ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькая страна
Гости «Дома на холме»
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Не такая, как все
Право рода
Всеобщая история любви
Эффект прозрачных стен
На самом деле я умная, но живу как дура!
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
A
A

Снабженцы на своих компьютерах рассчитали материальное обеспечение по минимуму, а военное командование задумало добиться успеха по максимуму. Эффект внезапности, запредельные скорости, маневры на грани возможности и демонстрация мощи в полный рост.

А поскольку у тех и у других Хозяев в голове не было, а своего ума не хватало, никто не удосужился состыковать желания и возможности.

Это могло навести на мысль, что низший разум действительно весьма несовершенен. Но возможно, все дело в том, что антропоксены с детства привыкали к тому, что кто-то думает за них и в любой сложной ситуации берет инициативу на себя. И когда они оставались без Хозяина в голове, нетренированный ум пасовал перед трудностями.

И хорошо еще, что Служба исследований оказалась в данной ситуации сильнее, чем Командование вспомогательных войск. Нагаруна Тес Амару лично курировала операцию и заранее приказала докладывать ей о любых затруднениях.

Получив такой доклад, она немедленно вмешалась и сумела в считанные минуты решить проблему на уровне полевого заместителя Планетарного Координатора.

Полевой заместитель мог отдавать приказы вспомогательным войскам, а «отряд очищения» не сумел выйти на него первым, поскольку в его руководящей иерархии не оказалось такого же расторопного и заинтересованного сотрудника, как нагаруна Тес Амару.

Только поэтому зондеркоманда в этом конфликте проиграла, а Служба Исследований выиграла. Но могло получиться и наоборот. И тогда из-за нехватки энергии мог запросто сорваться важнейший эксперимент, имеющий стратегическое значение вселенского масштаба.

Впрочем, этот эксперимент перманентно находился на грани срыва. И не только он один.

Нагаруна Тес Амару давно говорила, что Служба исследований Планеты Первопредков сможет нормально работать только в том случае, если убрать с этой планеты военных и даже близко не подпускать к ней Службу приобщения.

Произносить такие вещи было рискованно, но нагаруна Тес Амару была спокойна за свое будущее.

Ей покровительствовали весьма влиятельные благородные таны, которые полностью разделяли ее мнение и как раз теперь пытались пробить в вышестоящих инстанциях ее новый безумный, но вместе с тем крайне заманчивый проект.

Глава 18

Юный принц Северного леса Гамлет, сын лунной ведьмы и внук старейшины Владимира Ярославича, сидел в ложементе десантного модуля спиной к центральной стенке и лицом к гермодвери, отделявшей его от забортного воздуха.

Десантный модуль был чем-то подобен игрушке-трансформеру, и подвижных частей в нем было, пожалуй, больше, чем неподвижных. Но скованному по рукам и ногам и пристегнутому ремнями к ложементу мальчику он казался непрошибаемым монолитом.

Путы, которые не давали Гамлету пошевелиться, были сделаны из того же материала, что и жгуты, по которым спецгруппа спускалась с параболоида вниз прямо на головы поднятых с постелей партизан, а потом затягивала принца наверх.

Эластичные кольца мягко, но плотно обжимали руки и ноги. Конечности не затекали, но полностью потеряли подвижность. Гамлет рванулся несколько раз, но быстро понял, что это бесполезно.

В модуле было темно, однако сквозь небольшие обзорные окошки пробивался сумеречный утренний свет, который позволял скорее не увидеть, а ощутить присутствие рядом по меньшей мере двух зондеров – одного справа, а другого слева.

Одно обзорное окошко находилось прямо перед Гамлетом, только чуть выше – на уровне глаз сидящего взрослого человека. Сквозь узкую полосу прозрачного материала виднелось светлеющее серое небо, которое вдруг полыхнуло огнем и стало стремительно темнеть.

Юный принц не сразу понял, что это значит, а когда сообразил, у него тут же засосало под ложечкой.

Он вспомнил, что ему рассказывал про космос воевода Вадим, который сам поднимался в небо не выше двадцати километров, но даже там видел звезды такими, какими их никогда не увидишь с земли.

И сейчас из-за прозрачного биополимера, по прочности не уступающего броне, на принца Гамлета смотрели, не мигая, те самые звезды – яркие, как никогда.

Увы, у принца не было возможности видеть то, что наблюдали на своих панорамных экранах пилоты параболоида. Хотя снаружи параболоиды не имели никаких видимых смотровых отверстий, эти экраны создавали иллюзию полной прозрачности. Казалось, стоит протянуть руку – и дотронешься до звезд.

А кроме звезд была еще Земля, которая раскинулась внизу, и луна, которая виднелась прямо по курсу, пока параболоид не заложил красивый вираж, переходя на сближение с орбитальной базой Службы исследований.

На связь с пилотом по закрытому каналу вышла сама нагаруна Тес Амару. Она еще раз напомнила, что десантный модуль надлежит поставить в карантинный шлюз, после чего параболоид должен улететь в свой ангар, а пленником займутся лояльные антропы.

Одновременно с этим параболоидом на станцию Службы исследований прибыл еще один, на борту которого находился второй контрольный образец для эксперимента.

Это был такой же земной мальчик, как и принц Гамлет – только воспитывался он в совсем других условиях. Почти с рождения он находился под опекой антропоксенов – причем не обращенных в прах, а благородных танов и мудрых учителей.

Обеспечить такое воспитание Служба Исследований не могла, так что образец пришлось подбирать из тех детей, которых еще в начале приобщения вывезли на тыловые планеты.

У Демографической службы были свои исследовательские центры, основная задача которых состояла в том, чтобы готовить для Хозяев идеальных носителей.

Более совершенный способ размножения, который избавил антропоксенов женского пола от родовых мук, одновременно замедлил само размножение.

С одной стороны было очень удобно. Женщина рождала не ребенка, а куколку – маленький кожистый шарик со щупальцем-присоской. Эта куколка была весьма неприхотлива, не требовала специального ухода и кормилась молоком из материнской груди.

Но с другой стороны, выкармливание куколки длилось не меньше четырех лет. И все это время она не могла зачать другую куколку.

И это была только одна часть проблемы. А другая заключалась в том, что не всякий ребенок, прожив сорок девять сезонов после выхода из куколки, мог благополучно принять Хозяина.

Разрешение на потомство выдавалось женщине только в том случае, если она и ее партнер имели полную генетическую совместимость, гарантирующую, что их общий ребенок окажется хорошим носителем.

Однако законы антропоксенов прямо не запрещали интимные контакты без разрешения на потомство. Просто куколки, рожденные от таких контактов, не разрешалось выкармливать.

В этих куколках антропоксены не видели никакой ценности и выбрасывали их без жалости. Это было нечто вроде бескровного аналога аборта.

Правда, среди антропоксенов имели хождение идеи запретить «бесполезные» интимные связи. Существовало целое течение пуритан, которые занимались любовью только с разрешения Демографической службы и только ради продолжения рода.

Однако это течение пока не стало господствующим в цивилизации истинного разума – возможно, потому что сами Хозяева были неравнодушны к сексуальным утехам своих носителей, хотя и пытались это скрывать.

Так или иначе, собственной рождаемости антропоксенам явно не хватало, чтобы удовлетворять все возрастающую потребность Хозяев в носителях. Но к счастью, в бескрайнем космосе было много гуманоидных планет, и особенно антропоксенов радовали такие, как Земля – где жили миллиарды аборигенов.

Лучшим способом использовать варваров для умножения числа носителей Высшего Разума считалась метисация – то есть рождение детей от мужчины-антропоксена и женщины-туземки. В этом случае шансы на успех при правильном подборе пар достигали 50%.

Гены, которые отвечали за совместимость носителя с Хозяином, существовали у аборигенов варварских планет изначально, но без многовековой селекции по этому признаку они были рассеяны в популяции хаотически.

17
{"b":"1789","o":1}