ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это интересно, – раздался голос короля. Правда, не с луны, а всего лишь со второго этажа. – Ко мне многие сватаются, но чтобы сразу с чемоданами…

– А я вовсе и не сватаюсь – подала голос Маша. – Просто у меня два чемодана книг, и я не знаю, куда их положить, чтобы не пропало. Я хочу открыть здесь публичную библиотеку.

Слово «публичную» вызвало в народе живой отклик и бурное веселье, зато король заинтересовался и пригласил девушку в дом вместе с Мишей и чемоданами.

В доме на втором этаже происходил банкет, и король представил Машу его участникам, как свою невесту. Естественным следствием этого явились громкие крики «Горько!» и все что за ними следует.

Маша охотно целовалась с его величеством, а Миша утешался тем, что сам виноват.

Утешался он, впрочем не один, а с какой-то юной очаровашкой, случайно упавшей ему в объятья.

А с утра по местному времени обитатели Зазеркалья увидели, что к западной веранде королевского дома прибита доска, на которой красным фломастером начертано:

«Зазеркальская Королевская Публичная библиотека (не путать с одноименным домом)».

Когда у короля стали спрашивать, где находится «одноименный дом», Ян отвечал так:

– Сколько у нас всего домов? Два? Ну так и ищите во втором.

Во втором доме жил Калмыков и ему пришлось завести охрану.

Сначала Калмыков обиделся на короля, но когда граждан, жаждущих публичной любви, удалось оттеснить к большой кокосовой пальме, бизнесмен сообразил, что там можно устроить прибыльную торговую точку.

Прошло всего несколько дней, и Публичная Пальма у «одноименного дома» стала весьма примечательным местом. Что-то среднее между Тверской, центром знакомств и ночным клубом.

А на западной веранде королевского дворца ежедневно где-то с часу дня и до раннего вечера чинно восседала девушка в пареу и шляпе, подаренной самим королем, босая и с нагой грудью, умопомрачительно красивая и сексуальная.

Она выдавала книги, а на столике перед нею стояла табличка с таким вот текстом:

«Это Маша. Она – невеста короля Яна. Если кто-то позволит себе лишнее или рискнет зажилить книгу, он будет иметь дело с его величеством лично».

47

А войска продолжали прибывать. Разведка короля Яна была недостаточно сильна и квалифицированна, чтобы подсчитать их количество. А учесть солдат, которые пробирались в Зазеркалье в гражданской одежде или в закрытых фургонах, не мог вообще никто.

Все это маскировалось под замену войск в зоне оцепления. Кроме того, министры обороны и внутренних дел настояли на стягивании в Петербург дополнительных резервов. Появление на Урсе экстремистских отрядов, о которых каждый день говорили по телевидению, было достаточным поводом для усиления группировки вокруг питерской медузы.

Удалось заткнуть глотку даже представителю президента Кондратову.

Кондратов опять шагал не в ногу. Теперь он соглашался с необходимостью разогнать народ у Парка Победы и никого не подпускать близко к медузе. А «ястребам», наоборот, сейчас нужна была толпа вокруг медузы, чтобы протаскивать в Зазеркалье солдат под видом штатских.

А самого Кондратова из-за оцепления убрали. Случилось так, что именно он стал первой жертвой «боевиков Медведева».

Трагедия представителя президента состояла в том, что они никак не мог заставить себя пройти через медузу. Кондратов очень хотел побывать в Зазеркалье и лично разобраться, что там происходит. Но медуза не подпускала его к себе.

Так бывало и с другими. Некоторые вообще не могли находиться поблизости от медузы. От одного взгляда на этот светящийся гриб на них нападал безотчетный страх.

Другие, наоборот, спокойно проходили в Зазеркалье – неважно, со сталкером или с разрешения военных властей – но вскоре бежали оттуда в панике, чтобы больше никогда не возвращаться.

А Кондратов уже месяц не отходил далеко от медузы, ночевал в командно-штабной машине и отлучался домой только чтобы помыться и сменить одежду.

Но на критическое расстояние к медузе подойти не мог. Охватывал страх.

Некоторые боятся лифтов или самолетов, а представитель президента боялся нуль-перехода.

А кончилось тем, что на него напали где-то внутри кольца оцепления, затолкали в машину и увезли, а потом избили до полусмерти и ночью выбросили на асфальт перед главным входом Большого дома.

Через час Сергей Медведев уже хвастался этим подвигом перед телекамерами, а представителя президента тем временем откачивали в военном госпитале под строгой охраной.

Теперь никто не мог докладывать напрямую президенту о перемещениях войск между Землей и Зазеркальем.

Правда, оставались журналисты, но их ткнули носом в закон о государственной тайне. А там черным по белому написано, что сведения о численности, дислокации и перемещениях войск являются секретными и открытой публикации не подлежат.

Вдобавок президент дал разрешение на карательную акцию против Медведева, и часть войск удалось списать под это дело.

А генерал Потапов сидел себе в белой пустыне и знать ничего не знал. Вся военная связь в Зазеркалье находилась в руках «ястребов», и Потапов исправно получал ложную информацию. А в президентскую Администрацию от имени Потапова шли отредактированные доклады.

Кто владеет связью – тот владеет миром.

А контролировать связь особенно просто, если она осуществляется дедовским способом – через курьеров. Ведь радиоволны сквозь медузу не проходят и провода через нее тоже протянуть нельзя. Остается действовать по старинке. «Зачем он шапкой дорожит – затем, что в ней донос зашит».

Начальник ГРУ держал все нити заговора в своих руках.

И все-таки погорел.

Нет, не из-за того, что президенту вдруг стало известно о несанкционированной концентрации войск в Зазеркалье. И не из-за того, что Верховный главнокомандующий узнал об истинной сущности отрядов Медведева. Он сам разрешил спецназовцам маскироваться под боевиков, подписав план операции по захвату Медведева и его штаба.

Но президент всерьез желал, чтобы Медведев был захвачен.

А у «ястребов» были совсем другие планы.

Они надеялись морочить президенту голову еще как минимум несколько недель. Изображать, будто в Зазеркалье идет война, требовать ввода дополнительных сил и объяснять неудачи пагубным влиянием медузы – но главе государства все это надоело гораздо быстрее.

Он уволил начальника ГРУ сразу же, как только получил сообщение о провале специальной операции по захвату Медведева.

И намекнул, что следующим будет министр обороны. А может быть, директор ФСБ.

Оба были задействованы в заговоре. Только министр обороны принимал в нем активное участие – это он посылал в Зазеркалье войска и морочил голову президенту относительно их численности. А директор ФСБ лишь прикрывал действия «ястребов» бездействием своей службы.

И вот теперь опасность нависла над всем заговором.

Однако снятие начальника ГРУ – это не такая вещь, о которой кричат на всех углах. Указ был секретным и до личного состава армейских частей не доводился.

А министр обороны, который еще оставался на своем посту, немедленно оформил генерал-полковнику Воронову очередной отпуск, увеличенный за счет неиспользованных отпусков и отгулов в предыдущие годы.

– У тебя есть три месяца, – сказал министр, разговаривая с Вороновым по засекреченной линии связи. – Генерал без должности не обязан никому докладывать, где он проводит свой отпуск. А если президент все-таки заинтересуется, мы что-нибудь придумаем.

– Уж лучше я сам что-нибудь придумаю, – ответил Воронов. – Автокатастрофа вполне подойдет. Но это в самом крайнем случае.

В тот же день генерал Воронов в закрытом фургоне с надписью «Птица» благополучно проследовал через три медузы и прибыл на планету Ассур.

С Урсы младшие медузы вели, как и положено, на две планеты.

Планета Русса стала пристанищем «президента Галактики», его штаба и части сторонников – настоящих и мнимых.

44
{"b":"1782","o":1}