ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зондеры проводили оба параболоида тоскливыми взглядами. В небе висели еще три, но они были бесполезны. В них осталось ровно столько энергии, сколько нужно, чтобы продержаться какое-то время в дрейфе.

Расчет был на то, что командирский параболоид сопроводит караван с пленными до базы, заправится там и вернется, чтобы заправить три дрейфующих параболоида. Это должно было занять часов десять-двенадцать времени.

Но теперь командирская машина умчалась в сторону базы на скорости в несколько сот километров в час, и у пилотов остальных параболоидов появилась надежда, что он вернется гораздо быстрее, чем планировалось.

А зондеры внизу, наоборот, не испытывали ни малейшего оптимизма по этому поводу.

Они только что осознали тот факт, что каравану с пленными придется отправиться вниз по течению без сопровождения с воздуха.

Глава 17

По всем законам разумной логики отправляться на боевую операцию особой важности без достаточного запаса энергии для параболоидов – это было все равно, что пепелац без гравицаппы выкатывать из гаража. Во всяком случае, прагматичный главный герой культового фильма «Кин-дза-дза» отнесся бы к этому именно так.

Но антропоксены, ведавшие распределением энергии для боевых операций, не смотрели культовых фильмов. Они вообще не видели ничего, кроме своих инструкций и компьютерных расчетов. И если какая-то операция срывалась из-за нехватки энергии, то виноваты в этом были ее руководители, а никак не снабженцы.

О нехватке энергии вообще не принято было говорить. В цивилизации истинного разума нигде и ни в чем не должно и не может быть недостатка. Все потребности досконально рассчитаны на суперкомпьютерах под управлением Высшего Разума, и никаких ошибок в принципе не может возникнуть.

Сама мысль о возможных ошибках Высшего Разума считалась еретической.

По этой причине любые сбои в стройной системе снабжения антропоксены сваливали на обращенных в прах и лояльных антропов – то есть на тех, у кого нет Хозяина в голове и кто, соответственно, мог ошибаться в силу несовершенства своего низшего разума.

В доказательство этой точки зрения приводилось обычно одно совершенно бесспорное соображение. На мирных планетах метрополии, где все обитатели имеют Хозяина в голове, никаких сбоев не бывает. А в приобщаемых мирах они встречаются сплошь и рядом.

Правда, у еретиков, которые ни в чем и никогда не соглашаются с официальной пропагандой, была своя точка зрения и на этот счет. Они утверждали, что тыловые планеты преднамеренно снабжаются с избытком, дабы создать у их обитателей видимость полного благополучия.

Но если где-то существует избыток, то где-то обязательно должен быть и недостаток. Закон сохранения материи еще никто не отменял. Даже та энергия, которую выкачивают из пространства сверхсветовые «танкеры», берется не из пустоты, а из растворенного в пустоте протовещества.

Так что недостаток всего и вся на приобщаемых планетах – явление закономерное и неизбежное, и оно никак не связано с несовершенством разума гуманоидов без Хозяина в голове.

В этом и состоит главный смысл приобщения все новых и новых планет, без которого цивилизации истинного разума давно пришлось бы распрощаться со своим благополучием.

Конечно, не последнюю роль играют и биологические факторы. И прежде всего то, что Хозяева размножаются быстрее гуманоидов.

И хорошо еще, что превратиться во взрослого Хозяина может далеко не каждая личинка.

Хозяева вырастают только из тех личинок, у которых недоразвиты ядовитые железы. Это как-то связано с развитием нервной системы и телепатических органов. Чем меньше яда – тем больше ума.

Но так или иначе, число Хозяев постоянно увеличивается. Они рождаются, растут и практически не умирают. Хозяин может погибнуть в приобщаемых мирах, где еще не окончилась война, а на тыловых планетах с их налаженным бытом это практически исключено.

Трудно сказать, сколько всего Хозяев томится в летаргии в тесных колбах в ожидании нового вселения в тело и мозг гуманоида. Это секретная информация, однако всем известно, что таких Хозяев много, и со временем их становится все больше.

Законы Высшего Разума отдают молодым Хозяевам приоритет в получении тел. Только что созревший Хозяин не может быть положен в колбу на сохранение. Он должен быть обязательно внедрен в тело носителя – иначе его разум не сможет развиться до конца.

Этот инстинкт не менее силен, чем инстинкт размножения, и от него никуда не деться – но с другой стороны, стихия размножения поддается управлению со стороны Разума. По мнению еретиков, антропоксены вполне могли бы вообще прекратить выращивание личинок до взрослого состояния или сократить его до минимума.

Но эта идея в корне противоречила интересам Хозяев. Считалось, что их права на бессмертие и новую жизнь в новом теле охраняет Высший Разум, как совокупность всех Хозяев и их носителей, но на самом деле гарантировать соблюдение этих прав могли только клановые узы.

Хозяева из одного гнезда и одной линии, ведущие в данный момент активную жизнь, через посредство носителей проявляли неустанную заботу о продвижении своих пассивных собратьев в очереди на новое вселение в тело.

А поскольку сама очередь строится по клановому принципу, то скорость ее продвижения в первую очередь зависит от силы клана.

Слабые кланы, которым приходится кооперироваться между собой, чтобы построить общий Дам Ожидания для своих неактивных Хозяев, по определению имеют меньше возможностей добывать себе носителей, нежели сильные кланы, чья сеть Домов Ожидания может диктовать свою волю Демографической Службе.

А сила клана во многом определяется количеством активных Хозяев и умножением их числа.

То есть каждый клан в меру своих возможностей заботится не только о поиске носителей для тех его членов, которые пребывают в летаргии в Домах Ожидания, но и о рождении и созревании новых Хозяев своего гнезда.

Что касается носителей, то самые сильные кланы, которые оказывают наибольшее влияние на политику цивилизации антропоксенов, никогда не откажутся от стремления завоевывать все новые планеты гуманоидов – просто потому, что это единственный способ поддерживать силу влиятельных кланов и впредь.

Не секрет, что самые сильные кланы получают доступ к новым носителям первыми. И пропаганда, которую контролируют те же самые кланы, преподносит это, как верх благородства с их стороны.

Ведь использование носителей с недавно приобщенных планет, гуманоидов с дурной варварской наследственностью, представляет собой опасность если не для жизни Хозяев, то для их душевного равновесия. И значит, внедряясь в тела этих носителей, Хозяева из самых сильных кланов рискуют собой ради блага цивилизации в целом.

Каждый из захваченных антропоксенами миров подвергался со временем «окончательному приобщению» – то есть превращению в точное подобие тыловых планет. В конце концов в этом мире не оставалось гуманоидов без Хозяина в голове, зато появлялось изобилие и идеально налаженный быт.

Но это означало, что цивилизация антропоксенов вынуждена захватывать новые планеты и эксплуатировать их в военном режиме, когда закладываются все новые и новые технические плантации, на них используется труд лояльных антропов, а их продукция не используется на месте, а вывозится в глубокий тыл.

Нетрудно догадаться, что в самом худшем положении находятся те планеты, где активные боевые действия уже завершены, но до окончательного приобщения еще далеко. Именно на них приходится основная нагрузка.

Обычно в ходе войны фронт снабжается в первоочередном порядке. В цивилизации антропоксенов все было немного иначе, и наилучшим образом снабжались тыловые планеты. А фронт обеспечивался всем необходимым из того, что осталось.

И в результате получалось, что для тех планет, которые находятся между фронтом и тылом, не остается вовсе ничего.

Стоит ли после этого удивляться, что боевая операция особой важности на одной из таких планет – на Земле, иначе именуемой Планетой Первопредков – оказывается на грани срыва из-за нехватки энергии.

16
{"b":"1789","o":1}