ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но с тем же успехом это может быть и сам Горенский. Шоу-бизнес — это тоже мафия, причем достаточно крутая, и если Горыныч задумал свернуть дела и смыться, то ему самое время устранять свидетелей своих махинаций. Особенно если ему не хочется делиться с коллегами полученной прибылью.

В том, что Горенский занимался нелегальными делами, Ростовцев нисколько не сомневался, однако конкретно он ничего об этом не знал и поэтому отправил в МУР просьбу сообщить ему все, что известно столичным правоохранительным органам о Горенском, его фирме и ее сотрудниках.

В тот же день городское управление внутренних дел объявило Горенского в розыск, убедившись предварительно, что найти его иными путями не удается.

Чтобы найти Горенского, не надо было далеко ходить. Его останки лежали в холодильной камере городского морга — только анонимно. Так сказать, инкогнито. Правда, уже было принято решение отдать тела погибших их родственникам, и главная трудность состояла в том, что тел, как таковых, не существовало, а имели место лишь обугленные фрагменты, неизвестно кому принадлежащие. К тому же детдомовец Коваль не имел родственников, и милиция не знала, что делать с частью останков, предположительно принадлежащих ему. По этому поводу велись переговоры с «Львиным сердцем», но охранное агентство не торопилось заняться организацией похорон.

Живой и здоровый Коваль об этих трудностях ничего не знал, иначе он сам позаботился бы о собственных похоронах для укрепления своей легенды.

Каменев, для которого уже не было тайной, что Горенский мертв, а Коваль жив, узнав об убийстве Денисова, тоже живо заинтересовался махинациями Горенского и его «Вершины», о которых шеф «Львиного сердца», в отличие от Ростовцева и его коллег, имел некоторое представление. Но этого представления оказалось недостаточно для того, чтобы точно определить причину покушений на боссов «Вершины» — да еще с использованием гранатометов и другого оружия относительно массового поражения.

Поэтому Каменев позвонил в Москву своему заму и дал команду:

— Проверь все, что мы знаем о «Вершине», о Горенском и о Денисове, и передай мне по сети полный отчет. Попробуй раскопать еще что-нибудь — все, что сможешь. Документы, упоминания в прессе, косвенные сведения, слухи, сплетни. Короче, всю информацию, которую сможешь собрать. Мне надо знать, во что мы вляпались. Ситуация явно выходит из-под контроля, и мне это очень не нравится.

— Слухи могу пересылать хоть мегабайтами. Хочешь, начну прямо сейчас? За остальное не ручаюсь. Дело темное потому что. Кстати, Рома, ты не забыл, что у нас есть еще и текущие дела, за которые нам платят деньги? Если и эта ситуация выйдет из-под контроля, то можно закрывать фирму.

— На то ты там и сидишь, чтобы ничто не выходило из-под контроля. Главное, не паникуй. Родина тебя не забудет.

— Рома, с тех пор как ты ушел из Комитета, родине на тебя наплевать. А на меня еще дольше — с тех пор, как отслужил срочную.

— И ничему она тебя, надо сказать, не научила. Ума палата, а дисциплины ни на грош. Короче, я жду информацию.

— Слушаюсь, товарищ шеф, мистер генерал, сэр! Каменев покачал головой и положил трубку, подумав при этом, что зам прав — расследование похищения и связанных с ним событий никакой пользы «Львиному сердцу» не принесет, а нормальное течение дел вполне может нарушить. Но Каменев привык всегда доводить начатое до конца и не имел привычки оставлять без ответа такие удары, как похищение охраняемого объекта прямо из-под носа своих лучших людей. А убийство этих самых людей шеф «Львиного сердца» тем более не собирался прощать.

31

А шоу-бизнес бурлил, потому что если кто-то взялся громить одну продюсерскую фирму, то от этого не застрахованы и другие. И если некто похитил Яну Ружевич, то почему другие звезды должны чувствовать себя в безопасности?

Но люди, понимающие, что к чему в мире звезд, по-прежнему не верили во вмешательство посторонних. Одно дело Горенекий — он действительно связан с мафией и участвовал в делах, не имеющих отношения к массовой культуре. Так что представителям большого криминала было за что его убивать.

Другое дело Денисов. Он просто исполнительный подчиненный, получавший за свою исполнительность большие деньги. И его сторонней мафии убивать совершенно не за что. А поскольку граната все-таки взорвалась у него под ногами, значит, причиной тому махинации не Горенского лично, а всей «Вершины», которая далеко в сторону от шоу-бизнеса никогда не забиралась.

Когда знающие люди стали разбирать, кому смерть Денисова выгодна больше всех, очень быстро всплыл совершенно однозначный ответ — Горенскому.

Главбух «Вершины» Ясенев ударился в бега одновременно с Денисовым, но уже после этого доверенные люди видели его в Москве и передавали его слова: «Горыныч вылетел да охоту».

Знающие понимали эту фразу (возможно, мифическую) и без расшифровки, но став достоянием светских сплетников, она обросла объяснениями: дескать, Денисов и Ясенев знали о делах Горенского слишком много, и теперь Горыныч, решив сматывать удочки, Должен сначала устранить опасных свидетелей — иначе недоброжелатели найдут его даже на другом конце Земли.

Что касается похищения Яны Ружевич, то эта тема После гибели Денисова перестала быть модной. Heкий второстепенный шоу-бизнесмен, организатор зарубежных гастролей восходящих и падающих «звезд» Борис Бояров высказался по этому поводу так: «Это уже не смешно», — чем выразил общую точку зрения.

При этом Бояров сильно смеялся — в основном над дураками, изображающими похитителей: мол, неужели они не понимают, что этот рекламный трюк устарел, едва успев начаться, и давно пора тихо-мирно покончить с этой клоунадой.

И только на следующий день Бояров понял, насколько все это не смешно.

32

Телефон зазвонил ночью, и Бояров, еще не проснувшись как следует, поднял трубку и приложил ее к уху. Сказать «Алло» он не успел. Хриплый голос, который лился в ухо, словно шекспировский яд, проговорил:

— Бояров? Это ты?

— Да, я. Кто говорит? — пробормотал Бояров, стараясь прогнать остатки сна.

— Слушай внимательно, Бояров, Горенский и Денисов уже жарятся на адских сковородках. Теперь твоя очередь. Жди нас с визитом.

Сон как ветром сдуло, шоу-бизнесмен заорал в телефон:

— Эй! Кто ты такой, и что тебе надо?! — Вспомни Олю Благовидову, — сказал собеседник и положил трубку.

Олю Благовидову Бояров вспомнил мгновенно, и это воспоминание ввергло его в состояние, подобное столбняку.

Первое, о чем подумал Бояров, когда его мозг вернулся к созидательной работе, был почему-то бронированный лимузин. Но почти тут же он осознал, что лимузин не поможет и гораздо лучше было бы заиметь танк. А еще лучше — крейсер, чтобы на нем можно было уйти за границу, не опасаясь гранатометов и гранат. Потому что, как показала практика, обычная охрана не в состоянии уберечь охраняемого от взрыва.

Обычной охраны у Боярова, впрочем, тоже не было. Он еще не дорос до тех оборотов, при которых можно окружить себя толпой телохранителей и платить им такое жалование, чтобы их не мог перекупить по дешевке потенциальный противник. Бояров занимался тем, что сбывал на Запад разных второсортных певцов и певичек — петь в кабаках и ночных клубах. Не брезговал он и третьесортным товаром — девушками для стриптиз-баров и борделей. А поскольку этот бизнес страдает особенной левостью, у Боярова вместо охраны была бандитская «крыша». И если бы дело было в наезде какой-то посторонней мафии или в происках конкурентов, то ребята со стрижеными затылками быстро во всем бы разобрались.

Но тут дело было такое, что держатели «крыши» в нем не помощники. Нужно обращаться к профессионалам, которые умеют не только убивать, но и защищать от покушений.

Последние несколько дел Бояров провел совместно с «Вершиной» и даже рассчитывал, что после этого сможет с помощью Горенского перейти на новый, более высокий уровень. Теперь эти мечты пошли прахом, но приобретенные за последнее время знакомства можно было пустить в ход.

19
{"b":"1788","o":1}