ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

138

ФСБ и РУОП соревновались — кто раньше докопается до истины в деле о похищении американского военного спутника, а решающее открытие сделали не чекисты и не руоповцы. Самый обыкновенный опер уголовного розыска, ищущий какого-то дерзкого уличного грабителя, своими ушами подслушал разговор двух преступных авторитетов среднего звена о том, почему один из ближайших сподвижников некоего Серого Волка ни с того ни с сего ушел в другую организацию — к некоему вору в законе Якорю.

— Знаешь, почему Якорь так поднялся? — говорил один авторитет. — Кто такой был Якорь месяц назад? Пустое место. Только и гордости, что вор в законе. А теперь он людей из самой сильной команды города к себе забирает, а Волк и ухом не ведет — будто так и надо.

— Так Волка же подстрелили.

В Орлиное гнездо

— А! Так и я могу подстрелить. Хотели поджарить яйца, а попали в жопу. Нет, тут дело в другом.

— Ну и в чем?

— Тут дело научное, без поллитры не разберешься.

— А у нас как раз поллитра и есть. Надо будет — еще закажем.

— Короче, слыхал я, будто есть у Якоря такая машинка, через которую он может с любыми спутниками связываться. Прям как Центр управления полетом. И он этой машинкой словил один спутник, через который американцы наши секретные разговоры подслушивают. Понял?

— Не-а!

— Ты дурак потому что. Он теперь разговоры слушает какие хочешь. Хоть самого президента. Любые секреты знает, ты понял? Теперь все у него в кулаке. А если его кто замочить захочет — он в тот же день узнает и сам кого хочешь замочит. Ты понял?

— Слушай, а это не тот спутник, про который все время по телику говорят?

— Хрен его знает. Может, и тот.

— Так ты что, ничего не знаешь? Те, которые этот спутник украли, теперь у Америки десять миллиардов баксов требуют. И вроде американцы уже послали корабль с деньгами.

— Да? Я не слыхал. Телик сто лет не смотрел, заколебала эта политика. Порнуха интереснее. Сколько, ты сказал, баксов?

— Десять миллиардов.

— Тогда точно Якорь. Блин, куда ему столько?

— А для понта! Прикинь: вор, который за один раз украл десять зеленых арбузов, корабль и спутник в придачу. Его же в книгу Гиннесса запишут прямо в тот же день.

— А потом посадят в камеру с бронированной дверью, замок запрут, а ключ выбросят.

— А вот хрен. Спутник-то при нем останется.

Дальше опер уже не слушал, но и этого было достаточно. Через час сам начальник ГУВД Санкт-Петербурга слушал доклад розыскника, радуясь про себя, что милиции опять удалось обставить чекистов.

А Сергей Волков по прозвищу Серый Волк в это же самое время слушал доклад одного из своих порученцев, который только что в присутствии давно засвеченного замаскированного мента во всеуслышанье выдал добротно подготовленную и весьма правдоподобную дезинформацию. Тем самым группировка Серого Волка избавлялась от самого грозного конкурента — Якоря и одновременно отводила внимание милиции и ФСБ от себя.

Отсутствие излишнего внимания органов было особенно важно для Серого Волка сейчас — когда он окончательно решил захватить корабль с десятью миллиардами долларов на борту, как только тот придет в Питер.

139

«Орион» и «Эльдорадо» встретились в открытом море вдали от берегов. Другие спасательные суда еще не подошли, зато маячила совсем рядом какая-то частная яхта под бразильским флагом. И самое обидное, что с нею ничего нельзя было сделать — нейтральные воды. Америка за последние дни и так влипла сразу в несколько международных скандалов, так что наезжать на эту яхту нельзя никак.

Правда, ситуация складывается очень неприятная. Похоже, эта яхта следит за «Орионом» — а значит, теряется смысл всего спектакля. Предполагалось-то, что «восточная группа» отряда «Саймак» пересядет на спасательные суда в пустынной части океана, где нет никаких кораблей, а потом «Эльдорадо» найдут и решат, что южноазиатские пираты, захватившие сухогруз, просто покинули корабль, заперев перуанскую команду в трюме, откуда не так уж трудно выбраться.

А теперь все приходилось делать на глазах у посторонних. И не делать нельзя — Вашингтон требует срочно доставить «восточную группу» «Саймака» в Штаты, а у «Эльдорадо» максимальная скорость вдвое меньше, чем у американских морских спасателей.

«Орион» пришвартовался к борту «Эльдорадо». Первыми на палубу спасателя решили переправить арестантов. И, переоценив свои силы, допустили весьма серьезную ошибку — вывели из кубрика всех четверых сразу.

На конвоиров бросился Герреро. Гомес приказал ему пожертвовать собой ради спасения остальных — и Герреро бросился не задумываясь.

Конвоиры отвлеклись, и в следующее мгновение Чой и Гомес оказались за бортом. Еще один арестант замешкался и был застрелен. А главный виновник потасовки уцелел. Спецназовцы навалились на Герреро, заломили руки, потом связали и переправили на «Орион».

По беглецам уже стреляли, но оба они действовали очень грамотно. У террориста Гомеса по прозвищу Тупак Юпанки оказался очень высокий индекс выживаемости. Чой проинструктировал его, как надо плыть, чтобы уйти от пуль, и Гомес теперь умело выполнял эти указания.

А потом яхта «Амор» прикрыла обоих своим бортом, встав между ними и «Эльдорадо».

— Это либо хозяева Чоя, либо перуанские террористы, — сказал лейтенант Лим генералу Макферсону по рации.

— Мы можем потопить яхту, но тогда Штаты век не отмоются, — сообщил Лиму капитан «Ориона» Хендерсон. Через минуту он повторил то же самое большим шишкам из штаба ВМС.

— Не вздумайте! — прикрикнули на него из Вашингтона. — Никаких агрессивных действий. Этого нам не спустят.

— Вот и я то же самое говорю. Так что? Яхта уходит, нам помахать ей ручкой?

— Ваша забота — как можно скорее доставить людей лейтенанта Лима на Филиппины. С яхтой мы разберемся по своим каналам.

— Ну, разбирайтесь. Наше дело маленькое… — сказал капитан Хендерсон.

— Вот здорово! Никогда не спала с индейскими революционерами, — в это же самое время сказала Аора Альтман, делая Тупаку Юпанки искусственное дыхание изо рта в рот, в котором тот давно уже не нуждался.

— И с корейскими шпионами тоже, — вежливо добавила она через некоторое время, чтобы не обидеть бывшего сержанта американского спецназа Чоя.

— Я сплю только с блондинками, — сообщил Чой, восхищенно глядя на Хелен Ларсен.

— Тогда Эсперантуш тебя зарежет, — сказала Аора.

— И не подумаю, — сказал Эсперантуш, появляясь на палубе. — Я обожаю групповой секс.

140

Отряд спецопераций российского ГРУ собрался в Портленде. Кто-то ехал от мексиканской границы, кто-то летел из Нью-Йорка, кто-то добирался из Лос-Анджелеса и Сан-Франциско, а одна группа исхитрилась даже побывать в Лас-Вегасе — но добрались до места назначения благополучно все.

Отряд специального назначения «Саймак» управления космической разведки ВВС США тем временем постепенно перебазировался поближе к Восточному побережью США. Вернее — непосредственно на Восточное побережье, а еще вернее — на военно-морскую базу в непосредственной близости от Нью-Йорка.

В Портленде осталась лишь предельно облегченная команда, которая ждала прибытия подлодки с профессором Лемье и надеялась, что все поверили, будто эта лодка давно лежит на дне Тихого океана.

Лучшая часть «западной группы» отряда «Саймак» вышла в море на быстроходном эсминце ВМС США всего на сутки позже корабля-деньговоза. А «восточная группа» должна была догнать этот эсминец в Европе. Вернее, не догнать, а встретить, поскольку ее путь лежал прямиком из столицы Филиппин Манилы в Лондон.

Преодолеть этот путь герои захвата «Эльдорадо» предполагали на самолете.

Обиднее всего было то, что не удалось толком допросить Чоя. Применить сыворотку правды все-таки попробовали, но остаточное действие препарата «слипинг брейн» в сочетании с тренированной волей не позволило получить точный и ясный ответ на вопрос, чей он шпион. Вернее, он сказал, что работает на разведку Северной Кореи, но параллельно болтал что-то про домик в Сеуле, прогулки по Москве, любовницу во Флориде и спецзадания организации ОДЕССА под руководством младшего сына Мартина Бормана. В общем, Чой нес околесицу, выловить из которой крупицы правды было чрезвычайно сложно.

77
{"b":"1785","o":1}