ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно, товарищам по оружию придется дать посты в революционном правительстве. Максу очень не хотелось бы делиться властью, к примеру, со Славой — но он имеет влияние на Виктора, а Виктор контролирует спутник. Без «Орленка» революционная Карибская Республика не сможет сохранить свою независимость. Так что придется отдать Славе пост министра торгового флота.

Если бы Славик узнал о том, что для него готовится столь высокий пост в революционном правительстве, то он обязательно сказал бы Максу свою коронную фразу: «Лечиться тебе надо, дружище. Методами интенсивной терапии. Особенно хорошо от твоей болезни помогают электрошок и лоботомия».

А может, и не сказал бы, потому что операция «Полный улет» еще не закончилась и вплоть до ее завершения необходимо блюсти строгую конспирацию.

Но, по счастью, Макс о своих революционных планах никому тоже не говорил. Даже своему ближайшему другу и соратнику Игорьку Демидову. У него брат в застенке, мало ли что.

Нет, свои планы Макс берег в себе. Он давно и прочно усвоил первую заповедь папаши Мюллера в исполнении актера Броневого: «Знают двое — знает и свинья».

120

— У нас в запасе неделя. Лодка будет идти дольше, но нашим ребятам понадобится хотя бы несколько дней, чтобы сориентироваться на месте и нормально подготовиться. Поэтому первая группа стартует сегодня.

Генерал-полковник Переверзев проводил совещание со старшими офицерами, задействованными в операции «Умник». В кабинете присутствовала также группа молодых людей в штатском — очевидно, та самая первая группа.

Молодые люди были одеты в американскую одежду, да и внешне выглядели как настоящие американцы — с ухоженными волосами и зубами и роскошными голливудскими улыбками.

— Подробности сообщит полковник Григорович. Полковник поднялся с места.

— Мы уже разговаривали о деталях операции с каждым из вас в отдельности, так что я не стану вдаваться в подробности. Обрисую общую картину. В процедуре проникновения группы спецопераций в США задействованы наши резидентуры в семи странах. Столь широкий размах потребовался из-за срочности. Это, конечно, увеличивает риск утечки информации, но ненамного. Агентура, которая будет обеспечивать транспортировку, не знает о конечной цели операции и о ее масштабах. Первая группа имеет паспорта государства Белиз. Эти паспорта открывают им безвизовый доступ в Великобританию, а оттуда они уже с американскими паспортами отправятся в США. Вторая группа отправится под видом тургруппы в Мексику и пересечет американскую границу нелегально. Третья группа…

Генерал Переверзев не слушал полковника. Он прикидывал шансы.

Отряд специальных операций «Кентавр» — хорошая команда, но ведь и спецназовцы майора Хантера — тоже не мальчики для битья.

При этом надо учесть, что отряд «Саймак» будет действовать на своей территории, а отряд «Кентавр» — на чужой. К тому же задача «Саймака» — всего лишь доставить профессора Лемье на одну из американских баз, охраняемых так, что их оборону не пройдет никакая армия. А «Кентавру» мало просто захватить Лемье — его надо еще вывезти из Америки и доставить в Россию. А это ох как непросто. Ведь Лемье нужен американцам как воздух, и его похитителей станут искать все — от ФБР и до индейской полиции резерваций штата Аризона включительно.

Когда Переверзев вернулся от своих мыслей к событиям реального времени, полковник Григорович говорил как раз о том же самом:

— Особенно сложной представляется проблема экс-фильтрации. Поскольку перевозка объекта по территории Соединенных Штатов в условиях тотального розыска будет практически невозможна, придется использовать сложный и дорогостоящий способ — выход в нейтральные воды в аквалангах с последующей пересадкой на российское судно. Нам удалось договориться с капитаном «Александра Матросова», который завтра выходит из Владивостока в Ванкувер. Это стоило огромных денег. Теперь не прежние времена, когда можно было обратиться в ЦК — и любой капитан забегал бы по струнке. Но договоренность есть. Капитан дал подписку о неразглашении, расписку о получении денег и обязательство выполнить наше поручение. Правда, «Матросов» будет у Портленда позже, чем подводная лодка. Лодку наши спутники видят, так что можно ориентироваться по времени. А профессора придется прятать. Американская резидентура уже готовит базу. Наш агент снимет дом в Портленде и будет изображать бизнесмена средней руки, который решил поразвлекаться с любовницей подальше от жены. Легенда у этого агента идеальная — он законсервирован еще с советских времен. Риск, конечно, есть, однако этот план делает его минимальным. Возить объект по стране гораздо опаснее.

— Сначала объект надо заполучить, — сказал генерал-майор Остапенко, начальник отдела спецопераций. — Я внимательно просмотрел материалы и перечитал все, что нам известно об отряде «Саймак». Похоже, отбить у них Умника будет очень непросто. А ведь они могут прислать на место встречи еще и дополнительную охрану.

Переверзев, который только что думал об этом, бросил на Остапенко быстрый взгляд и произнес:

— Попробовать надо. У нас давненько не было такого перспективного дела. И мы не можем бросить его на полпути.

— Мы можем потерять на этом деле лучших ребят, — сказал Остапенко.

— Если угроза провала операции станет явной, «Кентавр» должен отказаться от ее продолжения и принять все меры для минимизации потерь, — заметил Григорович.

— Это все, конечно, хорошо, но у меня каждый человек на счету, — недовольно отозвался Остапенко. — Бросать их на операцию с крайне низкими шансами я считаю неразумным. Если этих парней убьют или захватят — где мы возьмем других?

— Отряд спецопераций должен работать, а не ждать лучших времен у вас под теплым крылышком, — резко оборвал его Переверзев. — Вопрос об операции решен, машина запущена, задействована масса людей и истрачена куча денег. Теперь все усилия надо направить на то, чтобы провести операцию с наименьшими потерями, и желательно — успешно ее завершить.

121

Лейтенант Пападакис, командир группы связи отряда «Саймак», рано утром поднял генерала Макферсона с постели по делу чрезвычайной важности. Доклад его был краток и точен. Спутник-шпион, через посредство которого поддерживалась связь с захваченным сухогрузом «Эльдорадо» и заодно контролировалось положение судна в пространстве и обстановка на борту, зарегистрировал краткий радиоконтакт между «Эльдорадо» и неизвестным адресатом. Факт выхода в эфир был обнаружен по косвенным признакам, и радиоконтакт завершился до того, как удалось установить, на какой частоте он происходил.

Естественно, текст переговоров записать не удалось. Не удалось даже точно определить частоту. Лейтенант Пападакис мог с уверенностью сказать только, что это был не радиоканал отряда «Саймак», не волна сигналов SOS и не стандартная частота перуанского или американского торгового флота. Эти каналы спутник слушает постоянно.

Сообщение это не просто встревожило генерала Макферсона — оно повергло его в шок. Получается, что в группе захвата «Эльдорадо» кто-то работает на других хозяев. Не важно, кто эти хозяева — Пентагон, Белый дом или иностранная разведка. Важен сам факт. Если кто-то из посвященных в планы генерала Макферсона работает на чужаков — значит, всем этим планам грош цена.

Как только генерал пришел к такому выводу, он тут же бросился к аппарату связи.

Первым он вызвал не «Эльдорадо», как можно было подумать, а подводную лодку «Тритон», которая на максимально возможной скорости неслась в сторону Соединенных Штатов с профессором Лемье на борту.

По приказу адмирала Хьюза подлодка шла на перископной глубине и была готова к радиосвязи в любую минуту, но держала на приеме только одну частоту — ту, по которой с ней связывались сам Хьюз и генерал Макферсон.

Радист «Тритона» без лишних вопросов вызвал к аппарату сержанта Ян Чжоу.

— Как там профессор? — поинтересовался у него Макферсон. — Вменяем?

70
{"b":"1785","o":1}