ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я в курсе, – буркнул в ответ благородный тан. И вызвал в отсек для наблюдения за стеной с односторонней прозрачностью специалистов из числа обращенных в прах.

Их пришлось снять со второго аквариумного зала, где ожидали своей очереди трое других испытуемых Тес Амару рассчитывала начать работу со всеми одновременно, хотя это было затруднительно, поскольку аквариумов в каждом зале было всего по два.

И теперь помощник лидера службы предложил новый план. Он решил начать с дикаря, который требовал особого контроля, поскольку был враждебно настроен и совершенно не готов к приему Хозяина. А затем уже можно будет развести по двум залам троих оставшихся и завершить эксперимент уже сегодня.

По плану именно так и предполагалось – провести главную процедуру до окончания корабельного дня. И время своей отлучки Тес Амару рассчитала так, чтобы успеть.

Сначала она предполагала провести на земле не больше трех часов, потом увеличила это время до пяти, поскольку решила везти пленного генерала Богатырева на Карибы, а до них на среднем сверхзвуке три часа лету. Но это не имело большого значения, поскольку до конца корабельного дня оставалось еще часов двенадцать.

Но потом Тес Амару вышла на связь с сообщением о нападении неизвестных параболоидов. И связь прервалась буквально на полуслове.

В этот самый момент помощник лидера Службы исследований и решил, что у него появляется шанс приписать великое открытие, которое Тес Амару ожидала от этого эксперимента, себе.

Конечно, вся слава и так должна достаться благородным танам, но в этом случае помощник лидера окажется лишь одним из нескольких кураторов эксперимента, претендующих на роль авторов открытия.

Если же он будет руководить экспериментом лично, то главные почести достанутся ему одному. А это значит повышение по службе, карьерные перспективы, почет и уважение.

И никаких неприятностей в случае неудачи.

Тес Амару, затевая этот эксперимент, рисковала своей головой. А помощник лидера Службы исследований Планеты Первопредков благородный тан Тур Тамен Ава-руми не рисковал вообще ничем.

Благородным танам неудачи простительны.

Однако если бы Тес Амару была сейчас на орбитальной станции, она ни за что не допустила бы Тур Тамена к руководству экспериментом.

Конечно, она была всего лишь обращенная в прах, и помощник лидера службы стоял неизмеримо выше – но с другой стороны, Тес Амару пользовалась правом в случае необходимости обращаться напрямую к самому лидеру.

А лидер, конечно, решил бы дело в ее пользу. Хотя бы потому, что если успех эксперимента обеспечит обращенная в прах, то лидер получит возможность распределять почести среди ее кураторов по своему усмотрению и львиную долю славы забрать себе.

Если же великое открытие совершит благородный тан, то вся слава достанется ему, и лидер не в силах будет этому помешать.

Между тем у лидера Службы исследований очень много дел, и он не в состоянии лично наблюдать за всеми экспериментами, которые проводят его подчиненные. В данном случае он не мог следить даже за ходом эксперимента особой важности, поскольку как раз сейчас его вызвали к Планетарному Координатору для обсуждения еще более важного проекта.

Дело с заповедником, кажется, сдвинулось с мертвой точки. Идея получила поддержку влиятельных кланов и у Службы исследований появилась надежда на компромисс с военными.

Компромисс сводился к тому, чтобы превратить в заповедник не всю планету, а только ту ее часть, которая наименее пригодна для полезной эксплуатации. И начать предлагалось с Северной Евразии – обширной, но малонаселенной территории, до преобразования которой по плану окончательного приобщения руки все равно дойдут еще очень нескоро.

Перед тем, как лидер Службы исследований отправился на Главную орбитальную базу Планетарного контроля, ему доложили, что нагаруна Тес Амару сумела перехватить у военной разведки какого-то пленника, который может помочь ученым наладить контакт с непокорными варварами Северной Евразии.

Но он понятия не имел, что военная разведка решила сделать все возможное, дабы этому помешать.

Военные, как известно, вообще не любят компромиссов.

Глава 38

Дом был пуст и лифты в нем не работали. Ближайший концентратор энергии обеспечивал только порт и объекты, расположенные на его территории, включая казармы лояльных антропов.

Тратить энергию на неиспользуемые объекты антропоксены считали нерациональным.

А дом, как назло, был из тех, где лифт являлся главным средством спуска и подъема. Парадная лестница отсутствовала вообще, а черная на каждом этаже выходила на балкон.

Дома по таким идиотским проектам очень любили строить в восьмидесятые годы.

И в параболоиде, который охотился за Вадимом Богатыревым – а вернее сказать, за всей командой Тес Амару – это, похоже, сразу просекли.

Первый пролет удалось проскочить без потерь, но на втором охранница, которая сунулась к балкону первой, тотчас же упала, сраженная черным градом.

Вторая охранница – та, что обнималась с Вадимом – предостерегающе вскрикнула, и все отпрянули обратно на лестницу.

Тес Амару не переставая вызывала кого-то по своему каналу связи, а потом переключила прибор на громкую трансляцию, дублируя сигнал через глобальный эфир.

Что она говорит, Богатырев не понял, но зато в чужом параболоиде все должны были понять очень хорошо.

– Внимание! Вызываю экипаж неопознанного параболоида. Здесь со мной находится благородная тейна Алиса Мин Хено-нои. Если с ней случится непоправимое, вас будут судить за преступление против высшего разума! Повторяю…

– Это про меня, – шепнула Алиса Мин по-русски, а выжившая охранница, которая тоже говорила на языке землян, пояснила специально для Вадима:

– Сейчас они улетят. Ни один обращенный в прах не посмеет подвергнуть опасности благородную тейну.

Это действительно был хороший ход. Если убить юную тейну, то погибнет и ее Хозяин, а это – самое страшное преступление, какое только может вообразить антропоксен.

Обращенного в прах, который виновен в смерти Хозяина, подвергают таким мучениям, по сравнению с которыми представления земных верующих об аде – это детские сказки.

Единственное утешение – что муки эти не вечны и мечты приговоренного о смерти рано или поздно сбудутся. Но это случится скорее поздно, чем рано, и потому обращенные в прах больше всего на свете боятся причинить вред Хозяину.

А это значит, что носителю Хозяина тоже нельзя причинять вред, ибо Хозяин и носитель составляют единое целое.

И поскольку сообщение передано в глобальный эфир и в сеть, виновный даже теоретически не может рассчитывать на безнаказанность. Его найдут, чего бы это ни стоило.

Однако ответом на слова Тес Амару был мягкий удар по стеклу двери, ведущей на балкон.

На окне расплескался белый шар, и через секунду стекло, уцелевшее в дни вторжения и не поврежденное за тринадцать лет, прошедших после него, потекло вниз, как вода.

В зияющую дыру тугой струей ударил черный град.

Третий глаз Алисы Мин вспыхнул гораздо ярче обычного. Он горел тревожным светом, багровым по краям и оранжево-желтым в середине.

Юная тейна тоже вызывала подмогу. Ее Хозяин пытался связаться с другими ксенами по телепатическим каналам. Однако, закончив передачу, тейна сказала по-русски дрогнувшим голосом:

– В параболоиде благородные таны. У них приказ – уничтожить всех. Мне предлагают сдаться ради спасения Хозяина.

– Тебя оставят в живых? – спросила Тес Амару.

– Нет, – покачала головой тейна. – Только Хозяина. У них есть средства спасения.

Еще бы. Если паче чаяния благородные таны и тейны вылетали на боевое задание, они окружали себя средствами спасения со всех сторон. Носитель может погибнуть, но для сохранения жизни Хозяина должно быть сделано все, что только возможно.

Параболоид прекратил огонь, и пауза затягивалась.

– Ты сдаешься, о высокий разум Хено-нои? – прервала тягостное молчание Тес Амару, обращаясь непосредственно к Хозяину юной тейны, поскольку окончательное решение зависело только от него.

41
{"b":"1789","o":1}