ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно, на базе отряда «Саймак» в Аризоне его быстро бы раскололи — там полно разных препаратов, есть детектор лжи и штатный психолог, он же психиатр, отлично умеющий отличать симуляцию от настоящего бреда и правду от легенды и спонтанной лжи.

Но до Аризоны Чоя не довезли. Если бы Макферсон мог, он непременно приказал бы разнести проклятую бразильскую яхту в клочья. Но океанские спасатели ВМС США Макферсону не подчинялись, а в штабе ВМС не хотели международных осложнений.

Соединенные Штаты теперь не могли даже потребовать от Бразилии выдачи Чоя. Ведь он находился на борту «Эльдорадо» незаконно, а Госдепартаменту надлежало изо всех сил доказывать: никаких американских спецназовцев на перуанском сухогрузе вообще не было, судно захватили южноазиатские пираты, и ушли они с «Эльдорадо» на своем пиратском судне, а вовсе не на спасательных судах ВМС США. А если кто-то (например, экипаж яхты «Амор») будет утверждать, что это не так, то Госдепартамент должен всеми силами открещиваться от таких утверждений, объявлять очевидцев самозванцами и высказывать сомнение если не в самом существовании яхты «Амор», то как минимум в том, что она в описываемое время находилась в указанном месте. ЦРУ уже готовило широкомасштабную операцию по дезинформации, целью которой было заставить мир поверить в то, что в означенное время яхту «Амор» видели в районе Гавайских островов, а вовсе не за тысячи миль к западу от них.

Так что ни о какой выдаче речи не шло, и о похищении тоже. Допрос Чоя откладывался, таким образом, на неопределенный срок и вопрос, чей он агент, оставался открытым.

И Макферсон решил, что будет глупо поставить под угрозу срыва операцию «Плавучий сейф» из-за одного короткого сообщения, переданного шпионом из радиорубки «Эльдорадо». Поэтому генерал оставил в Портленде только семь спецназовцев, а остальным приказал немедленно лететь в Нью-Йорк.

Они были уже в Нью-Йорке, когда подводная лодка с профессором Лемье на борту подошла к берегу в нескольких милях от Балтимора.

Семь спецназовцев из отряда «Саймак» не заметили ничего подозрительного, когда готовились к приему ценного живого груза.

В этом нет ничего странного — русские спецназовцы тоже были профессионалами, и их было больше.

141

Не верь разлукам, старина,

Их круг

Лишь сон, ей богу!

Придут другие времена,

Мой друг,

Ты верь в дорогу.

Ю. Визбор

— Куда пропал Григорий? — тоном генерала, разговаривающего с рядовым, поинтересовался у бывалого моряка Славы небывалый революционер Макс Веретенников.

— Он готовит погрузку на корабль.

— Где он? Мне надо с ним поговорить.

— Ты же знаешь, что его ищут. Никто не должен знать, где он.

— Я должен.

— Ничего подобного. Ты засвечен. Ты имел контакт с «Землей Санникова». А если тебя возьмут? Они же расколют тебя обязательно, сейчас такая химия — ни один супермен не устоит.

— Но я же должен знать, что происходит.

— Ты должен знать только одно. Когда корабль с деньгами войдет в порт, тебя позовут. Неужели ты еще не понял, насколько все опасно?

Макс бросил трубку, а Слава заржал, как лошадь, глотнувшая веселящего газа.

На самом деле Гриша Монахов готовил отнюдь не погрузку похитителей «Янг Игла» на корабль с деньгами, а совсем другую операцию. Накануне вечером он благополучно отбыл по туристической путевке на Кипр, чтобы больше оттуда не возвращаться. Дальнейший путь его лежал в Голландию, где за весьма скромную по сравнению с сотней миллионов баксов сумму можно раздобыть безупречные документы любой страны мира… а затем Гриша предполагал посетить кое-какие другие страны, чтобы заранее подготовить все необходимое к приезду Славы и Виктора.

Макс после разговора со Славиком остался крайне недоволен, но поделать ничего не мог. Нити управления и контроля давно уже выпали из его рук — вернее, были вырваны энергичной троицей в составе бывалого моряка, гениального компьютерщика и обыкновенного коммерсанта.

Максу Веретенникову оставалось смириться с этим и ждать, пока друзья позовут его на корабль, который надо будет непременно переименовать в «Аврору», перед тем как отправиться на нем в великий революционный поход.

142

Профессора Лемье выгружали на берег ночью. До темноты подлодка ждала на глубине, а потом всплыла без огней. Резиновая десантная лодка со спецназовцами из отряда «Саймак» шла к подлодке по маяку.

Во избежание эксцессов профессора перед выгрузкой накачали снотворным. В итоге никаких эксцессов не было до самого возвращения на берег. Но когда бесчувственного профа перегружали из лодки в крытый джип, началось черт знает что.

Налет был построен по классической схеме. Пара светошумовых бомб, облако газа, пальба со всех сторон и в финале появление персонажей в сверхтонких респираторах, которые в сложенном состоянии легко умещаются за подкладкой чемодана, так что никакой таможенник не обнаружит.

Спецназ всегда спецназ — однако когда тебя ослепили светом, оглушили шумом и отравили газом, становится как-то не до рукопашного боя.

Двое в респираторах прыгают в джип и жмут на газ, а их коллеги тем временем устраивают избиение младенцев. «Младенцы» сопротивляются, но вяло, по указанной выше причине.

Заключительная стадия: люди из «Саймака», встречавшие Лемье, повержены парализующими ударами, кроме двоих, стоявших в боевом охранении. Эти двое убиты.

Русские спецназовцы из отряда «Кентавр» празднуют победу и весело транспортируют все еще бесчувственного Лемье на конспиративную квартиру.

А виноват во всем Макферсон, который, узнав, что Лемье не может помочь немедленно вернуть спутник «Янг Игл», приказал отозвать почти всех своих спецназовцев из Портленда. Если бы противники были численно равны, то еще неизвестно, чья бы взяла.

Но равны они не были, и Макферсону с Хантером осталось только кусать локти и размышлять, кто же это перехватил Лемье в самом конце пути. Неужели северные корейцы, чьим шпионом представился Чой?

143

Удар по группировке вора в законе Якоря был нанесен по всем правилам полицейского искусства. Люди Якоря в милиции предупредили его о готовящейся операции лишь за полчаса до того, как она началась. Это потому, что до самого последнего момента о плане разгрома группировки знали лишь считанные единицы в высшем эшелоне министерства внутренних дел и Питерского ГУВД. Якорь до таких высот никогда не поднимался — он платил среднему звену.

Самого Якоря взяли раньше, чем он успел решить, что лучше — лечь на дно в Питере или, пока не поздно, мотать в Финляндию, а оттуда — в теплые страны, не имеющие с Россией договора о выдаче преступников.

Компьютерного вора Ромку Еремина по кличке Макрософт захватили прямо на рабочем месте — перед компьютером, с помощью которого он обчищал банковские счета.

Про Ромкины подвиги компетентные органы знали давно, но доказательств не было никаких — компьютерные преступления вообще очень трудно доказать. Так что до сего дня Макрософт (Ромка сам назвал себя так — в пику «Майкрософту», руководимому самым богатым человеком Америки) спокойно гулял на свободе и опасался разве что Бармалея, который звал Ромку в свою группировку, а когда он отказался, пригрозил, что ему же будет хуже. Но Якорь был надежной крышей, и даже Бармалей не стал бы с ним ссориться без особых причин. А потом Бармалея убили, и его группировке стало не до переманивания компьютерных воров. Серый Волк интересовался все больше охранниками и киллерами.

Но в милиции сразу решили — если американский спутник действительно украла группировка Якоря, то основную работу выполнял уж конечно Макрософт.

Группа захвата застала Рому за игрой в «Альфу Центавра» — самопальную компьютерную игру, где главным действующим лицом было звездное небо, на котором периодически появлялись «корабли шестижопых». Несмотря на весьма легкомысленную терминологию и полукустарное происхождение, «Альфа Центавра» отличалась сложной структурой, и Макрософт перед арестом был занят расчетом наиболее вероятных направлений удара «шестижопых» по кораблю, роль которого выполнял его компьютер. На фоне звездного неба горели линии орбит и какие-то таблички с формулами. А поверх всего этого светилась надпись — «Альфа Центавра».

78
{"b":"1785","o":1}