ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Биржа кризисного периода напоминает подпольное казино, где деньги обращаются без счета и никто не имеет возможности за ними уследить.

И что такое сто миллионов долларов в ситуации, когда десятки и сотни миллиардов утекают в никуда и достаются неизвестно кому. Сто миллионов — обезличенные, лишившиеся прежних хозяев и не успевшие приобрести новых. Что они такое?

Мелочь.

Мелочь, которая не стоит внимания.

Мелочь, про которую все забудут, как только она исчезнет на полпути от одного мимолетного владельца к другому.

Никто и не вспомнит, что эти деньги когда-либо существовали в природе.

93

Нам плевать на чужие несчастья,

Их своих у нас — черт разберет,

Если ты хоть чуть-чуть по масти

Выше голову и вперед…

Станислав Антонов

— Приготовиться к прыжку, — негромко сказал лейтенант Лим.

Бойцы «восточной группы» отряда «Саймак» поднялись со своих мест, на ходу в последний раз проверяя снаряжение.

Несколько минут назад лейтенант Лим связался с подводной лодкой, незаметно следовавшей за «Эльдорадо», чтобы уточнить координаты сухогруза.

Лодка к этому времени тоже была включена в режим радиомолчания. В Вашингтоне считали, что она просто находится на глубине и соответственно не может поддерживать радиосвязь. На самом деле лодка шла под поверхностью воды с поднятым перископом и ее антенна была готова принимать любые вызовы, но приемники были настроены только на одну волну, о которой не знало руководство военно-морских сил США.

Лейтенант Лим, согласно приказу, полученному от генерала Макферсона, вышел на связь на этой волне непосредственно перед высадкой, получил точные координаты текущего местонахождения «Эльдорадо» и передал подтверждение о готовности к началу операции.

После этого он продиктовал координаты пилоту своего самолета и в течение двенадцати минут «боинг» совершал последний бросок до нужной точки. Она оказалась несколько южнее расчетной, и Лим даже немного удивился, с чего это перуанцы повернули на юг, ведь Кения совсем в другой стороне. Но это было уже не важно. Через двенадцать минут самолет был над целью. Он пролетел над перуанским сухогрузом и ушел дальше — туда, откуда не будет видна высадка десанта. А, приводнившись, спецназовцы должны будут пройти несколько миль на лодках навстречу идущему на всех парах судну.

Первыми прыгали ребята с самонадувающимися лодками на длинных шнурах. Лодки оказывались на воде раньше парашютистов и сразу начинали наполняться газом. К тому времени, когда начали приводняться бойцы с менее тяжелым грузом, лодки уже были полностью готовы к работе и рулевые в них заводили моторы.

Когда вся группа заняла места на плавсредствах, моторы одновременно взревели, и лодочный караван помчался в ту сторону, откуда должен был подойти перуанский сухогруз с профессором Лемье на борту. Сразу несколько пар глаз высматривали корабль в бинокли.

— Вот он! — сказал наконец лейтенант Лим, указывая рукой на горизонт, и его подчиненные уже в который раз подивились его орлиному зрению. Ведь он первым увидел цель без всякого бинокля.

И в то же мгновение цепочка лодок рассеялась. Они неслись уже в полной темноте, но бортовые огни корабля были ясно видны всем. А заметить во тьме тропической ночи лодки было совсем непросто — только звук выдавал их приближение, звук, заполнивший все вокруг.

Хотя мятежники, захватившие «Эльдорадо» за несколько часов до нападения спецназовцев, были предупреждены о возможности такого нападения, они имели слишком мало людей и слишком много врагов на борту — и поэтому заметили опасность слишком поздно. Услышав рокот моторов со всех сторон, они стали метаться от борта к борту, пытаясь разглядеть источник этого шума в кромешной тьме. Но так ничего и не увидели — а шум между тем приближался и становился все более угрожающим.

И тогда захватившие «Эльдорадо» «освободители Страны Инков» стали в панике палить из автоматов во все стороны. Они стреляли на звук, и бойцы, менее опытные, чем люди Лима, могли бы растеряться от такого отпора — ведь серьезного сопротивления никто не ждал. Но майор Хантер хорошо научил своих подчиненных одной простой истине, которая порой может спасти жизнь: «Противника нельзя недооценивать».

Спецназовцы в передовой лодке, прикрытые бронещитами, в считанные минуты подобрались вплотную к кораблю и выпустили из портативной базуки гранату с нервно-паралитическим газом.

Тотчас же подлетели другие лодки, и на палубу «Эльдорадо» полетели светошумовые гранаты, и новые порции газа, сшибающего с ног, заволокли судно.

Казалось, что на корабль, чем-то провинившийся перед небом, обрушились полчища дьяволов, изрыгающих пламя и дурнопахнущий дым.

94

— Это он, точно он!

Голос кого-то из инженеров прорезал несусветный шум, стоящий в главном компьютерном зале секретного Центра управления полетами под авиабазой «Флеминг», и все сразу кинулись на этот возглас. Но это было уже ни к чему. Инженер мгновенно перебросил изображение со своего компьютера на главный экран зала, и все увидели линию спутниковой орбиты на фоне материков и океанов со светящейся точкой как раз над США.

В правом нижнем углу изображения сменяли друг друга иллюстрации расчетов, неопровержимо доказывающих, что «Янг Игл» мог отключить те спутники, которые он отключил, только двигаясь по этой вот орбите.

Другие вероятные орбиты тоже появились на огромном настенном экране, но они были прочерчены другим цветом, а текст рядом пояснял, что одни из этих орбит соответствуют спутникам, не имеющим никакого отношения к «Янг Иглу», другие не могут принадлежать спутникам, запущенным с территории Соединенных Штатов, а третьи не имеют в нужной точке собственно спутников, что неопровержимо доказала радиолокация.

С момента начала пеленгации прошло всего четыре часа. На такую удачу никто на базе даже не рассчитывал — ведь по теории вероятностей времени требовалось куда больше. Но вот она — орбита «Янг Игла», единственная и неповторимая. Осталось только подобрать частоту канала связи и ввести коды доступа.

— Понадобятся все коды, — сказал вдруг главный инженер проекта.

— Что? — не понял генерал Дуглас.

— Похитители наверняка сменили режим работы. Могут понадобиться все коды доступа.

— И что это значит?

— Диск Гордона в Вашингтоне. А диск Дика Мануэля неизвестно где.

— Капитан Палмер! — сообразил Дуглас.

— Вот именно.

— Без этого диска нельзя восстановить контроль?

— Можно, — ответил главный инженер, пожав плечами, и добавил: — Наверное.

— Что значит «наверное»?

— Мы же не знаем, как они изменили режим. Может быть, его можно будет перехватить с помощью президентского «ядерного чемоданчика». Или с помощью тех дисков, которые у нас есть. Миллион вариантов.

— А может, попытаться его сбить… — подумал вслух генерал. — У нас ведь есть такое оружие.

— Тогда все спутники, которые он отключил, превратятся в металлолом, в космический мусор. Их невозможно будет включить.

— А Лемье смог бы включить этот спутник, зная, где он находится?

— Наверняка. Любой порядочный программист имеет личные пароли к своей программе.

— Ну хорошо. Попробуйте найти доступ. Если не получится, мы его уничтожим. Я немедленно свяжусь с президентом.

Сказав это, Дуглас про себя подумал: «Черт возьми, где же этот Макферсон. Его люди уже должны начать операцию. Начать и кончить через несколько минут, и тотчас же сообщить об этом. Почему же Макферсон не звонит?! Почему этот чертов космический разведчик молчит?! Неужели сорвалось?»

95

Кто хочет жить, кто весел, кто не тля,

Готовьте ваши руки к рукопашной,

А крысы пусть уходят с корабля

Они мешают схватке бесшабашной…

В. Высоцкий
57
{"b":"1785","o":1}