ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Илья случайно подвернулся под руку. Он уже ехал к Мстиславу Кировцу на сбор былинников, когда ему навстречу прилетела весть, что Варяг на Истре больше не хозяин. И хотя сразу нашлись радикалы, которые решили, что истринцы теперь сами себе хозяева, у святых отцов была на этот счет иная точка зрения.

После всего, что истринские дачники натворили в Москве, доверять им самоуправление было самоубийственной глупостью. И пока основная масса еще не вернулась, на тихом семейном совете было решено поручить управление богатырю Илье, большому другу отца Евгения и жениху его дочери.

А чтобы покрепче привязать былинника к этой земле, его тут же и оженили, хотя он так и не исполнил обещания обратить Перынь в крестовую веру.

Против избрания Ильи на княжение тотчас же выступили мефодьевцы, арсеньевцы и филаретовцы, и церковная свара разгорелась с новой силой, но это была уже локальная проблема, которая меньше всего волновала Орлеанскую королеву. Ей было важно лишь то, что Илья согласился платить ей объявленную дань.

Он даже пригласил Жанну к себе на свадьбу, так что охота барона Жермона на зайцев сильно затянулась. На халяву и горчица сладкая, и в Молодоженово толпой отправились все бароны.

Ехал с ними и Варяг, который не рискнул двинуться прямо на Русь без своего войска. А войско осталось как раз в Молодоженове под командой юродивого Стихотворца.

По пути Жанна невольно вспомнила, что Варфоломеевская ночь тоже началась со свадьбы, так что надо быть начеку. И королева на всякий случай послала вперед сестрицу Аленушку – собирать юных разведчиков и самооборонщиков.

Напряженность росла по мере продвижения каравана к густонаселенным местам. В одном селении, где Жанна уже была проездом, ее обозвали разбойницей, в другом из скита набежали монахи, которым не понравилась одежда валькирий, и от них пришлось спасаться бегством.

А дальше инциденты со святыми отцами продолжались чуть ли не в каждом поселке, и при встрече с Муромцем Жанна начала разговор с того, что попросила в счет дани снабдить ее саму и ее свиту подобающей одеждой.

Но напряженность от этого не исчезла.

По тому, как суровеет лицо Варяга, можно было догадаться, что он постепенно приходит в себя, избавляясь от навязчивого дурмана, и как он дальше себя поведет, предсказать было трудно.

Но Жанна прекрасно понимала, что ничего хорошего ждать от него не приходится.

34

Первым редутом обороны новых хозяев Кремля стал Донской монастырь, у стен которого плечом к плечу встали спецназовцы Аквариума, гвардейцы патриарха Филарета и уцелевшие «казаки» – остатки кремлевской армии, перешедшие на сторону новой власти.

Дальше за монастырем был ЗиЛ – последний работоспособный завод в городе, и его тоже надо было отстоять во что бы то ни стало.

По Окружной железной дороге в район монастыря подогнали пожарный поезд. В Кремле уже знали, что по одним улицам в эту сторону несется огненная буря, которая распространяется уже без участия человека, а по другим специально к монастырю рвутся поджигатели-сатанисты.

Страшно было себе представить, что начнется, когда огонь доберется до узких улиц и тесных переулков, где дома стоят сплошняком, и пустые пространства дворов и скверов не мешают пламени перескакивать с одного дома на другой.

А поджигатели уже резвились неподалеку в ограде Канатчиковой дачи, и можно было подумать, что это ее обитатели вырвались на волю. Однако все психи разбежались уже давно. Ворота Кащенки открылись еще в дни большого голода, когда пациентов нечем стало кормить.

Но какие-то люди жили тут и теперь. Они даже пытались помешать поджигателям, но не преуспели.

В Кащенку тотчас же бросился отряд спецназа и всех поджигателей перебил, но пожар потушить не удалось.

А у стен монастыря сводный полк его защитников уже крошил демониадов.

Но другие сатанисты нанесли удар с тыла. Они подошли по тоннелям метро черт знает откуда, но точно не с Воробьевых гор. В тоннелях от «Университета» до «Спортивной» было полно спецназовцев, а Метромост охраняли так, что даже мышь не проскочит. Тут как раз сортировали на свежем воздухе трупы из тоннеля и вытащили все, но Гарина среди них так и не нашли.

И таинственное исчезновение президента Экумены, и не менее таинственное появление сатанистов на другом берегу уже после того, как все мосты были перекрыты, заставило вспомнить разговоры диггеров о секретных тоннелях, проложенных в том числе и под Москвой-рекой.

Спецы Аквариума сбивались с ног, обшаривая Лубянку в поисках планов этого «Метро-2», но так ничего и не нашли. И диггеров тоже не нашли, как ни старались – они все попрятались по своим катакомбам.

Когда поджигатели появились в арбатских переулках, стало ясно, что кошмар только начинается. Правда, их было мало, и поначалу очаги огня удавалось тушить, а самих поджигателей – вылавливать и истреблять.

Но потом началось движение на Кутузовском проспекте и у Бородинского моста. Новые толпы из глубин метро прорвались на Киевский вокзал и ринулись поджигать здания на прилегающих улицах.

Но их главная цель была не в этом.

Фанатики концентрировались у моста по обе стороны от него – с одной стороны сатанофобы, а с другой – сатанофилы. И когда они с обоих берегов рванулись на мост, охрана не устояла.

Казалось, обеими толпами управляет она рука – даже несмотря на то, что на мосту они схватились между собой не на жизнь, а на смерть.

Эта схватка дала возможность Аквариуму подтянуть силы от соседних объектов, но это было как в басне про Тришкин кафтан. На оставшийся без защиты Новодевичий монастырь тотчас обрушились сатанисты и под угрозой оказался Краснокалужский мост.

– Взорвать к черту! – приказал начальник ГРУ, и сразу два моста были подняты на воздух.

Впечатление, что Армагеддон наконец начался, было настолько реальным, что свидетели событий удивлялись только одному – отчего силы добра и зла выбрали местом своей последней битвы город, а не чистое поле, о котором сказано в Писании.

Тем временем у Аквариума появились первые пленные, и стала ясна конкретная цель сатанофобов, которые клялись, что выступают на стороне добра.

Чтобы добро победило, надо только сжечь все еретические писания, собранные в библиотеке имени Ленина, и перебить всех очкариков, которые из университета сбежали туда. А библиотека расположена на другом берегу – вот они и рвутся туда, сметая все преграды.

Довольны неизвестные отцы.

Вернее, отец-то был известен, и звали его Василием блаженным от слова «блажь». И по слухам, он мечтал дорваться не только до библиотеки, но и до храма имени своего тезки.

Кажется, он считал себя даже не тезкой того Василия, а его перерождением, впадая в ересь реинкарнации, о которой в Писании не сказано ни слова. А ведь по заявлениям самого проповедника, на свете есть только две книги, не зараженных ересью – Библия и «Молот ведьм».

Но когда проповедника не было рядом, его верные ученики порой забывали о главной своей задаче и вместо того, чтобы разрушать гнезда ереси, принимались их защищать.

Та часть сатанофобов, которая решила пробиваться через Крымский мост, не дойдя до него, застряла у Донского монастыря, помогая спецназу и казакам отбивать атаки сатанофилов. Хотя если точно следовать учению блаженного Василия, то это было занятие бессмысленное и даже вредное – ведь церковь тоже поражена проказой ереси и неверия.

Тут стоит упомянуть, что поначалу Василий пытался предложить свою доктрину новоизбранному патриарху Филарету и даже пробился к нему на прием, но тот, грозно стуча посохом по каменному полу, прогнал проповедника из храма, назвав его безумцем, которого обуяла гордыня.

Однако истринские дачники, подмосковные огородники и простые горожане ничего этого не знали и не хотели знать, а если бы и хотели, то все равно бы не поняли. Так что они, не щадя живота своего, обороняли дом Божий от врагов рода человеческого и достигли некоторого успеха.

29
{"b":"1783","o":1}