ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в этом уже не было смысла.

Если бы воевода попытался уйти один, то Тес Амару, возможно, попыталась бы ему воспрепятствовать.

Но Богатырев позвал ее с собой.

Он никогда не бросал тех, с кем вместе дрался против общего врага.

Впрочем, в данном случае у него был и частный интерес. Ведь и ежу понятно, что в компании Алисы Мин вырваться из города будет проще, чем без нее. А Алиса Мин не отходит от Тес Амару ни на шаг.

Воевода подумал об этом, еще не зная, что как раз сейчас город точно так же, как двенадцать лет назад, блокируют параболоиды военной группировки антропоксенов, и наземные отряды рассредотачиваются по периметру, чтобы даже мышь не могла проскользнуть за пределы Питера.

Он не знал, что на базе Службы исследований в Пулкове высадился армейский десант, а параболоиды с этой базы, гнавшиеся за ложной целью, были вынуждены сесть под угрозой уничтожения.

Он не знал, что число охотников за их группой возросло в последние часы с восьми квадратов до тысячи, и всем им поставлена задача любой ценой захватить живой и невредимой Алису Мин Хено-нои и уничтожить всех сопровождающих ее лиц, осведомленных о ее феноменальных способностях.

Но после всего, что ему пришлось увидеть, воевода был уверен, что Алиса Мин справится с любым количеством врагов.

А Тес Амару знала только то, что она обречена. В сложившейся ситуации Служба исследований вне всякого сомнения охотнее согласится пожертвовать обращенной в прах нагаруной, а не своей репутацией. И оперативный дежурный в коротком разговоре по закрытому каналу связи, фактически это подтвердил.

Если контролерам приказано активировать личинку в смертельном режиме – значит, ценность жизни Тес Амару для Службы исследований отныне равна нулю.

И когда воевода Вадим предложил ей отправиться с ним, Тес Амару ответила, коснувшись рукой своего лба:

– Мне не из чего выбирать. В какую бы сторону я не повернула – все равно смерть.

– Наши колдуны умеют заговаривать личинки, – возразил воевода.

– Это действует только на землян, – покачала головой Тес Амару. – Ваш мозг более восприимчив к симбиозу. Некоторые из вас могут управлять личинкой лучше, чем это делают контролеры. А для нас это невозможно.

И тут из угла кабины подала голос Алиса Мин.

– Все возможно, нагаруна, – сказала она. – Сегодня контролеры несколько раз пытались тебя убить. А ты до сих пор жива. Неужели ты думаешь, что я не могу справиться с какой-то личинкой?

На губах Алисы играла улыбка, а ее телепатический глаз горел ровным слабым светом.

– Хено-нои из гнезда Тен-но говорит, что ты сильно изменилась. Когда-то ты отвергла его только потому, что мыслила слишком ортодоксально, а он был из клана Тен.

Эти слова девочка как бы повторяла за невидимым суфлером, а Тес Амару смотрела на нее широко раскрытыми глазами.

Она впервые слышала, что носитель мог отвергнуть Хозяина. Всегда считалось, что это Хозяева отрекаются от носителей.

– Я знаю, что он был из клана Тен, – пробормотала Тес Амару в замешательстве. – Но при чем тут отречение?

– Говорят, что в клане Тен гнездится ересь. Говорят даже, что в этом клане ее корни и ее начало. Ты должна знать, как трудно удержаться в теле добропорядочного носителя Хозяину, который воспитан в ереси.

Все эти двенадцать лет Тес Амару мучил вопрос, почему Хозяин отрекся от нее так рано. И теперь Алиса Мин явно с подачи того же самого Хозяина подсказала очевидный ответ.

Хено-нои из гнезда Тен-но был еретиком. Молодой Хозяин, воспитанный в ереси, попал в мозг девочки, чье воспитание было совсем другим. Она свято верила во все, что внушали ей учителя, а Хозяин пытался подспудно привить ей еретические идеи.

Неудивительно, что он продержался в ее теле всего 35 сезонов. Наоборот, странно, что реакция отторжения не наступила значительно раньше.

Беда в том, что Хено-нои из гнезда Тен-но жил свою первую жизнь и был слишком неопытен. Еретические идеи внушили ему в процессе воспитания старшие собратья из его родного неблагонадежного клана.

Однако передать их носителю было гораздо труднее. Мозг благородной тейны Ют Архен Хено-нои отвергал эти идеи, не желая признавать их своими. И дело кончилось реакцией отторжения.

Тем не менее Тес Амару осталась жива. И теперь Хено-нои из гнезда Тен-но смотрел на нее со стороны.

Это было странно, но в свете сказанного можно было подобрать разумное объяснение и этому факту.

Очевидно, еретический клан каким-то образом устроил так, чтобы в эксперименте по внедрению Хозяев в сознание земных детей участвовал тот самый ксен, который когда-то жил в теле главного организатора этого эксперименты – нагаруны Тес Амару.

Нагаруна не удивилась бы, узнав, что остальные Хозяева, доставленные на орбитальную базу Службы исследований для этого эксперимента, тоже происходят из клана Тен.

И все это приобретает особый смысл, если вспомнить, что лидера Службы исследований зовут Ар Ман Кай-тен. А его Хозяин носит имя Кай-тен из гнезда Тен-но.

Но для Тес Амару это все представляло лишь умозрительный интерес и никак не могло способствовать ее личному спасению. Ведь она сама давно уже не была частью клана Тен.

Она была обращенной в прах. И прекрасно понимала, что от живого праха, который может думать и говорить, до окончательного, который можно развеять по ветру – всего один шаг.

Тес Амару только не могла понять, в чем состоит суть игры клана Тен. Но это тоже по большому счету не странно. Смертным не дано понять игры высших сфер.

Зато воевода Вадим все понял правильно. Он видел, что Тес Амару и Алиса Мин готовы последовать за ним и дожал их одним словом.

– Выбирай! – сказал он, обращаясь к старшей, но решение приняла младшая.

– Здесь моя планета, – сказала Алиса Мин. – И твоя тоже, нагаруна. В метрополии для тебя места нет.

В метрополии не было места ни для кого из обращенных в прах. Антропоксены, живущие на мирных тыловых планетах, в массе своей вообще не знали об их существовании.

Уделом обращенных в прах была бесконечная война в горячих секторах – до тех пор, пока их не убьют в бою, не казнят за какой-то проступок или не спишут по возрасту или болезни, что тоже означает смерть.

А тут вдруг появилась альтернатива, подкрепленная словом партизанского генерала, что лесные люди примут беглых инопланетянок, как обыкновенных перебежчиков, и клятвой Алисы Мин, что контролеры не смогут активировать их личинки-мунгара.

Делая выбор, Тес Амару как будто нарочно проигнорировала генерала Богатырева, и этим окончательно прояснила реальную расстановку сил.

– Я с тобой, моя тейна, – сказала она, обращаясь к Алисе, и та, кивнув, перевела взгляд на пилота и охранницу.

– Я с вами, благородная тейна и моя нагаруна, – произнесла первая из них.

А вторая, нарушая все правила и нормы субординации, дала ответ не Алисе Мин и не Тес Амару.

– Я с вами, генерал, – сказала она, глядя прямо в глаза Вадиму Богатыреву.

Воевода коротко кивнул и тронул грузовик с места.

– Куда мы едем? – спросила Алиса с ноткой детского любопытства.

– Вперед, – ответил воевода Вадим. – Я люблю этот город, но сейчас мне тут как-то неуютно.

Они выехали из Питера по улице Лесной, где уже был выставлен кордон из вспомогательных войск.

Координаторы войсковой операции в эти часы пребывали в уверенности, что беглецы все еще находятся в районе порта. Главные силы оцепили порт и начали прочесывание, а блокаду города обеспечивали вспомогательные войска. На всякий случай.

Никто не ожидал увидеть беглецов там, где они пошли на прорыв.

В кордоне на выезде из города стояли какие-то африканцы, которые приняли грузовик с контейнерами за армейскую машину.

В этот час подобные машины то и дело въезжали в город поодиночке и колоннами. Правда, данная конкретная машина ехала, наоборот, из города, но африканцы все равно среагировали на ее появление не сразу. И прежде чем они успели опомниться, беглецы уложили весь кордон из деактиваторов.

59
{"b":"1789","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эрта. Личное правосудие
Дама сердца
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Гортензия
Фирма
Узнай меня
Добрый волк
Девушка из кофейни