ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поговаривали, что бандиты приходят в неописуемую ярость, если натыкаются на людей, которые идут с востока без золота. Ну и еще чтобы в Москве заплатить за лечение.

Раненых было всего четверо. Один парень и три девушки. Еще одна умерла по дороге в лесной лагерь. Ни колдовство Радуницы, ни навыки бывшего военврача Димы Груздева не смогли ей помочь.

Груздев настоял и на отправке в город остальных. Их жизни вроде бы ничего не угрожало, но Дима боялся за ноги Женьки Граудинь, в теле другой девушки засела пуля, и хотя она находилась в стороне от жизненно-важных органов, ее желательно было извлечь в больничных условиях. Ну а третью девушку решили взять за компанию. Ранение в руку, до свадьбы заживет, но лучше, если это произойдет в больнице. Или хотя бы поблизости от тех мест, где можно достать медикаменты.

Прощаясь с Жанной, Женька поцеловала ее отнюдь не по-братски и прошептала:

– Я тебя люблю.

– А я тебя, – ответила Жанна. – Давай поженимся.

Женька улыбнулась, и двое парней – Дима и Конрад, подняли носилки и минуту спустя скрылись в лесу.

С санитарным отрядом ушли пятеро мужчин и самая сильная из девушек – настоящая валькирия под два метра ростом, которая запросто могла столкнуть двух парней лбами, да так, что они после этого еще час лежали в отключке. Особенно впечатляюще она смотрелась в боевом наряде валькирий – по форме номер два с голым торсом. Когда в бою дело дошло до рукопашной с похотливыми самцами, они при виде силачки в этом одеянии, казалось, заранее теряли всякую способность соображать и сопротивляться. Так что ей очень просто было хватать их за шкварник и сталкивать лбами с характерным деревянным стуком.

Она же, кстати, особенно настаивала на том, что пленных самцов надо кастрировать, опровергая тем самым мнение об изначальной доброте всех больших людей. Впрочем, на самом деле эта девушка была очень даже доброй – просто тогда ее сильно расстроила гибель подруг.

Зато боеспособность оставшихся валькирий после ухода пяти парней и этой девушки заметно упала.

Правда, в лесном лагере остался Григ о'Раш, который, как и подобает рыцарю, ежедневно часами упражнялся в фехтовании на мечах, метании ножей и стрельбе из лука и арбалета. Так он и появился в поселке Золотой Берег – первым среди разведчиков – с мечом на поясе и арбалетом в руке.

– Это что еще за Робин Гуд? – рявкнул, увидев его, один из людей Клыка, признанного авторитета этих мест.

Он как раз дегустировал новый настой из галлюциногенов в салуне, напоминавшем, скорее, большую хижину дикарей тропических островов. Крыша из хвойных веток, положенная на опорные столбы. Ни стен, ни дверей – зато драться очень удобно.

Главный закон агрессивных сообществ известен человечеству еще с тех времен, когда обезьяноподобные предки людей боролись за верховенство в иерархии стада.

Уважают сильных.

Поэтому Григ о'Раш не стал ждать, пока бандит перейдет от слов к делу. Он молниеносно вскинул арбалет и всадил стрелу в столб прямо над головой здоровяка, еще не успевшего пригубить свое зелье.

Тот вздрогнул и расплескал половину. Это разозлило его сверх всякой меры, и он, залпом выпив то, что осталось, свободной рукой потянулся к поясу, где имели место не только два ножа и пистолет, но даже граната-лимонка.

Григ о'Раш двигался быстро, как кошка. Он начал оттачивать это мастерство еще в Белом Таборе, готовясь к боям с правительственными войсками во время «дачного бунта». Времени прошло уже предостаточно, а Григ о'Раш не прекращал тренировки ни на день.

И теперь бандит не мог уследить за ним даже взглядом. Он еще не успел выбрать, чем воспользоваться – пистолетом, ножом или гранатой, а маленький метательный клинок Григораша уже просвистел в воздухе и ужалил его в руку. С ревом раненой гориллы здоровяк выдернул нож из раны другой рукой, и выглядел он так, что другие посетители салуна начали прятаться под столы. Но Григораш был уже совсем рядом – с мечом в правой руке.

Острие меча уткнулось в горло бандита.

– Руки в гору, – задушевно произнес Григораш.

Аккуратно положив арбалет на стол, он снял с бандита пояс со всеми железяками.

Потом повернулся к залу и спросил:

– Кто еще имеет что-нибудь против Робин Гуда.

Никто больше ничего против не имел, и Григораш спокойно удалился.

– Молокососы, – сообщил он Жанне, которая вместе со всей разведгруппой ждала в лесу. – Пуганого куста боятся.

– А если серьезно?

– Если серьезно, то мы отобьемся даже в самом худшем случае. У них тоже с боеприпасами беда. У этого бандита в обойме было всего три патрона и ни одной запасной, а он там считается большой шишкой. Я поговорил кое с кем. Стрельбы в поселке не слышали уже дней десять. Теперь там ножики в ходу.

– Ну а вообще-то купить боеприпасы можно?

– А вот этого я не знаю, – ответил Григораш. – Те, с кем я разговаривал, клянутся, что нельзя. Но может, такой девушке, как ты, они не смогут отказать.

Такой девушке, как Жанна, не смог бы отказать никто и ни в чем. Но боеприпасов в Золотом Береге действительно не было. Поговаривали, что все грузы такого рода, идущие из Москвы, перехватывает какая-то новая банда во главе с Шаманом и Пантерой. Похоже, что они решили оставить конкурентов безоружными и захватить контроль сразу над всем Клондайком и над всеми потоками грузов и людей туда и обратно.

Клыку это ужасно не нравилось, однако он понимал, что дать Пантере генеральное сражение будет непросто. Даже несмотря на численное превосходство армии Клыка и его союзников.

Банда Пантеры и Шамана была лучше вооружена и лучше организована. Она получала боеприпасы по каналам спецслужб и перехватывала грузы на реке и в лесу. А главное – в нее входили бойцы суперэлитных подразделений. И было похоже, что никто и ничто не сумеет остановить эту силу.

57

Воровать девчонок в городе и за городом и продавать их в бордели Клондайка придумал Клык. Он вообще не зацикливался на охоте за золотом с помощью грубой силы и считал, что золото надо добывать всеми путями, какие только удастся придумать.

Если какой-то товар в дефиците, то этим следует пользоваться, не мешкая.

Клык умело использовал всеобщий раздрай в Москве и в дачной зоне. Все самые сильные и энергичные мужчины давно ушли оттуда на восток, в золотые горы Шамбалы, а те, кому удалось вернуться, уже не были такими сильными и энергичными. С дачными ворами отряды самообороны еще кое-как справлялись, но им было нечего противопоставить серьезным бандам, которые охотились за людьми.

Самым опасным для киднепперов был путь от места похищения к реке. Девчонок приходилось гнать пешком, бегом, с ножом у горла и с кляпом во рту, чтобы не дай бог не закричали. А дальше все просто – связать по рукам и ногам и на плот. По воде далеко не убежишь. а река давно была у Клыка под контролем – вся, от Порта Неприкаянных Душ и до Поднебесного озера. Все независимые банды, которых было видимо-невидимо на этом пути, уважали авторитет Игоря Волкова.

Они, правда, сами вздумали подворовывать киднеппингом, и Волкова это раздражало, но решительных действий он пока не предпринимал. Конкуренты не могли сильно сбить цену на рынке – дефицит женщин в Клондайке был слишком велик.

И вдруг такая неприятность. Появился этот чокнутый ниндзя по кличке Пантера и перекрыл дорогу по реке в обе стороны. И рассказывают про него страшные вещи.

Будто бы появляется неизвестно откуда и скрывается неизвестно куда, и пули его не берут, а ножи и подавно. У него самого ножик такой, что закачаешься.

Настоящий японский меч.

Этим мечом ниндзя обожает рассекать людей надвое от головы до паха, но такой чести он удостаивает только мужчин. А женщинам рубит головы.

Историю о том, как Пантера перехватил плот с похищенными девицами и, поставив их рядком на берегу, отрубил всем головы, да не просто так, а с соблюдением восточных ритуалов, Клык услышал не от очевидцев – потому что очевидцев не осталось. Однако слух до него дошел. Панический слух – мол, спасайся, кто может, а то придет Пантера и не оставит на приисках никого живого.

47
{"b":"1786","o":1}