ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А достигнув ее, тотчас же объявил о великой победе.

– Мы захватили в плен саму архиведьму Жанну, Орлеанскую королеву! – возвестил он, и устремленное к небу здание наполнилось ликованием.

Не было никаких сомнений – если сжечь на костре архиведьму, то иссякнет колдовская сила по всей земле, и даже первый ересиарх Заратустра не сможет восстановить ее в одночасье.

Сам дьявол будет ранен почти что в сердце.

Торквемада был уверен, что все фанатики в первых рядах двинулись в поход, да там и сгинули. А оказалось, что не все. Хотя больше фанатиков истекали восторгом приблудные, которые соскучились по аутодафе.

А ведь это было главное условие Торквемады. Новое аутодафе состоится только после того, как будет пойман хотя бы один еретик из главного списка.

Архиведьма Жанна значилась в этом списке под номером четыре.

И когда император Лев по прибытии стал предъявлять черным монахам претензии, они в ответ предъявили ему Жанну.

– Разве это не искупает нашу вину? – спросил Торквемада, и императору было нечего на это ответить.

72

– Я не понимаю, как люди могли всего за один год так одичать, – сказал президент Экумены Гарин Царю Востока Соломону Ксанадеви, когда они встречались последний раз и смотрели с вершины университетского здания на бурлящую внизу толпу сатанофилов и сатанофобов.

– Ты просто никак не вырвешься из плена старых заблуждений, – ответил тогда мудрый восточный царь. – Ты до сих пор веришь, что люди когда-то были цивилизованными.

– Да нет. Я тоже слышал, что человек – это злобная хищная обезьяна, свихнувшаяся на почве насилия. Мои биологи регулярно развивают тему, что человека создал не труд, а людоедство. Одним людоедам было жизненно важно перехитрить других людоедов, чтобы не попасть к ним на обед, и в результате выживали самые умные. Это я все знаю. Мне странно, как это жители мегаполиса 21-го века, которые были на «ты» с компьютером и общались друг с другом по мобильникам через космос, вдруг в одночасье уверовали во всю эту чушь. Сатана, Армагеддон, нечистая сила, черная месса и «Бросьте еретиков в огонь!» соответственно. Вот что не укладывается у меня в голове.

– Знаешь, как-то перед самой Катастрофой в одной газете появилась история про то, как один преуспевающий владелец фирмы нанял киллеров, чтобы убить соседку-бухгалтера – за то, что она наводит порчу на его ребенка. А сегодня я как раз перелистывал старые газеты – тут, в библиотеке – и эта история сразу бросилась мне в глаза.

– И это, по-твоему, все объясняет?

– Не все, но многое. Ты скажешь, что это был один такой идиот. Но в мирное время, когда москвичи еще общались по мобильнику через спутник, я знал массу людей, которые были уверены, что у них в блочных квартирах шестнадцатиэтажных домов живут домовые, а некоторые с ними даже беседовали. Я знал священнослужителей с высшим богословским образованием, которые убеждали свою паству, что индивидуальный налоговый номер – это черная метка сатаны, а штрих-код на упаковке – это число Антихриста. Теперь некоторые из этих священнослужителей стали архиереями. Надо ли удивляться тому, во что верит их паства?

– Я всегда думал, что нормальных людей большинство. Не так уж много в те времена было тех, кто по религиозным соображениям отказывался получать ИНН или употреблять продукты со штрих-кодом.

– Норма изменчива, а большинство в любой массе составляют конформисты. Я тоже удивлялся, когда в конце восьмидесятых советские люди валом повалили креститься. Ведь крещение предполагает искреннюю веру в догматы церкви, а православная церковь требует слепо и безоговорочно верить не только в то, что люди произошли от Адама и Евы, но и в то, что Адам был сотворен из глины, а Ева – из ребра. И если в первое с некоторой натяжкой может уверовать даже вполне здравомыслящий человек, то в отношении второго даже ребенку должно быть ясно, что это просто старая еврейская сказка.

– Я никогда не верил в Бога и во все эти сказки, но мне всегда казалась, что религия в основе своей нацелена на созидание.

– В основе своей религия ни на что не нацелена, – покачал головой Царь Востока. – Воинственный ислам может быть религией сугубо мирных людей, а миролюбивое христианство – благословлять воинов на безжалостное истребление врагов. Просто религия наиболее удобна, чтобы делить людей на своих и чужих. Тот, кто верит и молится иначе, чем ты – чужак, и потому недостоин жалости. А когда ломается прежняя жизнь и еще не устроена новая, особенно важно держаться поближе к своим и опасаться чужих.

Так говорил Соломон Ксанадеви, мудрый Царь Востока – единственный, кому в этом безумном мире удалось примирить большие массы людей и соединить их в огромную силу.

Но теперь президент Экумены Гарин подозревал Соломона Ксанадеви в том, что это его агенты один за другим поджигают нефтяные колодцы в сухой степи.

А колодцев не так уж много, и недавний степной пожар чуть было не уничтожил их все. Стояла страшная жара и не исключено, что сухая трава загорелась сама собой. Но Гарин был уверен, что это постарались все те же неуловимые враги цивилизации.

Непобедимые враги.

На их фоне бандиты, которые пытались осваивать Новый Город, казались почти своими. Они были понятны и жили по понятиям, которые давно и хорошо изучены. А все эти террористы, диверсанты, дикие экологи и просто дикари буквально сводили Гарина с ума. Он прожил с ними почти целый год, но так и не научился их понимать.

На первый взгляд их логика была понятна. Природа превыше всего, а цивилизация разрушает природу. Значит – долой цивилизацию!

Муха тоже вертолет.

А если этого мало, то были идеи и посложнее. Например такая: Природа, мать наша, отомстила цивилизации за все свои обиды, когда одним махом смела всю цивилизацию с лица земли. В одном она ошиблась – оставила на расплод не какой-нибудь деревенский край вроде сельских районов на Вологодчине или, лучше того, джунглей Новой Гвинеи, а громадный мегаполис.

И теперь люди должны помочь природе исправить эту ошибку.

Берегите природу, мать вашу!

Однако президенту Гарину эта логика казалась странной.

Уже доказано, что обитаемый континент тянется на многие тысячи километров во все стороны. А сколько всего на этой планете континентов, не знает никто.

И уж тем более неизвестно, сколько столетий потребуется людям, чтобы просто заселить эти необъятные просторы, не говоря уже о том, чтобы их освоить.

На земле даже после пяти тысяч лет письменной истории остались неисследованные джунгли и необитаемые острова.

Если кто-то сознательно хочет отказаться от всех благ цивилизации и жить в лесу дикарем, то в этом нет ничего сложного. Можно уйти на тысячу километров от обитаемых мест, а можно на десять тысяч – как кому нравится.

Зачем же лишать благ цивилизации тех, то не может или не хочет без них жить?

И тут как раз в Новгород прибыл Тунгус со своими отморозками, который отчаялся отвоевать в Москву и решил податься на последний островок цивилизации, где еще можно жить по понятиям.

Он вышел в крестовый поход, но оставил Белое воинство Армагеддона при первой же возможности. Все, что ему было нужно в этом походе – это разведать удобную дорогу в город строителей цивилизации.

Достигнув города, он первым делом предложил президенту Гарину свою крышу. И пригрозил в случае несогласия сжечь все оставшиеся нефтяные колодцы.

В отличие от эко-террористов Тунгус строго следовал ясной, как белый день, железной логике рэкетиров.

Если хочешь развести лоха по всем правилам, пригрози уничтожить самое дорогое.

А у Гарина не было ничего дороже нефти.

Но Гарин не был лохом.

Он спросил у бандита, слышал ли тот об ассассинах, уже заранее зная, что Тунгус о них слышал. Ведь он привел с собой самую знаменитую жертву ассассинов – предводителя люберецких по прозвищу Тарзан.

И по тому, как Тунгус побледнел и изменился в лице, Гарин понял, что иметь дело с ассассинами он не хочет.

57
{"b":"1783","o":1}