ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Кошки», выпущенные из специальных арбалетов, взвились над бортами «Эльдорадо» и вцепились в фальшборт судна, словно щупальца какого-то хищного морского чудовища.

Первая партия спецназовцев взлетела по тросам на палубу за считанные секунды. Все бойцы были в противогазах нового образца, очень удобных, с маской-экраном, открывающей широкий обзор. Их автоматы оглушительно палили, не причиняя, однако, никакого вреда окружающим людям и предметам, они были заряжены холостыми патронами с усиленным светошумовым эффектом.

Но дополнительные маневры при приближении к судну на лодках, вызванные неожиданной стрельбой, заставили людей Лима потерять секунды, каждая из которых в такой ситуации — на вес золота. За счет движения корабля газовое облако сместилось на корму, и полупарализованный, полуослепший и полу оглохший «освободитель Страны Инков» по фамилии Герреро начал приходить в себя как раз тогда, когда авангард «восточной группы» отряда «Саймак» ворвался на полубак.

С безумным воплем Герреро нажал на спусковой крючок своего автомата и принялся беспорядочно махать им из стороны в сторону, поливая свинцом все вокруг.

Тут спецназовцы здорово порадовались, что взяли с собой бронежилеты, хотя их пришлось сбрасывать с самолета в специальных контейнерах, привязанных к спасательным кругам. А ведь при подготовке операции многие ворчали, — дескать, зачем нам лишний груз, никто не будет в нас стрелять.

Пули, угодившие в бронежилеты почти в упор, сбили с ног двух спецназовцев. Остальные, «качая маятник», отступили и залегли. Кто-то быстро сменил рожок с холостыми патронами на магазин с пластиковыми пулями и выпустил очередь прямо в стоящего на коленях Герреро. Того отбросило назад, и он с воем стал кататься по палубе, бросив автомат. Пластиковые пули не причиняют серьезного вреда, но при попадании в нужные точки тела могут вызвать адскую боль.

Ни слова не говоря друг другу, спецназовцы одновременно сорвались с места. Один бросился на Герреро и надолго вырубил его одним ударом. Остальные рассредоточились по двум бортам и побежали в сторону кормы — однако возле рубки нарвались на новую автоматную очередь.

У одного из спецназовцев в руках оказался автомат Герреро, заряженный боевыми. Не обратив на это внимания, он нажал на курок, и очередь из трех последних патронов прошила стрелка, пытавшегося преградить спецназу, путь на мостик.

Рулевой на мостике кинулся ничком на пол, истошно вопя по-испански:

— Не убивайте меня!!!

Его на всякий случай тоже утихомирили, лишив сознания отточенным ударом ребром ладони по шее.

— Все под контролем, — сказал командир авангарда в микрофон, встроенный в противогаз.

Его подчиненные в этот момент держали в поле зрения всю верхнюю палубу с тремя надстройками и не видели ничего подозрительного. Поэтому на борт могла теперь подняться остальная часть группы, которой следовало обыскать внутренние помещения судна и найти профессора Лемье.

По тросам, свисающим с обоих бортов, на «Эльдорадо» стали стремительно взбираться спецназовцы без противогазов. За время скоротечного боеконтакта корабль полностью вышел из газового облака и отошел от него на приличное расстояние, так что беспокоиться было не о чем. Кроме одного — если абордажникам было оказано сопротивление на верхней палубе, то не ждут ли их сюрпризы также и во внутренних помещениях корабля. Ведь если ждут, то справиться с ними будет куда труднее.

96

— Мистер президент. Нам удалось запеленговать похищенный спутник. В ближайшие несколько часов будет ясно, удастся ли вернуть его под наш контроль. Если это не получится, я прошу вас отдать приказ о применении противоспутниковых систем, находящихся под вашим личным контролем.

— Последствия? — коротко спросил президент.

— Если сбить «Янг Игл», то не удастся восстановить работоспособность спутников, которые он уже вывел из строя. Ну, и международные осложнения — ведь официально этого оружия у нас нет.

— Да, конечно. Очень не хотелось бы ссориться с русскими… Каковы шансы, что спутник удастся мирно перехватить?

— Я не могу достоверно оценить их. Возможно, для перехвата потребуются коды с диска профессора Лемье, а он, скорее всего, на дне океана.

— Разве нет резервных копий?

— Нет. Два диска из четырех позволяют без проблем управлять спутником в нормальном режиме и любой из дисков позволяет полностью его отключить — но опять же только если действует нормальный режим. А сейчас «Янг Игл», похоже, работает в режиме военного времени. Не исключено, что его можно будет перехватить с помощью вашего «ядерного чемоданчика», но гарантировать ничего нельзя. Возможно, понадобится диск профессора и тогда перехват будет невозможен.

— Когда это станет ясно?

— Нужно еще несколько часов. Пока не удалось даже подобрать рабочую частоту связи.

— Ну хорошо, действуйте. Ваше предложение сбить спутник придется обсудить особо, если все другие способы не дадут результата.

— Мистер президент. Я бы предложил обойтись без широкого обсуждения. Спутник можно ликвидировать так, что никто об этом не узнает. А общественности сообщим, что его удалось перехватить и нейтрализовать.

— Генерал, я в который уже раз говорю вам — не надо учить меня политике. Мы и так по уши в дерьме с этим делом, и если играть в тайны и дальше — то не только вас, то и меня сотрут в порошок. А я этого не хочу.

— Мистер президент, я прошу вас не сообщать никому о том, что мы запеленговали спутник. Подождите хотя бы несколько часов. Иначе об этом немедленно объявят по телевизору, и похитители смогут узнать о планах перехвата и нейтрализовать наши попытки.

— Занимайтесь своим делом, генерал. Я сам решу, как мне поступить.

Как поступил дальше президент, осталось неизвестным, зато отлично известно, как поступил генерал. Он хлопнул трубкой по аппарату спецсвязи так, что авиабазе «Флеминг» (вернее, Военно-воздушным силам США в целом) пришлось раскошеливаться на новый аппарат.

Кроме того, известно, что резидент ГРУ в Вашингтоне узнал о подробностях беседы Дугласа с президентом примерно через три часа после ее окончания и за полтора часа до того, как те же самые подробности стали известны резиденту Службы внешней разведки России.

Наверное, президент Клиффорд, спасая себя от вполне реальной угрозы импичмента, все же с кем-то посоветовался насчет того, стоит ли сбивать спутник, если не удастся его перехватить. И те, с кем он советовался, тоже не удержали язык за зубами.

Ситуация была такова, что никто не думал ни о какой секретности — каждый спасал свою шкуру от публичной порки.

Раздолье для иностранных шпионов.

97

Спецназовцы лейтенанта Лима рассыпались по корабельным помещениям очень быстро, не давая опомниться противнику, если кто-то еще имел силы и желание сопротивляться.

Группа захвата взяла корабль под контроль, но она еще не выполнила главную свою миссию — не нашла профессора Лемье.

Минуты текли, никто больше не стрелял, но и добрые вести о том, что профессор найден, жив, цел и готов давать показания на мостик, где обосновался лейтенант Лим, не поступали.

Сам Лим тем временем допрашивал рулевого и штурмана, которые сообщили ему весьма интересные вещи. Например, лейтенант узнал о том, что корабль захватили боевики из Фронта освобождения Страны Инков, убившие капитана и возжелавшие прибрать к рукам профессора Лемье вкупе с его супероружием.

По приказу Лима на мостик приволокли двоих поверженных боевиков, и штурман тут же сообщил, что было еще двое, и среди них главарь — некто Гомес.

Тут стали возвращаться спецназовцы, искавшие профессора. Из их докладов складывалась удивительная картина. Ни Лемье, ни Гомеса нигде не было. Когда вернулась последняя группа, Лим задумался в первую очередь над тем, откуда на борту взялись «освободители инков». Он легко догадался, что дело тут нечисто, хотя бы потому, что рулевой рассказал об их присутствии на «Эльдорадо» и о бунте на корабле лишь под угрозой немедленной смерти, и штурман тоже говорил обо всем этом крайне неохотно.

58
{"b":"1785","o":1}