ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через несколько часов выяснилась еще одна нетипичная деталь. Младенцы просили есть чаще, чем полагается по норме.

Узнав об этом, зазеркальцы, которые и без того собрались у медицинской палатки чуть ли не в полном составе, стали предлагать деньги на искусственное питание, а одна девушка-хиппи, которую занесло в Зазеркалье с младенцем на руках, выразила готовность уделить новорожденным часть своего молока.

Но помощь не потребовалась, потому что у Анечки своего молока было некуда девать. А так как сердобольные граждане все равно трясли своими деньгами и золотом, король Ян предложил собирать деньги на медицинский центр.

И первый отдал Айболиту пачку денег из королевской казны.

На радостях курултай по поводу рождения первенцев перетек в карнавал, что само по себе – зрелище не для слабонервных. Когда девушки просто ходят одетые по тропической моде – это еще ничего, но когда они вдобавок танцуют, то новичков укачивает.

А новичков было множество. Хотя в Зазеркалье считается: кто переночевал там, тот уже не новичок – но даже за один день через медузу проходили сотни людей, если уже не тысячи. Регулярных автобусов стало два, а сколько народу сталкеры проводили пешком, никто и вовсе не подсчитывал. Хотя, наверное, меньше, чем провозили на автобусах.

А в день рождения первенцев, в самый разгар праздника, в Зазеркалье прибыли новички другого рода.

Батальон солдат. Пополнение для генерала Потапова. И полевой госпиталь впридачу.

Тут же в честь карнавала к госпитальному персоналу подкатились местные коммерсанты – менять спирт на золото. Вернее, золото на спирт. А поскольку военврачи и медбратья еще не успели разобраться в местных ценах и курсе валют, их надували со страшной силой.

Тот факт, что все запасы медицинского спирта за несколько часов оказались проданы за бесценок – за мизерное количество золота, которое невозможно вынести на земную сторону, довел генерала Потапова до нервного срыва, и генерал по собственной инициативе совершил то, о чем мечтали заговорщики в Объединенном Штабе – попросил разрешения перенести свой лагерь подальше от медузы и скопления зазеркальцев.

– Да ради Бога! – ответили «ястребы», с трудом скрывая радость.

И тут же накатали соответствующий приказ.

Перед генералом встала задача собрать в кучу своих воинов, а то ведь половина комендантского взвода и разведроты гуляла на карнавале, который затянулся и продолжался несколько дней без перерыва. И новоприбывшие бойцы тоже смотрели на это кино с подозрительным блеском в глазах, а некоторых девочки уже утянули с собой.

А король Ян сидел у себя в шатре – большой армейской палатке, которую купили и поставили взамен старой туристической – и толковал с воинами на предмет смены хозяина.

– У меня вам будет веселее – это я гарантирую. Вас тут никто не тронет – медуза не позволит. Перекантуетесь до дембеля, а там видно будет. Может, вам тут понравится.

А по сторонам к нему пристроились две голенькие девушки, и король между делом лениво поглаживал их по интимным местам. Живой символ райского наслаждения. Баунти – и никаких гвоздей!

Если кто не помнит, шоколадка «Баунти» названа так в память о бунте на одноименном судне. Измордованные дисциплиной английские матросики, побывав на Таити и пообщавшись с тамошними девушками, захотели остаться там навсегда. Потом, правда, пришлось им бежать на другой остров, а девушек, взятых с собой, не хватило на всех, и в результате матросики перерезали друг друга – но это уже детали.

А между тем, у русских солдатиков, замордованных не только дисциплиной, но и дедовщиной, вовсю текли слюнки. И только один из них, самый дотошный, начал допытываться, а что же все-таки будет дальше.

– А если мне тут не понравится? Или я после дембеля домой захочу. Я ведь обязательно захочу. А меня там возьмут и посадят за дезертирство.

– Ты видел, сколько у нас тут народу? И никто домой не хочет. Наоборот, все из дому сюда бегут. А если все-таки захочешь – no problem: пойдешь к своим и скажешь, что на тебя затмение нашло. Здесь на всех затмение находит, можешь у доктора спросить. Сюда сейчас психиатров набежало, как собак нерезаных, и любой даст тебе справку. Если я попрошу, они все вместе подпишутся.

Собеседники его величества были сплошь первогодки, и выбор у них рисовался простой. Либо деды и офицеры, мат и рукоприкладство, «солдат без работы – преступник», «два сержанта ВВС заменяют взвод СС» и прочие прелести, которые в Уставе определяются, как «тяготы армейской жизни» – либо девочки и пляжи, солнце и вода, фрукты и овощи, песни и пляски, а за службу в королевской гвардии – деньги или золото.

А до дембеля еще – как до победы коммунизма. Если посмотреть, сколько всего произошло в Зазеркалье за месяц, то страшно представить сколько еще может произойти за полтора года.

В общем, генерал Потапов не досчитался в итоге нескольких десятков бойцов. Одних переманил король, других – Неизвестный Солдат, третьи сами спрятались с девочками в наиболее густых зарослях или ушли на глубокие уровни, а под конец дошло до того, что группа воинов угнала к черту целую мощную радиостанцию на грузовике «Урал».

Вообще-то король Ян просил у них только электрогенератор автономного питания, но радисты пришли к выводу, что проще будет угнать всю машину.

Генератор они сгрузили у королевской палатки, взяли с короля плату деньгами, спиртным и едой, захватили с собой девочек и укатили путешествовать. Кто-то рассказал им про глубокие уровни и про то, что там теперь уже сотни тысяч планет – выбирай любую.

Чтобы не заблудиться, радисты выбрали третий уровень. Планету Черноводье – ту, что напротив Беловодья, вход с Яны.

Королева Анна была очень недовольна – но ей доложили уже задним числом. Ее в тот момент не было на Йане, да и вообще – запрет на проезд машин, судя по тексту известного указа ее величества касался только Йаны и Беловодья. А про Черноводье речь не шла – хотя бы потому, что там до путешествия радистов не было людей.

Однако Аня предполагала отдать Черноводье своим первенцам, и значит, имела право возмущаться.

Вот она и возмущалась в полную силу.

А что ей оставалось делать? Не бегать же за «Уралом» пешим ходом с планеты на планету.

Аня предъявила претензии Яну, тот ответил что-то типа: «Я не сторож брату моему, тем более, что он мне не брат», – и все претензии начисто отмел. В самом деле – машина-то военная. Она в Зазеркалье и так пришла бы – вне зависимости от желания короля и его приближенных. А между Зазеркальем и Йаной, как справедливо заметила все та же Анна еще на первом курултае, оцепления нет и пограничных кордонов тоже.

Генерал Потапов, как и положено, узнал об этой истории последним, и его чуть не хватил инфаркт, так что военврачам пришлось лечить его остатками спирта.

Отъезд его армии в белую пустыню напоминал паническое отступление. Король Ян был в восторге.

Единственное, о чем он жалел – это то, что вместе с генератором не купил саму радиостанцию. Когда радисты уже уехали на своем «Урале» в Черноводье, Ян вдруг подумал, что королевству давно пора завести свое радио.

И вообще надо заняться прессой. Самое время.

45

Новая рота связи прибыла в Зазеркалье через несколько часов после того, как последние машины генерала Потапова скрылись за холмами.

Она устроилась в лесу за медузой делла Урса, подальше от основного скопления зазеркальцев. Но девочки из тех, которые считали личным позором пропустить хоть кого-нибудь из мужчин, попавшихся им на глаза, добрались и туда. А так как эти девушки были не только нимфоманки, но еще и сплетницы, подробная информация о том, что происходит в новом военном лагере, очень скоро дошла до короля Яна.

Часовым в лагере было приказано никого не пускать. В случае неподчинения – действовать по уставу, то есть после трех предупреждений открывать огонь на поражение.

На практике дело, однако, доходило только до криков:

41
{"b":"1782","o":1}