ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этот раз они уже хорошо знали, чего можно ожидать от этого прыткого мальчишки, и пресекли его рывок в зародыше. Гамлет и опомниться не успел, как оказался в унизительной позе внаклонку с руками, заломленными за спину.

Щелкнули наручники, и пацана, крепко ухватив подмышки, поволокли вперед по коридору.

Он дернулся еще несколько раз, но быстро понял, что это бессмысленное трепыхание не делает ему чести.

Что подумали бы его ватажники, увидев, как их принц дергается в цепких лапах зондеров, как обыкновенный пацан, которого злой отец тащит пороть.

Сцена при мысленном взгляде на себя со стороны показалась Гамлету неприглядной, и он на время прекратил сопротивление, рассчитывая совершить новый рывок, когда зондеры ослабят хватку.

Пока же он приосанился и вошел в аквариумный зал с гордым видом – почти как Овод, когда его вели на расстрел.

Тут на него и обратила внимание благородная тейна Алиса Мин Хено-нои. А принц на нее внимания не обратил по той простой причине, что не видел ее. Юная тейна находилась за стеной, которая со стороны аквариумного зала казалась совершенно непрозрачной.

Зато Гамлет обратил внимание на людей в белой униформе, которые готовили к работе какую-то медицинскую аппаратуру.

Все они были земляне, и у каждого над переносицей красовался черный «глаз мунгара».

«Предатели!» – подумал Гамлет и стал прикидывать, что из оружия можно при случае использовать в качестве оружия.

Однако его так быстро пристегнули к выдвижной платформе универсального диагностического аппарата, что руки его даже на мгновение не оставались свободными.

Тут Гамлету стало страшно. Он много слышал про методы допросов, которые практикуют антропоксены. Да и вообще, от этих уродов всего можно ожидать.

Разумеется, о неземной красоте инопланетян и особенно инопланетянок принц тоже слышал, но они все равно были для него уроды.

Врага вообще трудно представить красивым. Особенно в детстве, когда мышление прямолинейно и не признает полутонов.

В предчувствии страшного допроса с помощью неведомой жуткой машины Гамлету хотелось закричать, заплакать, забиться в истерике – но он не зря воспитывал в себе силу воли с тех пор, когда впервые узнал, что означает это словосочетание.

Его эмоции прорвались наружу только приглушенным рычанием маленького волчонка:

– Уроды! Предатели! Гады поганые!

Уроды, предатели и поганые гады на это никак не реагировали, если не считать одной девушки, которая, склонившись над мальчиком, сказала ему по-русски:

– Не бойся, больно не будет.

Гамлет в ответ плюнул, но в девушку не попал.

А потом платформа вместе с ним поехала куда-то внутрь широкой трубы наподобие той, где синтезировали совершенное существо в фильме Бессона «Пятый элемент», которого Гамлет, впрочем, никогда не видел.

Ему, как и большинству лесных детей, родившихся уже после вторжения пришельцев, вообще никогда не приходилось смотреть кино.

Сюжеты разных популярных фильмов и книг ходили среди лесных людей в устной передаче. Родители рассказывали их детям вместо сказок, а Гамлет отличался тем, что впитывал эти рассказы, как губка.

Он и сам был превосходным рассказчиком – особенно если принять во внимание его возраст.

Но сейчас принц думал только об одном – как ничего не рассказать врагам, даже если его будут мучить самыми страшными пытками.

Но на самом деле никто не собирался ничего у него спрашивать и не ждал от него никаких ответов.

В диагностический аппарат мальчика загрузили всего лишь для изучения и оценки его биологических параметров.

Наблюдать за этим процессом нагаруна Тес Амару собиралась лично – компьютерный терминал за стеной одностороннего наблюдения вполне это позволял. Но для начала она решила узнать у командира спецгруппы подробности захвата мальчика.

Отчет сэнсея Хасимото был кратким, но тем не менее заставил нагаруну отвлечься от рутинного обследования экспериментального образца.

Дело в том, что сэнсей упомянул о захвате партизанского воеводы, из-за которого маленький дикарь был доставлен на орбитальную базу позже, чем предполагалось по плану.

По причине нехватки энергии параболоиду с ценным грузом на борту пришлось сближаться со станцией медленнее, чем это возможно в нормальных условиях. А лишние часы, проведенные мальчиком в космосе – это тоже нарушение чистоты эксперимента.

Но у сэнсея Хасимото и пилота параболоида было железное оправдание. Координатор «отряда очищения» получила недвусмысленный приказ передать спецгруппе энергию всех четырех своих параболоидов, но исполнила его не до конца, поскольку торопилась доставить на ближайшую наземную базу пленного воеводу.

Это заинтересовало Тес Амару, у которой был свой интерес к партизанским лидерам. И как только она узнала, кого именно захватили зондеры в Северном лесу, мысли одна безумнее другой тотчас же заметались в ее голове.

Мысли эти касались одной идеи, которую рискованно было даже обсуждать в кругу коллег, не говоря уже о претворении ее в жизнь. Но поскольку к этой идее относились благосклонно не только обращенные в прах, но и некоторые благородные таны из руководства Службы исследований, у Тес Амару были основания полагать, что этот беспрецедентный план вовсе не так уж безнадежен.

Однако для того, чтобы приступить к его реализации, ученым было необходимо наладить контакты с лесными людьми, которым в этом плане отводилась ключевая роль.

Дело в том, что они были последними представителями старой земной цивилизации – варварами чистой воды. И с каждым новым месяцем бесплодных попыток разобраться в земных аномалиях ученым становилось все очевиднее, что изучать надо в первую очередь именно их.

Постепенно дичая, они превращались в тех самых первопредков, от которых вели свой род все гуманоиды Вселенной. Генетический код инопланетных варваров и самих антропоксенов в основе своей совпадал с земным. Но везде он был искажен стихийными и целенаправленными мутациями.

Целенаправленные мутации традиционно приписывались евгенической деятельности Высшего Разума и считались благотворными, но при сравнении с землянами антропоксены кое в чем проигрывали.

Например, ни они, ни варвары с других планет не могли приручать личинки-мунгара и принимать Хозяина без специальной подготовки, как это сделала земная девочка Алиса Мин.

Земные аномалии открывали перед цивилизацией антропоксенов уникальные перспективы – вроде получения смешанного потомства, которое будет способно принимать Хозяев без сложного генетического отбора и дорогостоящей предварительной обработки.

Но с другой стороны, эти аномалии несли в себе угрозу. Они были непредсказуемы – примерно так, как эта таинственная способность некоторых землян заговаривать личинки-мунгара, в то время как другие земляне такой способности лишены.

Чтобы эксплуатировать особые свойства землян без опасения, что когда-нибудь они могут бумерангом ударить по цивилизации антропоксенов, их надо было не только обнаружить и оценить, но и понять их причины.

И в последнее время не только в планетарной Службе исследований, но и выше стали понимать, что разобраться в странностях этой планеты невозможно без глубокого исследования ее истории и без изучения жизни аборигенов в естественной для них среде.

Но как можно изучать лесных людей в естественной среде, если они ведут с антропоксенами войну не на жизнь, а на смерть? И если лесные люди в основном защищаются, лишь изредка нанося пришельцам и лояльным антропам не слишком ощутимые уколы, то армия антропоксенов не скрывает своего намерения стереть дикие популяции аборигенов с лица земли, чтобы и следа их не осталось на планете.

То и дело из армейских штабов доходят слухи о планах тотального уничтожения лесов путем выжигания, обработки высокоэффективными гербицидами или засева агрессивной инопланетной флорой. И только нехватка ресурсов мешает претворению этих планов в жизнь.

Но когда дело дойдет до преобразования планеты по плану окончательного приобщения, ресурсы обязательно найдутся. Когда падет Ар Геран и отпадет необходимость жертвовать освоением покоренных планет ради первоочередного снабжения фронта, первой на очереди будет именно Земля.

23
{"b":"1789","o":1}