ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот и сейчас Игорь и Даша при встрече не смогли удержаться от ласк, которые были столь откровенны, что лунная ведьма, мрачно сидевшая под деревом с другой стороны поваленной березы, настойчиво попросила ватажников отвернуться.

Сама Василиса была одета в рубашку князя Игоря и выглядела совершенно убитой. Она не плакала и не билась в истерике, но от этого смотреть на нее было еще больнее.

Ватажники наперебой утешали ее, уверяя, что обязательно выручат принца, куда бы эти чертовы мутанты его ни увезли. Они даже пообещали угнать для этой цели параболоид – вот только управлять им никто не умеет.

– Вот когда научитесь, тогда и будете угонять, – хмуро сказала на это Василиса, всерьез опасаясь, что ватажники по безбашенности своей и впрямь могут сунуться на базу антропоксенов, искренне веря, что им удастся захватить боевую машину пришельцев.

– А мне бы параболоид как раз сейчас не помешал, – заметил тогда князь Игорь, который переговаривался с кем-то через инопланетный прибор связи, сообщая о том, что воевода Вадим попал в плен.

В тот момент он еще был уверен, что вывозить воеводу антропоксены будут на параболоиде, а значит, шансов на его освобождение нет. Если, конечно, не угнать другой параболоид в ближайшие несколько минут.

Но потом появилась Лада, которая провела некоторое время в плену и уже готовилась к погрузке, но сумела вырваться в тот момент, когда воевода Вадим воспитывал зондеров болевым шоком на берегу.

Она принесла интересную информацию – прежде всего о том, что четыре параболоида отдали энергию пятому – тому самому, в десантный модуль которого затащили принца Гамлета.

Лада своими глазами видела, как три параболоида легли в дрейф, а четвертый как раз делился энергией, когда воевода начал совершать свои подвиги.

Убегая со всех ног, Лада пропустила финал, но она была твердо уверена, что у антропоксенов остался только один боеспособный параболоид.

Более того, некоторое время спустя она видела с холма над рекой, как вниз по течению проплыли четыре десантных модуля, и ни один параболоид их не сопровождал.

Возникшая на минуту надежда, что воевода тоже спасся и не вышел к друзьям только потому, что скрылся где-то в другой стороне, угасла, когда Игорь и Даша попытались настроиться на его телепатическую волну.

Две заговоренные личинки в соединении при максимальном напряжении воли носителей могли видеть очень далеко, и через несколько минут чета волшебников была готова поклясться, что в радиусе десяти-пятнадцати километров воеводы Вадима нет. А дальше он за это время вряд ли сумел бы уйти.

Оставался один вопрос – увезли воеводу Вадима на последнем параболоиде или нет.

Логика подсказывала, что должны были увезти, но с другой стороны, князь Игорь не мог не обратить внимание на признаки, говорившие о том, что главной целью этой странной облавы был не Вадим Богатырев, а принц Гамлет.

Воевода вырвался из окружения без особого труда и вообще не попал бы в плен, если бы не это злополучное возвращение. А за Гамлетом, похоже, охотились специально. Иначе с чего бы зондерам накачивать энергией именно тот параболоид, в котором увезли мальчика, оставляя другие боевые машины на произвол судьбы.

Лесные люди были в курсе, что антропоксены проявляют особый интерес к детям, которые якобы нужны пришельцам для опытов.

В чем заключаются эти опыты, никто достоверно не знал, но до лесных людей доходили слухи о том, что своим собственным детям пришельцы подсаживают в голову Хозяев в двенадцатилетнем возрасте, и что вывоз с планеты земных детей с этим как-то связан.

Именно поэтому Василиса на первом же привале, глядя в пространство потухшими глазами, глухо произнесла:

– Они запускают детям в головы мозгоедов.

«Мозгоедами» лесные люди называли Хозяев, хотя все прекрасно знали, что ксены не едят мозги, а только берут их под свой контроль, и князь Игорь сразу понял, что если надо причину – то это причина.

Принц Гамлет с Хозяином в голове мог превратиться в эффективный инструмент воздействия на его мать – лунную ведьму, и его деда – старейшину Владимира Ярославича. Или, к примеру, стать превосходным проводником для зондеркоманд на случай операции по полному уничтожению партизанских баз Северного леса.

Если слухи не врут, и «мозгоеды» действительно не могут внедряться в мозг взрослого, то такой ребенок, как Гамлет, который знает о жизни лесных людей, их стойбищах и маршрутах, схронах и тайниках гораздо больше любого другого мальчишки – это очень ценная находка для антропоксенов.

А с другой стороны, пришельцы могли бы просто шантажировать лунную ведьму и старейшину Владимира, угрожая жизни Гамлета или безопасности его разума.

Но если целью зондеров был Гамлет, то весьма вероятно, что воевода Вадим попал в их сети случайно. А раз так, то его вполне могли отправить вместе с другими пленными в речном караване.

Шансы были пятьдесят на пятьдесят, а на такие шансы ловить можно.

Законной жене князя Игоря пришлось нехотя согласиться с тем, что любовь придется отложить. Ублажение заговоренной личинки – это святое, а то она может и обидеться, но все-таки спасение верховного воеводы важнее.

И князь Игорь, он же полковник партизанской армии Демьяновский, решился выйти на связь с партизанскими отрядами по радиоканалу.

Инопланетный прибор связи, который князь Игорь полчаса назад достал из своего личного тайника, позволял связываться с другими такими же приборами и шлемофонами по закрытому каналу, но даже этим способом контакта партизаны старались пользоваться как можно реже из опасений, что их запеленгуют антропоксены.

Правда, через перебежчиков до партизан доходили слухи, что линии связи и системы обработки информации у антропоксенов настолько перегружены, что у них просто нет возможности охотиться на лесных людей, пеленгуя их переговоры.

Чтобы пеленговать и прослушивать закрытые каналы, нужна специальная аппаратура, нужны коды доступа, а значит – специальная операция. Но никто такую операцию не санкционирует, пока известно, что партизаны выходят на связь только в экстренных случаях, раз в год по завету.

Подолгу держать в режиме ожидания аппаратуру, которая нужна позарез для текущей работы – это непростительное расточительство, и к тому же бессмысленное, потому что засечь место выхода партизан в эфир – это полдела.

Чтобы их в этом месте накрыть, надо немедленно высылать зондеркоманду на параболоидах, гнать их на максимальной скорости – и все только для того, чтобы изловить одинокого связиста, который сидит вдали от партизанских баз, а сообщения конечным абонентам передает с помощью голубиной почты или сигнальных барабанов.

Закрытые каналы связи хорошо защищены и от дурака, и от умного. Но вся беда в том, что инопланетные приборы связи есть не в каждом отряде. А если они и имеются, то крайне редко лежат у командира под подушкой.

Обычно такие ценные вещи держат в тайниках и не включают без крайней необходимости. Ведь если антропоксенам приспичит, то они могут с помощью специальной аппаратуры запеленговать любой включенный прибор, даже если по нему никто не разговаривает. А с выключенным аппаратом такие шутки не проходят.

Поэтому командиры чаще всего довольствуются обычным радиоприемником. Его запеленговать невозможно в принципе. В некоторых отрядах берегут батарейки и включают приемник только в определенные часы, отведенные для распространения экстренной информации, но самые сильные и богатые отряды имеют возможность держать свои приемники включенными постоянно.

А инопланетные приборы связи позволяют выходить в эфир на любой радиочастоте, и мощность у них такая, что сигнал можно поймать хоть в Австралии обычным бытовым транзистором.

Одна беда – для того, чтобы запеленговать источник радиосигнала, антропоксенам не нужна никакая специальная аппаратура. Это тебе не защищенный канал.

Любой параболоид способен подслушать переговоры по радиоканалу и запеленговать местоположение абонентов. А в каких-то десяти километрах от князя Игоря как раз лежали в дрейфе целых три параболоида.

20
{"b":"1789","o":1}