ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Обязательно буду.

— Купон заполнили? Давайте.

— Прошу вас. Сколько с меня?

— О, да у вас коммерческое объявление. Это дороже.

— Неужели? А я не заметил. Где же тут коммерция?

— Вы что, издеваетесь? Все объявления о найме на работу являются коммерческими. Здесь же черным по белому написано.

— Да? Я не читал.

— А что у вас в объявлении говорится про коммерческую тайну — тоже не читали? Может, вы вообще неграмотный?

— А грубить зачем? Хамство — не лучший способ завоевать расположение клиента. Особенно для такой симпатичной девушки, как вы.

— Нужно мне ваше расположение. Думаешь, я много имею с этих объявлений?

— Я вообще думать не умею. Меня мама в детстве на асфальт уронила. С сорок седьмого этажа.

— Оно и видно.

— А насчет денег могу посодействовать. 500 долларов в месяц вас устроит?

— Ой! И за что это?

— А вот этих, склонных к риску, набирать на высокооплачиваемую работу. И руководить ими, пока работа не начнется.

— Руководить я не умею.

— Научим.

— А не захочу, заставите?

— Нет, это лишнее. Дело совершенно добровольное.

— А чем эти люди будут заниматься?

— А вот это уже коммерческая тайна. Ну как, согласны?

— Надо подумать.

— Вот думать как раз некогда. Дело срочное. То есть сегодня вы увольняетесь с этой работы, завтра слушаете мой инструктаж, а послезавтра выходите на новую службу.

— А первая зарплата когда?

— Подъемные — сразу же. Сейчас едем в контору, оформляем бумаги и триста баксов — ваши. Можно в рублях.

— Ого! Только сейчас я не могу. Сегодня надо день доработать.

— Во сколько вы заканчиваете?

— В шесть вечера.

— О'кей. В семь я буду ждать вас в конторе. Вот адрес. Это обыкновенная квартира. Дело только началось, пока обустраиваемся. Но место для вас там уже есть. Не забудьте захватить паспорт.

— Постараюсь.

— Кстати, о птичках. Как вас зовут?

— Меня — Маша. А вас?

— А меня — Дима.

— Очень приятно.

— А как мне приятно — вы даже не представляете!

«Только бы не забыть, как меня зовут! Дима! Дима! Дима! Лжедимитрий Первый».

«На высокооплачиваемую работу, связанную с дальними поездками и хранением коммерческой тайны приглашаются…»

47

Начальник управления военно-космической разведки ВВС США генерал Макферсон посмотрел на часы.

До вылета в Неваду оставалось полчаса. До конца его карьеры — ненамного больше.

Именно он, Макферсон, прикрывал проект «Орлиное гнездо» от любых любопытных глаз, выдавая «Янг Игл» за спутник связи нового поколения, предназначенный для быстрого установления контактов с агентами американской разведки в любом конце земли.

«Янг Игл» действительно мог выполнять эту функцию, как и множество других, однако создатели проекта не торопились делиться своей тайной с ЦРУ и разведслужбами Пентагона. Об «Орлином гнезде» знали до последнего времени лишь непосредственные участники проекта, группа прикрытия в управлении военно-космической разведки и несколько человек в АНБ. Плюс министр обороны и президент США, который дал «добро» на всю эту затею. Президент Клиффорд рисковал очень многим, но он был сторонником жесткой линии в военных вопросах и был готов укреплять оборону страны любыми средствами, не обращая слишком много внимания на зараженный пацифизмом Конгресс.

Поэтому генерал Макферсон — ястреб из ястребов — и был назначен на пост начальника управления военно-космической разведки ВВС США, несмотря на то, что раньше он был летчиком стратегической авиации, в молодости водил самолеты с ядерным оружием на борту, а к космосу никогда никакого отношения не имел.

На новой должности он развернулся гораздо круче, чем все его предшественники. Один проект «Орлиное гнездо» чего стоит, а ведь были еще и другие.

Параллельно «Орлиному гнезду» управление военно-космической разведки проводило операцию «Ловчая сеть», которая заключалась в подготовке и засылке в разные страны мира специально обученных наземных разведгрупп для полевого испытания систем связи, замкнутых на «Янг Игл». Операция осуществлялась без ведома ЦРУ и разведки Пентагона. Даже президент Клиффорд имел о ней лишь поверхностное представление, а агенты, работающие непосредственно в полевых условиях, были предупреждены, что в случае любых проблем им придется выкручиваться самостоятельно. Щеголять американским гражданством им запрещалось категорически, но даже если бы они рискнули, Госдепартамент ничем не смог бы им помочь, потому что ни одна спецслужба не признала бы этих ребят за своих. И военно-космическая разведка в том числе.

Генерал Макферсон взял в руку трубку мобильного телефона и набрал номер.

— Майор Диксон слушает, — отозвались на другом конце канала связи.

— Ты уже передал «птицам» приказ о прекращении работ?

— Еще нет, генерал. Резервные каналы связи пока не подключены, а экстренные варианты вы приказали не применять.

— Хорошо. Приказ пока не передавайте. Как только резервные каналы будут готовы, сообщите мне. Появилось новое дело.

Генерал прервал связь и еще раз посмотрел на часы.

Пора было выезжать на аэродром.

48

— Слушай факты, — сказал Пайн Гроссману, когда они встретились после большой охоты за информацией. — Госсекретарь Уайт зачем-то отправился в незапланированную поездку в Японию. Его пресс-служба темнит. Дело якобы в очередном демарше японцев по поводу наших военных баз. Но есть деталь. Уайт неизвестно зачем остановился на полдня в Калифорнии, в Сакраменто. И часа на четыре улетел оттуда на вертолете в неизвестном направлении. Как ты думаешь куда?

— В Неваду. Военные базы, радиолокационные центры, станции слежения и все такое.

— Я тоже так думаю. Тем более что это не единственный сюрприз. Начальник штаба ВВС неожиданно заболел и находится сейчас в военном госпитале… Догадайся где!

— В Неваде?

— Именно там, в Карсон-Сити. Что с ним, мне не говорят, но сенатор ответа добился. Сердечный приступ. Отгадай почему!

— Кража спутника.

— Слушай дальше. Этого Гордона, начштаба ВВС, сегодня летали навестить министр обороны и начальник управления военно-космической разведки. И оба провели в Неваде гораздо больше времени, чем в госпитале. Между тем навещать генерала Гордона совершенно бесполезно. Он в коме и вот-вот помрет. Что бы это значило?

— Ездили навещать еще кого-то.

— Весьма вероятно. В Неваде есть станция слежения НАСА, но вокруг нее все тихо, я проверил. Вывод?

— Где-то в Неваде, недалеко от Карсон-Сити, есть военная станция, откуда управляли «Янг Иглом».

— Я подозреваю авиабазу «Флеминг». Там самое хорошее радиохозяйство и очень надежная охрана. И главное — поблизости никакого жилья. Мне даже не у кого спросить, не пролетали ли в ту сторону вертолеты госсекретаря и министра обороны. Глухо.

— Да, хорошо они устроились.

— Очень хорошо. И есть только одна возможность пробраться в их логово. Надо убедить нашего сенатора включить нас в состав комиссии по расследованию истории с «Янг Иглом».

— А это дело долгое и ненадежное, — подхватил Гроссман.

— Вот именно. Сенатор мне, конечно, не откажет, но его коллеги удивятся. Почему это CNN имеет представительство в комиссии, а больше никто из прессы не имеет?

— Но ведь ты же не CNN.

— Однако я работаю с тобой и все об этом знают. Кстати, когда все это кончится, я непременно стребую с вашей конторы свой гонорар.

— Так и разбежалась наша контора платить тебе гонорар. Ты каждый день публикуешь в «Вашингтон пост» всякие сенсации про «Янг Игл» и еще чем-то недоволен.

Гроссман шутил, и Пайн не обиделся. Но ответил серьезно:

— Я всем недоволен. Особенно тем, что будет дальше. Если рухнут космические каналы связи, мы вообще можем остаться без работы.

— Ты преувеличиваешь, Эл. Вспомни свою молодость. Тогда вообще не летали в космос. И ничего, работали. Особенно вы, газетчики, — самокритично добавил Гроссман.

32
{"b":"1785","o":1}