ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыжий дьявол
Отчаянная помощница для смутьяна
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Никогда тебя не отпущу
Князь. Война магов (сборник)
Четырнадцатый апостол (сборник)
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Лучшая подруга
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
A
A

Но у Джедая с Катей Шумиловой были особые отношения. Он заботился о ее детях и спал иногда с нею самой, но вовсе не считал ее своей женой. И говорил иногда так, что трудно было понять, шутит он или нет:

– Джедаю нельзя ни к кому привязываться.

Катя же не требовала от него ни любви, ни верности, но при этом неизменно звала его своим мужем.

Так что побратимство – это была сложная штука с непредсказуемыми последствиями.

Но когда Джедай услышал, что полковник Демьяновский носит в себе заговоренную личинку, он почувствовал к нему больше уважения, чем испытывал до сих пор. И в последнем разговоре с ним напрямую по закрытому каналу связи сказал примирительно:

– Ладно, пусть будет по твоему. Мои люди не подведут. И да пребудет с тобой Сила.

Он любил произносить эту фразу, и трудно было сказать, действительно ли она отражает его веру в нечто высшее, или это просто часть его имиджа и стремление поддержать репутацию человека необыкновенного.

Говорил он это всегда с непроницаемым выражением лица, и бойцы его отряда привыкли отвечать своему командиру тем же.

Среди них не было ни одной посредственности, и им тоже нравилось выделяться среди других.

Пожалуй, они без труда бы сумели найти общий язык с теми, кто свалился с луны.

Глава 24

Когда вместе с белокожей и беловолосой инопланетянкой со знаками различия, свидетельствующими о ее высоком статусе, из параболоида Службы исследований вышла девочка вполне земного вида с горящим во лбу ромбом третьего глаза, весь персонал базы «++6147» просто онемел от этого зрелища.

Многие не видели ничего подобного ни разу за все годы приобщения.

Телепатический глаз Хозяина светился неземным светом и действовал на простых смертных завораживающе.

Командование базы пришло от этого явления в тихий ужас. Правила этикета при общении низших с носителями Высшего Разума здесь представляли себе только теоретически.

По этой причине зондеры как по команде повернули головы в сторону антропоксенов. Обращенные в прах инопланетяне разбирались в нормах этикета лучше землян.

Увидев юную тейну, они мгновенно встали по стойке смирно и склонили перед нею головы. Правая рука у каждого была прижата к сердцу.

После некоторого колебания зондеры проделали то же самое, хотя им казалось странным оказывать особые почести девчонке, которой вряд ли больше двенадцати лет и которая даже не инопланетянка.

Все, кроме мерцающего третьего глаза, было у нее такое же, как и у других девочек Земли. Больше того, русскоязычные антропы из технического персонала вполне могли принять ее за местную.

Даже имя у нее было земное.

– Благородная тейна Алиса Мин Хено-нои, – представила ее начальник полевых исследований планеты.

Компонент «Мин» в имени благородной тейны мог навести на мысль о китайских или восточноазиатских корнях, но этому предположению в корне противоречила ее европейская внешность и безупречный русский язык.

Гораздо более правдоподобную версию могли предложить зондеры, которые знали счет на языке антропоксенов.

«Ин, бен, мин, верен, бейн, бибен, беймин, бивер…» – даже те, кто ни бельмеса не понимал в языке пришельцев, эту считалочку знали назубок. Хотя бы потому, что земные дети – те, которых почему-то еще не вывезли с Земли на орбиту или на тыловые планеты – охотно использовали ее в своих играх.

Ведь что бы ни творилось вокруг, дети все равно не прекращают играть. А в некоторых играх просто невозможно обойтись без считалочки.

«Мин» на языке антропоксенов означало «три», и Алису назвали так только потому, что в эксперименте по плану Тес Амару она проходила под третьим номером.

Однажды девочка вычитала в сети, что так вот, по номерам, на Земле до начала приобщения было принято именовать королей и других монарших особ.

– Хорошо, – сказала ей тогда Тес Амару по-русски. – Если хочешь, я буду звать тебя «Алиса Третья». Как королеву.

И нагаруна улыбнулась уголками губ, потому что знала, что ее саму иногда за глаза называют Снежной Королевой – за белый цвет кожи и волос.

Это прозвище следовало за нею по пятам. Представляясь, она никогда не упоминала о нем, но земляне все равно узнавали его каким-то образом – а может, просто, придумывали заново.

А впрочем, тем из землян, которые составляли персонал базы Великий Устюг, было все равно, как называть эту инопланетянку, прилетевшую сюда всего на несколько часов.

Все знали, что ее прибытие как-то связано с сегодняшней большой облавой и с партизанским генералом, которого недавно привезли на 47-ю базу в параболоиде на последних каплях энергии.

Секретный приказ, известный только начальнику базы – обращенной в прах инопланетянке, в лице и теле которой антропоксены сразу замечали признаки старения, тогда как земляне их не видели в упор – предписывал задержать воеводу на базе до прибытия начальника полевых исследований, независимо от того, какие еще распоряжения воспоследуют и от кого они будут исходить.

Распоряжения действительно воспоследовали, но случилось это уже после того, как нагаруна Тес Амару прибыла на базу.

Она приказала никому и ни по каким каналам связи не сообщать, что особо ценный пленник уже находится на базе. И начальнице базы пришлось подчиниться – ведь мало того, что Тес Амару была неизмеримо выше ее по рангу, так она еще прибыла вместе с благородной тейной. А та пустила в ход формулу, которая исключала любую возможность неповиновения:

– Я, чье имя Хено-нои из гнезда Тен-но, приказываю тебе, обращенная в прах, повиноваться всему, что скажет нагаруна Тес Амару, ибо так хочет Высший Разум.

После этих слов отменить приказ Тес Амару мог только благородный тан или тейна. А запрос о том, где находится сейчас захваченный в плен воевода Вадим, исходил от начальника полевой разведки, что было явно недостаточно.

Начальником полевой разведки была нагаруна, обращенная в прах, и по статусу она находилась примерно на одном уровне с начальником полевых исследований. Если бы рядом с Тес Амару не было тейны Алисы Мин, то это могло бы вылиться в серьезную коллизию.

Но приказ благородной тейны, да еще отданный напрямую от имени ее Хозяина, менял дело в корне.

– До тех пор, пока мы не покинем базу, на все запросы отвечайте, что пленный еще не прибыл, – сказала Тес Амару начальнице базы, и та склонила голову в знак подчинения, приложив руку к сердцу и скосив глаза на благородную тейну.

Тес Амару тоже перевела взгляд на Алису и мысленно поблагодарила девочку за то, что та увязалась за нею.

«Что бы я делала без тебя, моя маленькая тейна», – сказала она про себя, и Алиса улыбнулась в ответ, как будто поняла. Хотя это вряд ли. Хозяева могли общаться между собой по телепатическим каналам, но контакт Хозяина с сознанием гуманоида, у которого Хозяина нет – это была нетривиальная задача.

Хозяева не умели так просто читать мысли на расстоянии, хоть и стремились иногда создать впечатление, будто они могут делать это без проблем.

А впрочем, сейчас Снежной Королеве было некогда об этом думать. Она отвела взгляд от маленькой тейны и снова обратилась к начальнице базы.

– По вашим сведениям, этот пленный находится среди остальных в караване который следует по реке, – сказала она, глядя собеседнице прямо в глаза. – Вам все понятно?

– Да, нагаруна, – ответила начальница с некоторым испугом в голосе.

Прежде всего ей было ясно, что она впуталась в какую-то очень серьезную игру. И чтобы выпутаться из нее без потерь, лучше всего не перечить ни Тес Амару, ни тем более ее благородной спутнице.

Если они говорят, что пленный воевода следует на базу в речном караване – значит, так тому и быть. И неважно, что на самом деле он сидит себе спокойно на базе в изоляторе, и эта самая Тес Амару собирается о чем-то говорить с ним без свидетелей.

Глава 25

– Тяжелое оружие применять только в крайнем случае, – еще раз напомнил своим людям Джедай, а про себя подумал, что сейчас ему больше всего на свете пригодился бы инопланетный шаромет.

26
{"b":"1789","o":1}