ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бородач попытался принять независимый вид. Какое, собственно, дело случайному рокеру до такого же случайного пешехода?

Быстрым шагом бородач перешел через дорогу и оказался на бульваре.

Но вся беда была в том, что рокер оказался не случайным. Он не промчался мимо по шоссе, а замедлил скорость и тоже свернул на бульвар.

Бородачу захотелось побежать, умчаться прочь от этого странного мотоциклиста — но это означало выдать себя. Да и далеко ли убежишь от мотоцикла, особенно в районе новостроек с его обширными ровными пустыми пространствами.

«Не паникуй, — скомандовал себе бородач. — Может, он спросить чего хочет». И одновременно пожалел о том, что понадеялся на свои успехи в восточных единоборствах и не взял с собой никакого оружия.

Рокер не собирался ничего спрашивать. Он на малой скорости выехал на тротуар, догнал пешехода, протянул руку и схватил его за волосы. Потом дал газу и уехал вперед с париком в руке. Его хохот перекрыл рев мотора, потому что результат превзошел все ожидания. Чернобородый тип оказался блондином, и теперь выглядел весьма нетривиально — наподобие зебры.

Визгливо взвыл клаксон мотоцикла, а еще несколько секунд спустя в небо с громким хлопком взлетела ракета из новогоднего набора фейерверков. В это время бородач уже бежал, пытаясь держаться темных мест, но рокер прекрасно видел его и сразу поймал в луч своей фары, а затем догнал и, чуть не сбив с ног, попытался дернуть преследуемого за бороду. Но обладатель сумел увернуться и отскочить в сторону, так что мотоциклисту пришлось делать новый заход.

Стало очевидно, что убежать не удастся.

На бульваре появился второй мотоцикл, а за ним — третий. Они явно выбирали позицию для загонной охоты. Но мотовиртуоз считал долгом чести все-таки добыть бороду и увидеть настоящее лицо преследуемого, и это была его роковая ошибка. На этот раз преследуемый оказался полностью готов к атаке и сам бросился на приближающийся мотоцикл. От толчка двумя руками машина, идущая на малой скорости, завалилась на бок. Рокер успел соскочить с нее, но получил мощный удар в пах, еще не успев как следует восстановить равновесие. Любимый прием Казановы сработал как всегда идеально. Преследователь с диким воплем покатился по асфальту, а преследуемый рывком поднял его мотоцикл, прыгнул в седло и выжал газ.

Теперь, когда Казанова был на мотоцикле, два оставшихся рокера никак не могли взять его в «клещи». Когда они пристраивались спереди и сзади, преследуемый уходил на поворот, а когда они сжимали Казанову с боков, он притормаживал и снова выворачивался.

Погоня шла на огромной скорости, а нервы у Казановы оказались крепче, чем у его юных преследователей. Кончилось тем, что один из рокеров не вписался в поворот. Казанова краем глаза увидел, как парень и мотоцикл кувыркаются по дороге отдельно друг от друга.

Второй рокер в раже и безумии гонки не обратил на это внимания и продолжил преследование в одиночку. Но Казанова получил небольшую фору и вдобавок оказался рядом с железнодорожной линией, по которой как раз шла электричка. Автодорога тянулась вдоль железнодорожных путей, и Казанова домчался до платформы одновременно с электричкой. С риском для жизни затормозив, он бросил мотоцикл у входа на платформу, стремительно вбежал в тамбур, и двери тотчас же закрылись.

Электричка шла к городскому вокзалу, но Казанова вышел раньше, на ближайшей остановке. И потом зачем-то еще петлял по улицам, пока не сел, наконец, в троллейбус, который довез его до метро.

Еще в пустом вагоне электрички он снял фальшивые бороду и усы, но с облегчением вздохнул, только заперев изнутри дверь собственной квартиры.

«Обошлось», — подумал он, ополаскивая лицо холодной водой.

Казанова знал, что даже без парика борода и усы изменяют его лицо до неузнаваемости. Конечно, все, кто видел эту впечатляющую ночную погоню, наверняка запомнили блондина с черной бородой — однако никакой практической пользы это никому не принесет.

23

Коля Демин тысячу раз мог стать трупом. Слететь с мотоцикла на такой скорости и остаться в живых — один шанс на миллион, как упасть с двенадцатого этажа на голый асфальт и уцелеть.

Его мотоцикл, уже без седока, впилился прямиком в едущую иномарку — единственную машину на всю улицу. Два других мотоцикла обогнули ее по бокам. Хозяин иномарки остался очень недоволен — разбитая «ява» прокатилась по капоту его тачки и расколотила ветровое стекло. Еще метр, и водителя убило бы на месте. Но он остался невредим, и телефон в машине тоже уцелел.

«Скорая» и милиция приехали одновременно. Гаишник, глядя, как санитары возятся с мотоциклистом, буркнул без тени сомнения:

— Труп, чего смотреть.

Но фельдшер по внимательном рассмотрении бренных останков ответил на это:

— А ни хрена, — и скомандовал своим: — Грузим осторожно.

Парень напоминал мешок с костями, но каким-то образом ухитрялся жить.

— Гони в центральную, — сказал фельдшер шоферу, и «скорая», взвыв сиреной, помчалась по улице.

Милиция сочла происшествие обычной рокерской аварией, хотя, надо отметить, что такого давно не бывало в этом городе.

Истину знал Безбородов. Рокер, продолжавший погоню до конца (он даже пробовал преследовать электричку, но в конце концов уперся в какой-то забор), позвонил боссу из ближайшего автомата. Но лидер фанов не торопился поделиться своим знанием с правоохранительными органами. Он просто поднял на ноги всех своих людей, кого мог, и послал их обшаривать лесопарк.

Послание нашли утром, когда число искателей увеличилось, а утренний солнечный свет сменил лучи маломощных фонариков. Кассету смотрели дома у Наташи Кудриной, и там же состоялся военный совет на тему, связываться с милицией в открытую или не стоит?

— Я не согласен, — сказал рокер Леша, который гнался до конца, — Толку никакого, а мы спалимся. Ментам палец покажи — они лапу отхватят. И нам же первым будет хана, потому что мы по жизни нарушители… Правил дорожного движения, — подумав, уточнил он.

— Но совсем без ментов тоже нельзя, — сказала Наташа. — Мы не можем держать у себя кассету. Может, на ней отпечатки пальцев, или еще что. И вообще, ее же людям показать надо. У нас ведь нет трех миллионов долларов.

— А почему обязательно ментам? — взвился Андрей Крымов, который со времен хулиганского детства (которое еще не совсем закончилось) относился к органам охраны порядка резко отрицательно. — Что, других людей мало? Вон, Седов свой комитет раскручивает, деньги хочет собрать. Отдать ему запись — пусть у него голова болит.

— Пока Артем соберет столько денег, Яну десять раз похоронят, и нас за ней вслед, — рассудительно сказал Безбородов, теребя бороду. — А кассету он все равно отдаст ментам.

— Так вот и выход, — снова вступила Наташа. — Отдадим кассету Артему, а он пусть разговаривает с ментами.

— А может, лучше все-таки подбросить? — сказал Миша, рокер, первым заметивший Казанову у лесопарка и первым от него пострадавший. — На то же место.

— Не пойдет, — ответил Безбородов. — Бандиты могли все-таки позвонить кому-нибудь насчет этой кассеты и этого места, и тогда мы нарвемся. Вариант с Седовым мне нравится больше. Он к ментам относится не лучше нашего и, во всяком случае, нас им не сдаст.

— Тогда пошли к нему, — сказала Наташа.

— Подожди. Макс должен принести свой видак. Надо перекатать запись, а то подлинник мы никогда больше не увидим.

— Слушайте! — не выдержала вдруг Оксана Светлова, которая в предыдущие несколько дней довольно близко сошлась с Колей Деминым — не настолько, чтобы дежурить днем и ночью у его постели, но достаточно, чтобы больше других переживать за его жизнь. — Вы вообще люди или кто? Колька в больнице умирает, а мы тут болтаем черт знает про что. Если Колька умрет, кому тогда нужно будет наше расследование?!

— Ты чего? — удивленно откликнулся на эту тираду рокер Леша. — По-твоему, Колян зря гробанулся? Он же старался для этого дела. А теперь мы что, должны все бросить и пить водку за упокой его души? Ту так предлагаешь?

13
{"b":"1788","o":1}