ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

—° стандартный голосовой контроль;

: Проведите голосом отсчет от одного до десяти и обратно.

~ дополнительный голосовой контроль;

:: Голосовой тест пройден

:Совместите левый глаз с объективом сканера

~ считывание рисунка сетчатки глаза

Специальный тест пройден

^Идентификация окончена

"Личность подтверждена — КАРМАЙКЛ, ДЖОН Ф.

:Код доступа — главный

: Введите системный пароль

~ считывание кодов с клавиатуры:

*группа символов*

:: Системный пароль принят

%%% Текущее состояние системы%%%

::Режим — X33; ЭКСТРЕННЫЙ

:: Канал связи — Дельта — 911; аварийный[линия 1]

:: Параметры доступа — полный контроль в режиме военного времени

::Центр управления — [*группа символов*]

::Оператор управления — ЛЕМЬЕ, РИЧАРД М.

103

Спецназовец, под ноги которого упала боевая граната Гомеса с выдернутой чекой, был по национальности японцем.

Говорят, японцы за послевоенный период сильно испортились под влиянием американцев и превратились из народа бесстрашных бойцов в народ бездушных технократов.

Если так, то сержант Накамура, служивший в отряде «Саймак» с момента его создания, представлял собой разительное исключение. Ходили даже слухи, что Накамура был тайным членом ордена ниндзя, и повадки его этим слухам не противоречили, хотя сам Накамура ни о чем подобном никогда не говорил.

В том, что двое камикадзе потратили половину отпущенного им времени впустую, был виноват не Накамура, а его напарник Чой — кореец, не имевший никакого отношения к тайным орденам восточных единоборцев, но зато довольно долго прослуживший в армии США и успевший выполнить множество самых ответственных заданий. Именно он был в этой паре старшим и именно он должен был найти гранату, указать на нее Накамуре и первым бросить на нее свой бронещит.

Но Чой растерялся и этим сбил с толку Накамуру. Поэтому японец заметил гранату слишком поздно — он не успевал дотянуться до бронещита Чоя, а одного щита было недостаточно, чтобы помешать взрывной волне распространиться на все помещение, заваленное ящиками с оружием и боеприпасами.

И тогда Накамура принял единственное решение, которое могло спасти его самого, его команду и весь корабль.

Он резко наклонился, схватил гранату и вышвырнул ее в открытый проем дверцы тайника.

Граната взорвалась через долю секунды, совсем близко от входа, но Накамура успел прикрыть дверной проем и себя самого бронещитом. Правда, ноги его остались без защиты, упасть ничком или хотя бы на колени он уже не успевал. И поэтому сразу после взрыва Накамура с глухим вскриком рухнул на пол.

И все стихло.

В трюме шел дождь.

«Откуда вода?» — удивился лейтенант Лим, слегка оглушенный близким взрывом, но не раненый. Потом понял — от взрыва сработала противопожарная система.

Но кроме звука падающей воды лейтенанта беспокоил и раздражал еще один звук, очень странный — словно на корабле, где-то в соседнем трюме, испуганно выли волки.

Только заглянув в тайник, Лим понял, что это за звук.

Это завывал профессор Лемье.

104

— Что такое? — хором спросили бывалый моряк Слава и Гриша Монахов по прозвищу Лжедмитрий Отрепьев Первый, как только подвальный компьютер Леши Питерского разразился сигналами тревоги.

— Сигнализация сработала, — удивленно ответил компьютерный гений Виктор Альтман, стремительно водя «мышкой» по экрану и щелкая кнопками. — Кто-то подбирает коды к «Орленку».

— Кто это может быть?

— Хозяева, — ни секунды не сомневаясь, ответил Виктор.

— И что делать?

— Молиться, — лаконично ответил Альтман, и все сразу же замолкли, так что можно было подумать, будто они и вправду начали молиться про себя.

Прошло, наверное, минут семь, прежде чем Виктор пробормотал себе под нос:

— Так. Пока что я их отшил. Но это ненадолго. У них есть все коды доступа, а найти новую частоту — это им раз плюнуть.

— И что? — опять спросил бывалый моряк Слава.

— Все то же! — огрызнулся Виктор. — Надо уводить «Орленка» на новую орбиту. А топлива там с гулькин нос.

— Но ты можешь это сделать?

— Я все могу. Только пользоваться им после этого надо будет очень осторожно. Они ведь нас запеленговали…

— Как запеленговали?

— Элементарно. Засекли, с каких точек можно атаковать те спутники, которые мы вырубили, провели триангуляцию — и привет.

— Слушай, говори по-человечески. Какую еще триангуляцию?

— Обыкновенную. Соединили точки, из которых можно сбить те спутники, построили гипотетические орбиты и методом тыка выбрали одну. Я так и думал, что этим кончится.

— А если думал, почему сразу не сказал?

— А если бы ты знал — то что? Отказался бы от нашего плана?

— Не-а, не отказался бы.

— Вот именно. Отсюда вывод: правильно сделал, что не сказал. Тем более что компьютер у меня умный и тревогу поднял вовремя. Так что убежать мы успеем.

Говоря все это, Виктор не прекращал манипуляции с компьютером, и далеко в космосе спутник «Янг Игл» отвечал на эти манипуляции определенными действиями. На несколько секунд заработали управляющие двигатели, и спутник ушел с прежней орбиты.

Больше всего Виктор боялся, что топлива не хватит, и переход на новую орбиту окажется неуправляемым. В результате похитители могли потерять связь со спутником без шансов ее восстановить. Но после нескольких тревожных минут ожидания Виктор увидел на экране компьютера сообщение о том, что переход завершен, орбита стабильна и связь по аварийному каналу поддерживается надежно.

— Есть контакт, — почему-то сказал он, прочитав это сообщение. — Но это в последний раз. Если его снова запеленгуют — тогда прощай, «Орленок».

— А зачем он нам, собственно? — равнодушно заметил бывалый моряк Слава. Пока Виктор возился с переходом на другую орбиту, Славик обдумал положение и до него дошло, что все задачи, которые он, Гриша и Виктор ставили перед «Орленком», уже выполнены.

— Он мне дорог как память, — сообщил Альтман, а потом добавил: — А кроме того, у нас еще много забот в этой стране, и пока мы здесь, Макс с Игорьком должны вести себя спокойно. Так что мы просто обязаны вытребовать у американцев если не настоящие десять миллиардов баксов, то как минимум куклу, в которую поверит Макс.

105

Когда «Янг Игл» потребовал у инженеров, осуществляющих перехват контроля над спутником, набор кодов с диска профессора Лемье, компьютерные гении из группы этого самого профессора, временно лишенные его чуткого руководства и обретающиеся на авиабазе «Флеминг» в штате Невада, попытались проигнорировать это требование и взломать этот модуль защиты хакерским путем. Но спутник был начеку, и номер не прошел. Более того, именно в этот момент спутник подал сигнал тревоги текущему центру управления — то есть своим похитителям, сидящим в подвале деревянного дома в деревне Дедово.

— Проклятье! Не проходит, — воскликнул в этот самый момент бородатый растаман по фамилии Джексон.

Очередная попытка обойти защиту не принесла успеха, а еще через несколько минут инженер, ответственный за связь, произнес преувеличенно спокойно:

— Теряем частоту.

— Что такое? — выкрикнули сразу несколько человек, и все бросились к пульту связи.

— Все. Он ушел, — безнадежно сказал кто-то.

— Какого черта?! — воскликнул полковник Кармайкл, начальник базы «Флеминг», руководивший перехватом как один из четырех человек, имеющих допуск к полномасштабному управлению «Янг Иглом».

— Они сменили частоту.

— Кто? — не сразу понял полковник.

— Инопланетяне, — ответил инженер, и прошло несколько секунд, прежде чем Кармайкл сообразил, что над ним не издеваются, а просто похитителей «Янг Игла» на базе «Флеминг» за эти дни привыкли называть инопланетянами — шутка, не больше.

— А с чего они вздумали менять частоту? — удивился полковник.

61
{"b":"1785","o":1}