ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зато на яхте Эсперантуша было хорошо. Он не только не запрещал ходить нагишом круглые сутки, но даже поощрял это, не проявляя вместе с тем чрезмерных сексуальных домогательств. Умеренные домогательства такого рода Аора соглашалась терпеть, понимая, что это естественные издержки жизни в обществе людей, с детства воспитанных в убеждении, что нагота обязательно связана с сексуальностью.

Матросы «Амора» — все как один темпераментные латиноамериканцы — тоже страдали этим заблуждением и наперебой пытались соблазнить Аору. А она была не прочь соблазниться, только вот не знала, кого выбрать. В конце концов, когда на океан спустилась ночь, она решила положиться на волю стихии и спокойно уснула в шезлонге, предполагая, что ее разбудят любовные прикосновения одного из воздыхателей.

Разбудили ее звуки драки. Все три матроса пришли к ней одновременно и теперь решали вопрос о приоритете древнейшим способом. В результате один из них упал за борт, и Аоре пришлось его спасать. Эсперантуш был очень недоволен — в особенности тем, что крики на палубе и резкие маневры яхты оторвали его от бесконечного сеанса любви с Хелен Ларсен. А сама Хелен вдобавок ушиблась, падая с койки, и тоже была очень недовольна. Зато рано утром яхта встретила танкер, идущий с запада. Команда — сплошь азиаты — в полном составе во главе с капитаном сгрудилась по правому борту, чтобы посмотреть, как Аора Альтман делает зарядку.

— Эй, ребята! — обратилась она к азиатам по громкой связи. — Вы, случаем, не встретили сегодня ночью американских морских спасателей?

— А чем мы хуже, красавица? — заорал один матрос с танкера.

— Представляешь, мой жених удрал от меня накануне свадьбы. Я обязательно должна сказать ему, что между нами все кончено.

— Ну-ну. Только торопись, детка. Женишок обогнал тебя миль на двести.

— Спасибо за совет, парень! Где ты научился так хорошо говорить по-английски?

— Это всемирный язык портовых девочек! Без него ни в одном порту не обойтись.

Корабли разошлись, но теперь Аора была уверена, что яхта «Амор» держит правильный курс.

127

Полицейская машина с воющей сиреной и сверкающей мигалкой пристроилась Хантеру в хвост. Майор машинально взглянул на спидометр, а потом вспомнил, что едет по автостраде, где нет ограничения скорости.

Полицейская машина тем временем обошла его слева и начала притормаживать. Пришлось остановиться.

Двое копов с пистолетами в руках выскочили из своей тачки и взяли Хантера в клещи по всем правилам полицейского искусства.

Хантер поднял руки и вылез из машины. Ему заломили правую руку за спину, больно стукнули грудью о капот и принялись обыскивать.

— Ого, что у нас есть, — весело протянул один из полисменов, извлекая из кармана майора пистолет тридцать второго калибра. — Интересно, этим ты тоже угрожал девочке?

«Чертова шлюха! Дрянь!» — подумал Хантер.

— Ну-ка, и кто ты у нас? — сказал другой полицейский, доставая из нагрудного кармана документы. — Так-так, Грегори Ган. Вот, значит, как тебя зовут. Полиция штата Нью-Мексико приветствует тебя. Не скажу, что мы очень рады тебя видеть. Да ты у нас долго не задержишься. Прямо сейчас и поедешь в Аризону. А уж там с тобой разберутся на полную катушку.

Первый коп в это время защелкивал на запястьях Хантера наручники.

Не пытаясь сопротивляться, майор сказал негромко и очень спокойно:

— Офицер, если не хочешь неприятностей, немедленно позвони по телефону… — И назвал номер.

— Нет уж, своему адвокату ты сам позвонишь. У тебя есть право на один телефонный звонок. Да, чуть не забыл: ты имеешь право молчать, а все сказанное может быть использовано против тебя. Ты можешь потребовать присутствия адвоката, а если у тебя его нет, то его тебе предоставят. В общем, ты арестован, приятель.

— Жаль.

— Чего тебе жаль?

— У тебя все-таки будут неприятности. А все потому, что тебе лень лишний раз звякнуть по телефону.

— Ты бы молчал про неприятности. Ты себе их уже нажил. Лет на пять, не меньше. Это если девчонка не заявит об изнасиловании.

— А девочка, между прочим, тоже поймала свои неприятности. Ее ждет большая куча проблем, — сказал Хантер уже в полицейской машине, когда она, развернувшись, помчалась в сторону Аризоны.

Думал он, однако, о своих собственных неприятностях. Не тех, которые грозят со стороны полиции — от них как раз не так уж трудно отмазаться. Даже в свободной стране Америке спецслужбы кое-чего стоят. Но вот за опоздание к президенту майора Хантера по головке не погладят — тем более что его придется вытаскивать из полиции, куда он попал по своей вине.

Не следовало связываться с этой чертовой Дженнифер!

И уж во всяком случае не следовало бросать ее голую на пустынной дороге. Есть масса более действенных и безопасных способов избавиться от слишком назойливых преследователей.

А теперь вот — сиди в наручниках и не чирикай.

128

Сержант Чой пришел в себя в лазарете «Эльдорадо». Сразу после захвата судна спецназовцами лазарет стал карцером, и Чой об этом отлично знал. Здесь сидели трое уцелевших мятежников из Фронта освобождения Страны Инков во главе с рулевым Гомесом по прозвищу Тупак Юпанки.

Когда Чой очнулся, сокамерники попытались отомстить ему за все хорошее, что им сделали спецназовцы. Слабый после препарата «слипинг брейн», Чой не смог оказать им достойного сопротивления, так что все трое освободителей Страны Инков вышли из этой схватки без увечий. Тупак Юпанки отделался болью в паху, Герреро — шишкой на голове, а третий сдался раньше, чем получил хоть какие-то телесные повреждения.

Покончив с избиением младенцев, усталый Чой по большому секрету признался побитым сокамерникам, что он северокорейский шпион. Северную Корею освободители Страны Инков уважали и поэтому долго извинялись перед Чоем за свои враждебные действия по отношению к нему. Кореец торжественно их простил, и все четверо стали обсуждать план освобождения из-под стражи.

План, однако, не клеился. Основных причин было две. Во-первых, корабль набит спецназовцами, которые по силе и опыту равны Чою и значительно превосходят его сокамерников. А во-вторых, корабль находится в открытом море, и если вырваться на палубу при определенной доле удачи все-таки можно, то добраться вплавь до ближайшей суши не сумел бы никакой супермен.

После долгих раздумий и обсуждений Чой остановился на единственном реалистическом варианте спасения:

— Сбежим, когда они будут сматываться с корабля. Молитесь, чтобы они сгружались на сушу, а не на другой корабль.

А между тем навстречу «Эльдорадо» с большой по морским меркам скоростью шли именно корабли — океанские спасатели ВМС США.

129

Звонить генералу Макферсону из конторы окружного прокурора где-то на краю Аризоны Хантеру пришлось самому. Звонок застал Макферсона на Аризонской базе, куда тот прилетел на пару часов — убедиться, что все идет по плану. До городка, где держали под арестом командира отряда «Саймак», было совсем недалеко.

Макферсон сначала долго ругался по телефону, а потом, приехав, еще дольше ругался, будучи с Хантером наедине. Майор виновато молчал.

Макферсон не рискнул снова звонить президенту. Вместо этого он соединился с генеральным прокурором и начал с места в карьер:

— Моего человека, следующего в Вашингтон по вызову президента, арестовала полиция Аризоны. По обвинению в сексуальном нападении. Какой-то девчонке показалось, что машина моего парня похожа на ту, в которой уехал насильник. Теперь она твердит, что и сам человек похож на насильника…

— Так, может, это он и есть?

— Не может. В момент нападения он был со мной на секретной базе. Я не могу сказать об этом полицейским. Они захотят проверить алиби, а на базе — режим абсолютной секретности. И операция, в которой он участвует, тоже тайная и особой важности. Если в ближайшие часы парень не окажется на свободе, она может сорваться.

73
{"b":"1785","o":1}