ЛитМир - Электронная Библиотека

— Уверена, — четко произнесла девушка, но ее голос предательски дрогнул.

— Что ж, тогда получи то, чего так хочешь.

Лизи смотрела, как он медленно приближается к ней. Она не отвела глаз, даже когда его лицо было слишком близко. Потом парень резко схватил ее за волосы на затылке и прижался губами к ее губам. Лизи показалось, что к ней приложили раскаленную сковородку, а в голове, словно что-то взорвалось, и девушка потеряла сознание.

Когда она очнулась, то сидела на грязном деревянном полу беседки, прислонившись спиной к перилам. Она не спешила открывать глаза, тем более что боль еще неприятно пульсировала в голове, и кроме нее Лизи больше ничего не чувствовала. Она никак не изменилась. Хотя и не представляла, должна ли она хоть как-то меняться. Возможно, у Егора ничего не получилось? Лизи не могла и не хотела думать о нем, как о брате, сама не понимая, почему. Она его не помнила. И это было действительно странно. Ведь в момент пожара ей было семь лет. Она должна хоть что-то помнить о своей прошлой жизни, о родителях, о брате. Странно, и кто тогда Макс? Может, он тоже ее брат, о котором Егор не знает?

А собственно, почему она вот так легко на слово поверила первому встречному? Хотя, нет, в этом случае понятно, она не знала откуда и почему, но беззаговорочно верила ему, потому что чувствовала, что он говорит правду. Такие же ощущения у нее были и тогда, когда Иван рассказывал ей о вампирах на крыше спортзала. Она не верила ему, но знала, что он говорит правду.

— Алло, это я, — донесся до нее встревоженный голос Егора. Значит, он еще не ушел и, возможно, ждет ее пробуждения. — Я сделал так, как Вы сказали. Я передал ей силу. Теперь я могу увидеть отца? — Лизи четко почувствовала, как на последнем слове голос Егора дрогнул.

Пока длилось молчание, Лизи приоткрыла глаза. Парень стоял к ней спиной на другой стороне беседки.

— Мы так не договаривались! — резко бросил он в трубку, и Лизи видела, как напряглась его спина, и свободной рукой он вцепился в перила. Если бы она находилась ближе, то непременно увидела бы, как побелели костяшки его пальцев.

— Я не знаю, почему ее сила до сих пор не активировалась! Я сделал все, что делал со мной Грегор. Я не знаю, что еще нужно сделать, — почти кричал Егор, а после небольшой паузы он просто взвыл: — У кого узнать?! Вы издеваетесь? Мы так не договаривались!

Молодой человек отключил телефон, потом несколько мгновений смотрел на потухший экран, а затем со злости швырнул трубку в кусты.

— Черт, — ругался он сквозь зубы. — Ты обманул меня, кардинал, и этого я так не оставлю, — прошипел парень и от его голоса по спине Лизи поползли предательские мурашки.

Егор легко перепрыгнул через перила и стал быстро удалять от беседки. На сидящую на полу сестру он даже не оглянулся.

Лизи смотрела ему вслед, пока он не скрылся из вида, затем попыталась подняться, но, как выяснилось, ее руки и ноги отказывались ее слушаться. Она с большим трудом подняла дрожащую руку и вытерла пот с хмурого лба. Интересно, и сколько ей так сидеть, пока силы к ней не вернутся? Она и так замерзла, а скоро и вовсе заледенеет. В голове у Лизи шумело от боли, поэтому она не спешила обдумать всю эту информацию, что сегодня на нее вылили. Она не знала чему верить, куда бежать и главное — как со всем этим ей жить дальше.

Лизи сидела на грязном полу, откинув голову на деревянные потертые балясины перил. Странные картинки пробегали в ее голове. Вот она видит себя, идущую через парк после того, как пили мировую в этой самой беседке. Она вспомнила, как Ксандр подвез ее домой, как они поругались в машине, и как она встретилась в арке с Егором. Она так ясно все это увидела, словно кто-то неизвестный прокручивал перед ней пленку ее жизни за последние несколько дней. Значит, вот как появилось ее пятно на груди и вот почему у нее странные приступы боли. Это все работа ее братца! Лизи заскрипела зубами. Хорошо, что у нее нет сил, и еще лучше, что он ушел с ее глаз долой, иначе она бы вытрусила из него все, что он знает, и ей было бы его совершенно не жаль.

Лизи снова попыталась встать, но и эта попытка не увенчалась успехом. Ее сердце колотилось как бешенное, и вся она вспотела от натуги. Неприятная дрожь пробежала по ее спине, и она резко повернула голову в сторону кустов, откуда сама недавно пришла. Она явно почувствовала, что там кто-то есть и этот кто-то… вампир.

— Иван? — тихо произнесла Лизи.

— Ну, наконец-то, я тебя нашел, — выбравшись из кустов на тропинку перед беседкой, встревожено произнес парень. — Что тут произошло? — Он скривился и принюхался, словно собака.

— Помоги мне встать, — приказным тоном сказала Лизи.

— Хорошо, — безропотно ответил Иван и осторожно подошел к сидящей на полу девушке, подхватив ее под руки, аккуратно поднял с пола. Она схватилась все еще дрожащими и слабыми руками за перила, отворачиваясь от молодого человека, а потом Лизи стошнило.

Иван поддерживал девушку за талию, и от его рук шло приятное тепло, быстро распространяясь по всему продрогшему телу Лизи и успокаивая мерзкую дрожь.

— Что с тобой? — с тревогой спросил Иван.

— Почему ты не рассказал? — вопросом на вопрос ответила ему Лизи, тяжело облокачиваясь на перила и вытирая рот.

— Ты о чем? — обескуражено спросил парень.

— О крови Стража, которая убивает тебя.

— Хочешь пить? — Иван вытащил из кармана куртки небольшую бутылку с минеральной водой и, смущаясь, протянул девушке. Она видела, что он тянет время, не зная с чего начать этот неприятный разговор.

Лизи молча выхватила у него бутылку, и, отвинтив крышечку, припала к горлышку с такой жадностью, как будто именно эту живительную влагу она все время ждала. Осушив бутылку до конца, она перевела дыхание. Как ни странно, ей действительно немного полегчало, и рука, держащая уже пустую бутылку, почти не дрожала.

— Ну, ты как? — спросил Иван, осторожно забирая бутылку. — Лучше?

Лизи кивнула и ответила:

— Спасибо. Как раз вовремя.

— Что здесь произошло? И вообще… что ты тут одна делала? — оглядываясь по сторонам, спросил Иван.

— Нет, дорогой, сначала мы разберемся с тобой, а потом я отвечу на все твои вопросы. Если захочешь, — сказала Лизи голосом, не терпящим возражений.

— Ладно, — только и выдавил из себя Иван и опустил голову.

— Это правда, что ты умираешь, и это связано со мной?

— Кто тебе рассказал? — потрясенно выдохнул парень. — Откуда…? Что случ… — он резко замолчал, приглядываясь к девушке. Его глаза сузились. Он быстро нагнулся к Лизи, не говоря ни слова, расстегнул ее куртку и отодвинул ворот футболки. — Твою ж….

— И не говори, — улыбнулась ему Лизи.

Глава 15

Кардинал отключил свой мобильный телефон, прерывая разговор, и злорадно улыбнулся. Он так долго и упорно шел к своей цели, не смотря ни на какие преграды, и вот теперь он вышел на финишную прямую. Еще немного, и то, о чем он мечтал столько лет, наконец-то осуществится.

Впервые он узнал о существовании вампиров в годы Второй Мировой войны, когда был совсем молодым парнем лет семнадцати. Он, словно сумасшедший, рвался на фронт, чтобы как настоящий мужчина защищать Родину, но после гибели отца и старших братьев, мать не отпускала молодого амбициозного подростка, которого в те времена звали Степкой Косым, и никак иначе.

После того, как немцы заняли их деревню, Степка вместе со своими приятелями стал вести против них собственную партизанскую войну. Сначала они подожгли баню, в которой как раз в это время мылся немецкий полковник, громко распевая похабные песенки. Ребята подперли двери тяжелым бревном и, облив их бензином, подпалили. Хотя окошко в бане было маленьким, чтобы просунуть в него откормленную немецкую тушу, но голос у полковника был достаточно зычным, чтобы его солдаты услышали и подоспели вовремя. Злой, как демон, немецкий командир, отделался только парой незначительных ожогов.

Потом ребята порезали все немецкие подштанники, которые стирала мать Степки за две банки тушенки и кусок сахара, за что полковник пообещал ей не трогать единственного из оставшихся трехмесячного поросенка в хлеву. Всех курей солдаты переловили и съели в первые же дни. Ох, тогда и попало Степке на орехи, когда обнаружилась их «праведная» месть. Мать сразу же смекнула, чьих это рук дело. Пришлось парню тогда вместе с матерью три ночи напролет шить новые подштанники, используя приданное мамки — домотканые выбеленные простыни. А поросенка солдаты все же забрали.

63
{"b":"178213","o":1}