ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одной дозы почти наверняка будет недостаточно, и нужна пауза, чтобы образовалась вторая. А потом еще и еще. В результате оживление одного человека может занять несколько часов.

А парализованных вокруг князя Игоря было больше десяти человек.

По счастью полковник разведки партизанской армии Игорь Демьяновский был человек наблюдательный и помнил, как самый старший из ватажников Гамлета, покидая поле боя, сжимал в кулаке инъектор с антидотом.

Парнишка лежал неподалеку от Василисы, раскинув руки, и правый кулак его был разжат. Демьяновский пошарил во мху рядом с его ладонью, но ничего не нашел.

Но у этого пацана был еще лук и колчан со стрелами. А у колчана имелись кармашки для всяких мелочей.

В одном из кармашков лежал тот самый инъектор, и Демьяновский вздохнул с облегчением.

Первыми он оживил Алису и Ладу и поручил продолжать оживление им, а сам занял позицию для обороны с трофейным деактиватором наперевес.

Деактиваторы относились к числу особо ценных трофеев, и Демьяновскому нечасто доводилось держать их в руках. Если такие штуки попадали к партизанам, их обычно сразу же прятали в самые секретные тайники для сохранения до лучших времен или для использования в операциях особой важности.

С другой стороны, стрелять из деактиваторов умели многие партизаны. Для этого не требовалось особой мудрости или специальных навыков. Разобраться в том, как работает это оружие, могли даже дети.

Ничего сложного тут не было. Спусковая кнопка находилась примерно там же, где у автомата курок, а сенсорный переключатель боевой смеси обладал, если выражаться компьютерным языком, интуитивно понятным интерфейсом.

Всего в короткоствольном деактиваторе было пять кассет с боеприпасами. Одна большая – с голубым градом, и четыре поменьше – с серым, белым, зеленым и красным.

Каждой кассете соответствовали сенсорные кнопки того же цвета и четырех разных размеров. Стоило нажать любую из них, и она начинала светиться, а состав боевой смеси менялся соответствующим образом.

Сейчас на панели горело две кнопки – большая голубая и маленькая белая. Эту комбинацию установил еще прежний хозяин деактиватора – покойный боец зондеркоманды, и князя Игоря она вполне устраивала. Это означало, что боевая смесь в настоящий момент состоит из одной части белого града на четыре части голубого.

А в запасную ячейку, не связанную с камерой боевой смеси, была вставлена еще одна кассета – черная. Ее можно было вставить в боевое гнездо взамен любой из малых кассет. Но Игорь не стал этого делать.

Черная кассета была заполнена ядовитым веществом, вызывающим почти мгновенную смерть.

Демьяновский знал, что от черного града спасает только немедленная инъекция сверхдозы антидота. Правда, он подозревал, что заговоренная личинка-мунгара тоже способна справиться со смертельным ядом, но проверять это предположение ему не хотелось.

Удивительно было то, что кассета с черным градом вообще имела место в снаряжении зондера.

Черный град предназначался для смертельного поражения противника, а зондерам по инструкции запрещалось кого бы то ни было убивать.

Судя по всему, либо зондеркоманда была не обычная, либо владелец этого деактиватора был не рядовой.

Смертельными боеприпасами иногда снабжались спецгруппы, а в обычных зондеркомандах – командиры квадратов. На всякий случай – например, если понадобится казнить или добить кого-то из своих.

Оставлять предателя или перебежчика в живых во время боевой операции нельзя даже в параличе – ведь у партизан тоже бывают инъекторы с антидотом. И раненый, если его невозможно быстро вылечить в полевых условиях – тоже лишняя обуза.

А если зондеркоманда надолго застрянет в лесу без транспорта и подмоги, ей надо что-то есть. Между тем, голубой град на животных действует непредсказуемо. Птицу он может убить на лету, а медведя даже не слишком побеспокоить.

А черный град на все живое действует однозначно.

Игорь Демьяновский с любопытством рассмотрел поближе кассету, которая на самом деле была прозрачной и походила на шприц без иглы. Черной ее делал черный град, заполняющий все пустое пространство под прозрачным биополимером.

Все эти малые кассеты имели точно такую же форму, как инъектор с антидотом, и Демьяновский знал, что инъектор тоже можно зарядить в деактиватор. Или наоборот, делать инъекции напрямую из кассеты хоть голубым градом, хоть серым, хоть черным.

А красную кассету можно было использовать в режиме инъектора вместо зажигалки. Что он и сделал, потому что давно хотел закурить.

У Игоря Демьяновского была искусно вырезанная из дерева капитанская трубка, а в стойбище воеводы Вадима росла полудикая махорка и Игорь, пристрастившийся к курению еще на срочной службе, всегда носил с собой набитый ею кисет.

Но не успел он как следует затянуться, как топот десантных ботинок заставил его переключить внимание.

Махнув ватажникам рукой – мол, уходите прочь, он с тлеющей трубкой в углу рта занял позицию за ближайшим деревом и короткой очередью из деактиватора свалил первого из набегающих зондеров.

Дальше оглядываться было некогда, но Демьяновский спинным мозгом чувствовал, что ватажники никуда не ушли. Они рассредоточились по флангам и пустили в ход свои луки.

Под градом стрел и струями боевого града зондеры почувствовали себя неуютно и решили, что нарвались на подготовленную засаду. Они поспешно отступили и залегли, что позволило Демьяновскому и его спутникам раствориться в чаще без новых потерь.

Напоследок князь Игорь щелкнул на панели переключения боевой смеси по зеленой кнопке наибольшего размера и от души запустил по стволам деревьев чистым белым градом.

Он преследовал чисто практическую цель – устроить завал наподобие бурелома, чтобы затруднить зондерам преследование. Однако эффект превзошел все ожидания.

Игорю удалось свалить только одно дерево – но зато как раз то самое, за которым укрывался командир квадрата зондеров. И получилось так удачно, что дерево, подрубленное зеленым градом, упало прямо на командира, который даже дернуться не успел.

Это окончательно выбило его подчиненных из колеи. Часть из них обратилась в паническое бегство, а остальные во главе с правой рукой погибшего командира, остались на месте, беспорядочно паля во все стороны и призывая на помощь параболоиды.

Но когда один параболоид все-таки прилетел, невзирая на приказ не тратить энергию зря, он не обнаружил поблизости никаких врагов.

И хотя зондеры, попавшие в переделку, в один голос твердили, что враги были, причем в несметном количестве, разыскивать их параболоид не стал.

Координатор спецгруппы на повышенных тонах требовала немедленно вернуться и приступить к перекачке энергии, и пилоту параболоида пришлось подчиниться.

Слух о партизанах, которые притаились в лесу совсем рядом и, похоже, намерены взять сгрудившихся у реки зондеров в кольцо, распространился с быстротою молнии и хорошего настроения «отряду очищения» не добавил.

Теперь зондеры не просто опасались контрудар а на полном серьезе ждали нападения в любую минуту. И нервы у всех были на пределе.

Глава 16

Перед погрузкой в десантные модули пленным приказывали раздеться.

Это выглядело со стороны зондеров обыкновенным издевательством с целью унизить пленников до последнего предела, но на самом деле инструкция исходила от антропоксенов, которые придерживались чисто практических соображений.

Прежде всего, на поражение голого человека при прочих равных условиях тратится меньше боеприпасов, чем на поражение одетого.

Голубой град – не пуля, и поражающая способность его ограничена. Жидкость, в которую превращается каждая градина, разбиваясь о препятствие, способна просочиться не через всякую ткань.

Приходится добавлять в боевую смесь белый град, но вся беда в том, что он дороже голубого, потому что его труднее выращивать.

А в голых людей можно стрелять чистым голубым градом и для поражения достаточно, чтобы хоть одна капля вещества попала на кожу.

14
{"b":"1789","o":1}