ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце концов Седов поведал о таинственном звонке следователю прокуратуры Туманову, а из фанов о нем первой узнала Наташа Куприна. Это направило забуксовавшую было машину расследования по новому пути, хотя кое-кто сомневался, не по ложному ли.

А Коваль тем временем размышлял над одним. обстоятельством, которое, похоже, было известно только ему одному. Судя по некоторым признакам, помимо милиции, фанов и «Львиного сердца» свое расследование в городе вел кто-то еще. И этот кто-то особенно интересовался судьбой Горенского, что само по себе и не ново. Судьба Горенского в эти дни волновала многих, а знали про нее достоверно только Коваль и Шибаев, да еще несколько человек из «Львиного сердца» догадывались, но не спешили делиться своими догадками ни с кем.

29

Они решили вершить правосудие своими руками, поскольку уверовали в то, что эра милосердия никогда не наступит. И гранатомет вовсе не казался им варварским оружием — наоборот, возмездие, совершенное через посредство большого разрушения, представлялось им более зримым и весомым.

Они собирались предупредить Горенского о своей миссии мести, но непредвиденное похищение Яны Ружевич спутало им все карты. Из-за этого они побоялись звонить ему в номер, опасаясь, что линия прослушивается (а она и не прослушивалась вовсе), а на иное предупреждение просто не хватило времени.

В самый последний момент они поняли, что за Горенским охотится кто-то еще, а сам продюсер готовится обрубить концы и скрыться, оставив как можно меньше следов, — и осознали, что если не перехватить его сейчас, то потом будет поздно — настолько, что весь план мести можно будет похоронить и забыть о нем навсегда.

Еще перед началом дела они условились не жалеть охранников, шоферов и прочую обслугу, хотя мстить им персонально было вроде бы не за что. Просто есть древний закон — телохранители и слуги объекта мести должны разделить участь хозяина, и никакие иные узы тут не имеют значения.

И вообще ничто теперь не имеет значения, кроме одной-единственной девушки, умершей от чрезмерной дозы героина на улице Красных фонарей в славном городе Амстердаме.

Впрочем, есть еще девушки, которые пока живы, но могут скоро умереть от иглы или ножа в разных борделях Европы, Азии и Латинской Америки.

И тот, кто в этом виновен, не должен уйти от возмездия — а те, которые сторожат его покой, не могут рассчитывать на снисхождение. Все они — одна стая, и прощения им нет.

Мстители успели как раз вовремя, чтобы не выпустить машины Горенского на оперативный простор. Грузовик пришлось гнать по проселочной дороге с чудовищной скоростью, так что несколько минут поездки едва не вытрясли души из тел и гранатомет из кузова. Но зато успели.

Наблюдатель передал по радио, что Горенский едет в «мерседесе». Но исполнитель и его помощник видели издали, как «мере» и «Волга» остановились, и люди менялись местами. Поэтому план на ходу был изменен — исполнитель решил уничтожить обе машины, а не только «мерседес». Но иномарку предполагалось поразить первой.

То ли у исполнителя дрогнула рука, то ли он что-то перепутал, а может, просто учуял, что Горенский все-таки пересел в «Волгу» — так или иначе, первая граната попала именно в нее. А вторая вообще не достигла цели — водитель «мерседеса» слишком быстро среагировал и увел машину под прикрытие деревьев. Помощник, правда, открыл по «мерсу» огонь из автомата, но ему никогда раньше не доводилось убивать людей, и тут уж явно дрогнула рука.

И теперь исполнитель и организатор — инициаторы этой мести и главные заинтересованные лица — ломали голову над вопросом, где же все-таки был Горенский: в сожженной «Волге», как подсказали исполнителю глаза и чутье, или в уцелевшем «мерседесе», как твердили по всем каналам телевидения и радио. И если Горенский спасся, то где же он теперь?

Но мстители не только размышляли — они еще и действовали. Ведь возмездия заслуживал не один Горенский.

И снова показал свою силу гранатомет. Одного снаряда оказалось достаточно, чтобы разнести вдребезги квартиру Вячеслава Денисова, старшего менеджера «Вершины».

Однако квартира была пуста, и исполнитель об этом знал — иначе грош ему цена, как террористу. Потому что никто не палит из гранатомета по окнам, заранее не убедившись, что цель находится в точке удара.

[

Но исполнитель знал также, что если Денисова удастся достать, то гранатомета может не оказаться под рукой, и традиция, едва зародившись, нарушится.

А имущество объекта мести можно считать частью его самого.

30

Денисова грохнули в Питере, почему-то в морском порту, причем достаточно громко. Гранатомета под рукой действительно не оказалось, зато нашлась лимонка в кармане. Моряки с либерийского сухогруза, стоявшего неподалеку, были очень встревожены, так что лица их побледнели сквозь черный пигмент. Что касается охраны порта и пограничников, то они еще долго находились в шоке, не забывая при этом валить вину за инцидент друг на друга.

Трупов было три. В зону поражения гранаты попал не только сам Денисов, но и его телохранитель, а также человек, который за немалые деньги подрядился вывезти обоих из страны морским путем, минуя всяческие формальности типа проверки документов и досмотра багажа.

Шеф «Львиного сердца» Каменев узнал об этом происшествии по телевизору. Напрямую питерский взрыв его не касался — по контракту с фирмой «Вершина» «Львиное сердце» охраняло только артистов, да и то не всех, а личную охрану боссов фирмы осуществляли ее собственные сотрудники — служба безопасности «Вершины» была достаточно мощной для этого, да к тому же боссы не слишком доверяли посторонним. Слишком много было в их жизни тайн.

Правда, Горенскому при побеге из города пришлось прибегнуть к помощи людей из «Львиного сердца» — но за дополнительную плату, вернее, даже за две. Каменеву принесли из московского офиса «Вершины» оговоренную сумму в наличной валюте, но были еще гонорары непосредственным участникам операции, о которых Каменев ничего не знал, хотя и Догадывался. Горенский в тот вечер был особенно щедр.

И все равно это продюсеру не помогло.

Но про смерть Горенского достоверно знали только двое, да еще Каменев узнал это из вторых рук — от Паши Шибаева, которого, наконец, выпустили из Кутузки, поскольку обвинить его было не в чем. Шеф «Львиного сердца» доверял Паше, тем более, что его сообщение подтверждало собственные каменевские предположения.

А вот про смерть Денисова узнала вся страна. Хоть его тело и было здорово посечено осколками, но лицо осталось узнаваемым, да и отпечатки пальцев… Никаких сомнений на этот счет быть не могло.

Инспектор утро Ростовцев получил сведения о случившемся по факсу — впрочем, уже после того, как услышал о гибели Денисова по радио. Ведь пока питерский розыск передавал эти сведения в Москву, а МУР разобрался, что погибший Денисов — это тот самый человек, которого ищут для допроса по делу о гибели охранников Горенского и о похищении Яны Ружевич, прошла уйма времени.

Ростовцев напрямую делом о взрыве на Западном шоссе не занимался, но все, связанное с Горенским и его фирмой, касалось инспектора непосредственно — ведь именно с «Вершины» и ее шефа похитители намеревались получить свои миллионы.

Теперь, после смерти Денисова, дело о похищении запуталось еще больше. По крайней мере, фейерверк на Западном шоссе теперь трудно было отнести на счет похитителей Яны Ружевич — иначе пришлось бы признать, что против «Вершины» и ее руководителей работает мафия, действующая в масштабах всей страны. И хотя такое тоже не исключено, признавать это Ростовцеву очень не хотелось, поскольку в таком случае его оперативные мероприятия по розыску Яны Ружевич лишались всякого смысла. Слишком разные весовые категории. К тому же если это мафия, то певицы скорее всего давно уже нет в городе, а видеоролики с ее изображением с них станется передавать через спутник или по компьютерной сети.

18
{"b":"1788","o":1}