видимость активности, чтобы жадный коммерсант осознал, что его величество не даром ест свой хлеб.

В общем, Яну в этот день все-таки пришлось заняться сталкингом. Тем более, что Неизвестный Солдат, переборщивший накануне с любовью, быстро выдохся. Вот Ян его и подменил.

Тут-то на Яна и набрел его бывший одноклассник – старый хиппи Димка Маслов по прозвищу Шерлок.

– Опаньки! – вежливо сказал он и полез к Яну обниматься.

– И тебе того же, – ответил Ян и вместо сталкинга пошел пить с Шерлоком пиво.

Димку Маслова – милейшего парня с физиономией средневекового разбойника – угораздило родиться в шведской семье советских хиппи, так что он не только не знал своего отца, но даже насчет матери сомневался.

Часто бывает так, что дети непутевых родителей проникаются отвращением к их образу жизни. Дети алкоголиков делаются трезвенниками, дети уголовников – честными людьми, а дети хиппарей – добропорядочными обывателями.

Но нередко случается и наоборот. Во всяком случае, Димка Маслов оказался истинным сыном своих родителей.

Впрочем, это не помешало ему вполне успешно закончить школу. А в ночь после выпускного бала Димка, глубоко нетрезвый и отчего-то заскучавший, тормознул на дороге за городом дальнобойную фуру и отправился путешествовать.

Вернулся он через две недели на электричке в большой компании собратьев, прибывших из глубины России посмотреть на медузу.

Хиппи быстро открыли для себя сталкерскую биржу, и им немедленно повезло. Сам Ян Борецкий, король Зазеркалья, вышел им навстречу и оказался одноклассником их предводителя.

Возможно, Димка Маслов по прозвищу Шерлок вовсе и не был предводителем этой компании. Но после того, как обнаружилось его знакомство с королем Яном, Шерлок точно им стал.

Почему Димку Маслова звали Шерлоком – это отдельная история. Просто в свое время, где-то между восьмым и десятым классом, он играл на басу в рок-группе «Шерлок & Холмс». Причем всего в группе было пять человек, и в народе ее называли «Два Шерлока и три Холмса». Младшее поколение – басист и перкуссионист – угодили в Шерлоки.

Встреча Шерлока с королем Яном окончилась тем, что бизнес пошел побоку, и друзья, пия на ходу пиво, отправились в Зазеркалье, оживленно рассказывая друг другу о событиях последних дней.

За спиной у Шерлока болталась гитара, обклеенная фотографиями обнаженных женщин.

В Зазеркалье обнаженных женщин оказалось больше, чем на гитаре. Убедившись, что это не галлюцинация, Шерлок понял, что пива мало.

29
{"b":"1782","o":1}