ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Антон Антонов

Священный сезон

Второе. Королевич Фортинбрас,

Не чтя нас ни во что иль полагая,

Что после смерти короля у нас

Развал в стране и все в разъединеньи,

Возмнил такое о своей звезде,

Что надоел нам, требуя возврата

Потерянных отцовых областей…

В. Шекспир

Глава 1

Хозяин выплыл из цилиндрической колбы медленно и неуверенно – как будто не веря, что его заточение наконец завершилось.

Его жемчужные нити были скручены в тугой клубок, но когда они расправились и заиграли неземным светом, все присутствующие замерли в восхищении.

Хозяин мог бы опутать этими нитями, тонкими, как паутина, даже взрослого человека, укрыть его сверкающим водопадом, как дождик новогоднюю елку. А двенадцатилетняя девочка в дыхательной маске потерялась на этом фоне совершенно.

Первое же прикосновение Хозяина повергло ее в состояние блаженства. Ничего подобного она прежде не испытывала никогда.

А распустивший свои нити в толще воды ксен тем временем снова стал сжиматься, скручивая центральные щупальца в тугой жгут.

Этот жгут вонзился в лоб девочки над переносицей и пополз внутрь, растворяя кожные покровы и прочную черепную кость.

Движение чудесных нитей завораживало, и антропоксены могли наблюдать за ним часами, однако на то, чтобы целиком втянуться в тело гуманоида, Хозяину требовалось гораздо меньше времени. Не прошло и пятнадцати минут, а снаружи остался только плотный сгусток ядра, связанный толстой нитью с телепатическим глазом.

Во лбу девочки теперь зияла дыра диаметром сантиметра два-три, и ядро ксена просочилось в эту дыру за минуту, утонув в пузырящейся субстанции, которая не давала воде проникнуть в черепную коробку.

Посвященные знали, что сейчас ядро мягко расползается, обволакивая оболочки мозга и опутывая его своими короткими нитями. А длинные нити паутины, сократившиеся для проникновения в тело гуманоида, снова расправляются и вдоль нервных путей растекаются по всему организму с головы до ног.

А еще через пару минут дивное представление закончилось. Телепатический глаз в виде черного ромба занял свое место во лбу девочки, и было видно, как пузырится по краям вокруг него костный расплав и как плавно натекает на затвердевшую роговую ткань стремительно регенерирующая кожа.

Но наблюдатели за прозрачной стеной аквариума в форме вертикального цилиндра немногим больше человеческого роста в высоту, продолжали напряженно всматриваться в лицо девочки, наполовину прикрытое дыхательной маской.

Облегчение на их лицах отразилось только в тот момент, когда сквозь черноту рогового зеркала телепатического глаза проступили первые отблески света.

Это означало, что носитель принял Хозяина, и немедленное отторжение ему не грозит.

А когда телепатический глаз вспыхнул ярким ровным белым светом, на который было больно смотреть, даже бесстрастные операторы аквариума не могли скрыть восторга.

Первый уроженец Планеты Первопредков принял Хозяина, и это был самый лучший подарок, который только можно придумать к великому дню, знаменующему начало Священного сорок девятого сезона приобщения планеты к цивилизации Высшего Разума.

Глава 2

У инопланетянки, которая возглавляла полевые исследования Планеты Первопредков, не было имени с тех пор, как от нее отрекся Хозяин.

Отречение Хозяина означало смерть для носителя, и на мирных планетах к этому так привыкли, что тейна, которую звали тогда Ют Архен Хено-нои, очень удивилась, узнав о существовании обращенных в прах.

Ют Архен готовилась к смерти, поскольку Хозяин отрекся от нее и разорвал священную связь, погасив свой телепатический глаз. Но оказалось, что у нее есть способ продлить свою жизнь без Хозяина в голове.

Дело в том, что носители Высшего Разума, полноценные таны и тейны, чей лоб украшен светящимся глазом Хозяина, совершенно не годятся на роль пушечного мяса.

Хозяева дарят им вечную молодость и удивительную живучесть, но риск гибели на войне все равно слишком велик. А если носитель погибнет, то шансы Хозяина выжить тоже близки к нулю.

Между тем, Хозяева превыше всего на свете ценят свою способность жить вечно. Они не стареют и не болеют, они не умирают от естественных причин – но вместе с тем, они абсолютно беспомощны вне тела носителя.

Поэтому благородные таны появляются на поле боя только под прикрытием надежной брони боевых машин, а самой важной деталью оборудования этих машин считают средства спасения Хозяина. Боевой шлем такого воина имеет гребень в форме полой трубы, которая наполнена обогащенной водой, и эта труба ведет в резервуар, готовый принять Хозяина в случае смерти носителя.

Но даже эта конструкция спасает не всегда. Что если мощное оружие противника разнесет боевую машину в пыль. Что если подбитая машина упадет на территории врага, и изобретательные варвары сумеют вскрыть броню, под которой спрятан спасательный резервуар.

Ради безопасности Хозяина лучше вообще не появляться на поле боя.

Но ведь кто-то должен воевать.

Хозяева способны жить вечно, но у носителей с этим проблемы. С каждым годом все труднее поддерживать их тела в состоянии непреходящей молодости. С каждым годом растет реакция отторжения между носителем и ксеном. И однажды наступает день, когда Хозяин не выдерживает.

Это и называется отречением.

Оно происходит на уровне инстинкта, рефлекса, непроизвольной реакции организма, и всемогущий Высший Разум ничего не может с этим поделать.

Антропоксены привыкли винить в этом несовершенство низшего разума и дурную наследственность, которой наделили гуманоидов их животные предки. И только презренные еретики осмеливались утверждать, что Высший Разум тоже кое в чем несовершенен.

Ведь если бы он был всемогущ, то ему ничего не стоило бы устранить реакцию отторжения и подарить носителям не только молодость, но и бессмертие.

Но увы – Высший Разум либо не может это сделать, либо не хочет, и это обстоятельство давало почву для еретических рассуждений.

Ведь если Высший Разум чего-то не может – значит, он не всемогущ. А если он может дать носителям бессмертие, но предпочитает обрекать их на гибель – значит, он жесток и несправедлив.

Это было страшное кощунство – говорить и даже думать так о Хозяевах, которые открыли гуманоидам путь к вершинам разума и вывели их из пучины варварства к свету истинной цивилизации.

Но тем не менее, тлетворное влияние ереси ощущалось повсюду. И особенно заметным оно было в «горячих секторах» – там, где осуществлялось приобщение к свету подлинного разума новых гуманоидных миров.

Обращенные в прах были наиболее подвержены ереси. Жизнь без Хозяина в голове, в боевой обстановке, под дамокловым мечом смертной казни за любую провинность, делала их либо фаталистами, либо циниками – а то и другое очень способствует утрате веры.

Единожды солгавшему веры нет, а обращенным в прах была ведома страшная ложь.

Всех антропоксенов на мирных планетах с детства убеждали, что без Хозяина в голове жить нельзя, что гуманоид, у которого нет Хозяина, неразумен, как ребенок в первые сорок восемь сезонов жизни, и уподобляется варварам, никогда не знавшим благотворного влияния Высшего Разума.

Но выбрав жизнь на пороге смерти и пройдя через страшную боль отделения Хозяина от живого тела, они узнавали, что в горячих секторах воюют миллионы обращенных в прах – антропоксенов без Хозяина в голове, у которых на месте телепатического глаза зияет уродливый черный провал, заросший неровной роговой тканью.

Вливаясь в ряды этих солдат истинной цивилизации, новообращенные обнаруживали, что они совсем не похожи на детей и категорически не согласны считать себя варварами.

И эта великая ложь Высшего Разума подталкивала обращенных в прах к ереси сильнее, чем тайная агитация самих еретиков.

1
{"b":"1789","o":1}