ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В плен он до сих пор не попадал, а значит, и своей заговоренной личинки-мунгара у него не было. Так что извлечь из него информацию антропоксенам вообще не составляло труда.

Так что воеводе очень не хотелось бы попасть в лапы профессионалов из военной разведки антропоксенов.

И тем не менее нагаруна Тес Амару услышала от него такой ответ:

– Вы всерьез считаете, что я стану с вами договариваться?

– Надеюсь, что да, – сказала Тес Амару. – Во всяком случае, это было бы выгодно для обеих сторон.

– Что именно? – спросил воевода.

И услышал в ответ ясное и четкое изложение тех идей, которые прежде доходили до лесных людей через перебежчиков в весьма туманной и искаженной форме.

Суть информации состояла в том, что среди исследователей планеты первопредков зреет план превратить ее в заповедник. То есть убрать с нее военные базы и технические плантации, эвакуировать лояльное население и уничтожить следы чуждой флоры и фауны с тем, чтобы вернуть земной биосфере девственный вид.

А поскольку главный интерес для ученых представляет эволюция разумных аборигенов и их поведение в естественной среде, план предусматривает сохранение дикой популяции землян с последующим распространением их в те природно-климатические зоны, где сейчас диких людей нет.

На этом месте Вадим прервал инопланетянку, сказав коротко:

– Мы давно уже в курсе, что ваша голубая мечта – превратить нас в дикарей. Но с нашими планами это не совпадает.

– Это не наша голубая мечта, а естественный ход событий, – возразила Тес Амару. – Попробуйте взглянуть на вещи здраво, и от вас не укроется, что ваши дети – фактически уже дикари. Прежней цивилизации они не помнят, новую не признают, а следовательно, не знают никакой цивилизации вообще. Однако не будем спорить…

И нагаруна Тес Амару пояснила, что все это непринципиально.

Дело в том, что ученые хотят превратить Землю в заповедник как можно скорее. Если этого не сделать сейчас, то потом будет поздно. На планете, прошедшей полную обработку по стандартному плану приобщения, ни о каких полноценных исследованиях не может быть и речи.

А священный сорок девятый сезон – это как раз то время, когда завершается переходный период, и стандартный план приобщения начинает претворяться в жизнь в полном объеме.

Так что ученым по большому счету наплевать, до какой степени одичают лесные люди в будущем.

Им гораздо важнее доказать, что партизаны уже сейчас не представляют никакой опасности и у них нет ни малейшего шанса превратиться в реальную враждебную силу по крайней мере в ближайшую тысячу лет.

Убедить в этом верховные инстанции цивилизации антропоксенов трудно, но можно. Однако совершенно необходимым условием для этого является одна маленькая деталь.

В сводках Планетарного контроля, которые направляются в метрополию, не должна упоминаться враждебная активность диких аборигенов. А добиться этого можно только в одном случае – если этой активности и в самом деле не будет.

Это значит, что партизаны вплоть до решения вопроса о заповеднике должны воздержаться от нападений на базы, посты, эшелоны, караваны и суда вспомогательных войск, на технические плантации и поселения лояльных антропов, а желательно также отказаться от приема перебежчиков в свои ряды.

А взамен они получат просто сказочный шанс. Они смогут выйти из леса и жить спокойно и мирно, не опасаясь облав и нападений, добывать и выращивать пищу на открытых пространствах и по собственному выбору дичать дальше или наоборот, возрождать цивилизацию.

Если они выберут последнее, то инопланетным ученым будет очень интересно на это посмотреть.

Разумеется, в процессе превращения планеты в заповедник все города будут засеяны земной флорой, обработанной катализаторами ускоренного роста. То есть инфраструктура прежней цивилизации будет полностью уничтожена.

По предварительным расчетам, лесным людям в их нынешнем количестве даже при самых благоприятных условиях придется затратить на возрождение цивилизации по меньшей мере несколько веков. Но если они надеются сделать это быстрее, пусть попробуют.

Ученым понравится возможность понаблюдать за превращением первобытной цивилизации в промышленную в ускоренном темпе.

Даже если Земля рано или поздно вернется к тому уровню развития, который существовал к моменту вторжения, она все равно не будет представлять угрозы для цивилизации антропоксенов.

Первичная цель вторжения по сути дела уже достигнута. Особенно если учесть, что лояльное население будет полностью эвакуировано для дальнейшего приобщения к свету истинного разума. А на Земле останутся только упорствующие варвары.

Богатырев машинально перевел эту сентенцию в свою систему понятий. Получается, что в метрополии в принципе не против превращения Земли в заповедник. Главная задача нашествия уже решена. Антропоксены уже вывезли с Земли множество женщин, предназначенных для того, чтобы рожать детей, которые станут носителями Хозяев. А теперь они собираются вывезти и всех остальных.

Всех, кроме «упорствующих варваров», которых слишком накладно вылавливать по лесам.

И все равно это был шанс. Больше того – из слов Тес Амару можно было понять, что это вообще единственный шанс для лесных людей. Хотя бы потому, что обработка планеты по стандартному плану приобщения предусматривает среди прочего полное уничтожение лесов.

Лесная почва слишком хорошо подходит для технических плантаций антропоксенов, и сохранять дикую флору на таких площадях – это неразумное расточительство.

– А заповедник – это не расточительство? – спросил воевода Вадим.

– Заповедник – это средство достоверно узнать, откуда взялись гуманоиды во Вселенной и как получилось, что они разделились на носителей Высшего Разума и варваров, – ответила Тес Амару.

А потом, чувствуя, что землянин клюнул и его остается только дожать, снизошла до такой откровенности, какую вряд ли мог ожидать атаман лесных разбойников от антропоксена, занимающего должность, эквивалентную генеральской.

– Дело в том, что подробности о происхождении гуманоидов и их начальном расселении хотим знать не только мы. Их хотят знать Хозяева, во всяком случае некоторые из них. Правда, об этом не принято говорить…

Тут она осеклась, но Вадим понял и без продолжения. Пропаганда антропоксенов старалась создать впечатление, что Хозяева всеведущи. И если даже существует нечто, чего не знает отдельный Хозяин, то уж Высший Разум в совокупности несомненно знает все.

А на самом деле у Высшего Разума, похоже, были проблемы с самоидентификацией. Многое в собственной истории оставалось для Хозяев туманным, и в первую очередь им очень хотелось узнать, откуда они взялись и почему выбрали в спутники жизни именно гуманоидов, которые в конечном счете все происходят от землян.

Именно так понял неоконченную фразу инопланетянки Вадим Богатырев, и этого было достаточно, чтобы поверить – у идеи заповедника есть шанс. И если он будет реализован, то у землян появляется перспектива, в которую самые умные и дальновидные из лесных людей уже почти перестали верить.

А с другой стороны, воевода отлично видел главное препятствие, которое способно похоронить весь этот план на корню.

– Как вы представляете мою роль во всем этом? – поинтересовался Вадим у Тес Амару.

– Если ваше досье говорит правду, то вам подчиняется большинство отрядов в радиусе тысячи километров от этого места. А к вашему мнению прислушиваются далеко за пределами этого радиуса. И мы ожидаем, что вам удастся убедить хотя бы часть неконтролируемого контингента прекратить враждебные акции.

– У вас не очень надежные сведения, – ответил на это Вадим. – Никто из партизан не станет подчиняться человеку, который находится в плену. Лесные люди очень хорошо представляют возможности антропоксенов и иногда даже склонны их преувеличивать. Если я попытаюсь убедить их в необходимости перемирия, боюсь, меня просто не поймут. И скорее всего решат, что мое сознание находится под внешним контролем.

30
{"b":"1789","o":1}