ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Актеры затонувшего театра
Ловушка для птиц
Шоколадные деньги
Принцесса моих кошмаров
Десять негритят
Ищу мужа. Русских не предлагать
Зависимые
Закончи то, что начал. Как доводить дела до конца
Неоткрытые миры
A
A

Зрителям этот бой понравился больше, чем первый. Он был зрелищнее, и соперники пролили на арену больше крови. Ваня Бубнов несколько раз падал под ударами, и это заставляло сердца болельщиков замирать в испуге. Особенно пробирало тех, кто рискнул поставить на Ваню большие деньги, несмотря на слухи, что он нынче не в лучшей форме.

Но Ванька-встанька как нельзя лучше оправдывал свое прозвище и каждый раз вставал со зверским выражением лица, не теряя надежды разделать соперника под орех.

К концу боя оба были похожи на отбивную котлету, но Ваня еще стоял на ногах, цепляясь за ограждение ринга, тогда как его соперник лежал навзничь, и все его попытки подняться были неудачны.

Судья присудил победу Ивану, а турка унесли на носилках, но к этому времени бизнесмен Головастов находился уже в предынфарктном состоянии.

А главное, он никак не мог понять, почему до сих пор жив тренер японца.

Впрочем, увидев воочию, на что в действительности способен Гири Ямагучи, Головастов склонялся к мысли, что убивать надо все-таки его самого, а не тренера. А лучше всего убить обоих, да и дело с концом.

Киллер находился от Головастова буквально в двух шагах, но бизнесмен ничего об этом не знал. Ведь он никогда не видел киллера в лицо.

Надо было звонить посреднику, и Головастов вышел из зала. Однако там, на свежем воздухе, ему подумалось, не вызвать ли сначала «скорую», а то ведь так и скопытиться недолго.

«Скорую» он, однако, вызывать не стал, а посреднику позвонил, но почему-то не застал, хотя номер был сотовый.

Позднее оказалось, что посредник был дома и просто ходил в туалет, а таскать туда с собой мобильник он не привык. Но за то время, которое пришлось потратить, безрезультатно тыча пальцем в кнопки, Головастов чуть не заработал новый приступ.

Когда посредник наконец ответил, бизнесмен говорить уже не мог, а только хрипел. И уже вовсе замолчал, когда посредник огорошил его сообщением, что Рекс обычно берет за двойное убийство тройную цену.

Тройная цена как минимум вдвое превышала максимально возможный выигрыш в тотализаторе, и Головастов решил, что оно того не стоит. Однако он потребовал, чтобы киллер предоставил полный отчет о своих действиях и назвал уважительную причину, почему Ясука Кусака еще жив, хотя Головастов заплатил за то, чтобы он умер до начала соревнований.

Посредник пообещал поговорить на эту тему с киллером, а заказчик внес некоторые уточнения.

– Не просто поговорить, а поговорить немедленно! – рявкнул он в трубку. – Немедленно! Я жду вашего звонка прямо сейчас.

– Хорошо, в течение получаса я перезвоню, – примирительным тоном ответил посредник, зная, что у киллера тоже есть мобильник и он всегда носит его с собой.

И действительно, Тираннозавр Рекс взял трубку сразу. Но то, что он сказал в ответ на претензии заказчика, переданные посредником, повергло последнего в шок.

– Моя девушка говорит, что убивать людей – это плохо, – заявил Рекс, и в трубке было слышно, как девушка подсказывает: «Смертный грех».

– Ты с ума сошел? – поинтересовался посредник, когда снова обрел дар речи.

– Странно – меня сегодня все подозревают в сумасшествии, – удивился бывший киллер. – Неужели убивать людей направо и налево – это главный признак душевного здоровья?

– Слушай, не валяй дурака! – воскликнул посредник, начиная злиться. – Заказчик рвет и мечет, и хочет знать, почему ты до сих пор не сделал работу. Что я должен ему отвечать?

– А ты пошли его на… – посоветовал Рекс и даже сказал, куда именно.

– Слушай, если ты решил не делать эту работу, тогда надо вернуть аванс и еще заплатить неустойку за несоблюдение сроков. Последний срок был вчера.

– Я подумаю над этим, – сказал Тираннозавр Рекс и отключился. Причем, похоже, он отключил телефон совсем, ибо сколько посредник ни пытался, больше ему дозвониться до киллера не удалось.

Зато заказчик ответил мгновенно, и, поскольку посредник не мог сказать ему ничего обнадеживающего, пришлось соврать – что-то вроде того, что жертва оказалась киллеру не по зубам, так что аванс в ближайшее время будет возвращен.

Услышав это, Головастов зашелся в крике, переходящем в хрип смертельно раненного, но посредник все-таки понял, что заказчик угрожает убить всех собственноручно. Причем сам посредник числится в списке потенциальных жертв первым.

Это посреднику не понравилось – в первую очередь в силу того, что заказчик знал его в лицо, и не только поэтому. Посредник был хорошо известен в среде киллеров, и, если Головастов наймет другого профессионального убийцу, тот легко посредника найдет.

А в том, что питерский бизнесмен способен сделать такой заказ, посредник ни чуточки не сомневался. У Головастова явно не все дома, и черт его знает, в каком направлении его переклинит на этот раз.

Возможно, он явится убивать посредника лично, и тогда телохранители с ним справятся. Однако это вряд ли, поскольку Головастов привык делать темные дела чужими руками. И в этом случае неизвестно, как все повернется.

Неблагодарное это дело – посредничать между двумя сумасшедшими.

Тираннозавр Рекс поставил посредника в безвыходное положение. Если Рекс не вернет аванс, то возвращать его придется самому посреднику. Причем с доплатой за моральный ущерб. Только это способно остановить Головастова, у которого крыша едет капитально и давно нуждается в ремонте.

Другие варианты, увы, не катят. Если сдать Головастова ментам, то он расколется на первом же допросе и прежде всего выдаст посредника. А если Головастова убить, то неизбежно пойдет нехороший слух, будто посредник расправляется с заказчиками, и к нему перестанут обращаться.

Однако посредник не настолько богат, чтобы своими деньгами расплачиваться за дурость киллеров. А значит, надо выбить эти деньги из Рекса. Если получится, то по-хорошему, а если нет – то и по-плохому. Это честно, все по понятиям, и это все поймут.

И посредник снова потянулся к телефону, чтобы еще раз попробовать дозвониться до Рекса и предложить ему решить дело миром.

59

Тем временем бывший киллер по прозвищу Тираннозавр Рекс, а теперь просто Борис, занимался гораздо более интересным делом. Покинув соревнования по боям без правил по причине неожиданно возникшего отвращения к насилию, он занимался любовью с Ингой Расторгуевой на ковре в ее квартире, а в перерывах между схватками они увлеченно составляли объявления в рекламные газеты, которые валялись тут же на ковре и вяло шуршали под нагими телами любовников.

На спине Инги отпечаталась целая полоса с объявлениями о знакомствах, которые интересовали ее и Бориса больше всего.

Отдышавшись после очередного совокупления, Инга зачитала вслух текст одного заполненного купона.

– «Помогу родить одинокой женщине и выделю деньги на воспитание ребенка».

Несколько мгновений она помолчала, осмысливая прочитанное, а потом расхохоталась и стала комментировать:

– Что значит «помогу родить»? Ты что, гинеколог?

– Кому надо – поймут, – парировал Борис. Другой вариант был еще хуже:

«Обладатель превосходных генов готов подарить их любой женщине с доплатой на воспитание ребенка».

Борис действительно был обладателем превосходных генов. То есть буквально никаких следов вырождения нации. Однако текст с обоюдного согласия все-таки забраковали, решив, что над ним будут смеяться.

– Выдели эти деньги мне, – предложила Инга. – Я сумею распорядиться ими лучше.

– Только если ты родишь от меня ребенка, – сказал Борис.

– Одного – с удовольствием, – ответила Инга, добавив, правда:

– С условием, что денег хватит на няньку и домработницу. Я не хочу сама стирать пеленки.

– Про деньги не беспокойся, – успокоил ее Борис. – У меня их много.

И это был хороший повод, чтобы заняться любовью по новой.

В момент кульминации Инга очень громко кричала, и соседи, наверное, думали, что ее режут, но никаких действий не предпринимали, опасаясь, что их зарежут тоже. А дело было в том, что инопланетный Наблюдатель в это время метался из одного тела в другое, разрываясь между желанием продолжить исследование убийства как разновидности общественно полезного труда и стремлением насладиться любовью в женском теле, которое для этой цели приспособлено гораздо лучше мужского.

43
{"b":"1787","o":1}