ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И лишь военная разведка сумела связать между собой два обстоятельства – то, что пропавший параболоид вылетел на 47-ю базу и разгромленный поезд вышел с той же 47-й базы.

Но сделано это было с опозданием, поскольку военная разведка не сразу получила исчерпывающую информацию по обоим эпизодам.

Сопоставление фактов несколько прояснило картину, но вывод разведчики сделали неверный. Они решили, что нападение на поезд совершил не кто иной, как сэнсей Хасимото – по своей инициативе или по чьему-то заданию.

Первый вариант естественным образом отпадал. Пилотом у Хасимото была инопланетянка, обращенная в прах, а она никогда бы не стала подчиняться землянину.

Но была ведь и другая возможность.

В проекте заповедника, который так настойчиво пробивала Служба исследований Планеты Первопредков чуть ли не первым пунктом в плане мероприятий значилось: «Прекратить или максимально ограничить практику захвата непокорных варваров».

Это объяснялось тем, что для исследователей лесные люди нужнее в лесу, а не на базах приобщения. Главная цель превращения Земли в заповедник как раз и состоит в том, чтобы изучать аборигенов в их естественной среде.

А если так, то что мешает Службе исследований организовать операцию по освобождению тех пленных, которые уже захвачены.

Известно, что Тес Амару прилетала на базу «++6147» как раз перед тем, как ее обвинили в похищении благородной тейны и в измене. А военная разведка знала еще и то, что обвинение было ложным – ведь его придумали сами разведчики.

Служба исследований, разумеется, тоже знает, что обвинение ложное. Она просто не хочет ссориться с военными по мелочам накануне решения главного вопроса – кто будет заправлять на Планете Первопредков в дальнейшем, ученые или военные.

Ради решения этого вопроса в свою пользу Служба исследований готова пожертвовать кем угодно и чем угодно, а не только какой-то нагаруной, обращенной в прах.

Да и вообще речь не о нагаруне, а о Гамлете Ариверамане Тен-тави и Алисе Мин Хено-нои, в лице которых военные увидели прототип сверхмощного биологического оружия.

Благородные таны и тейны, которые не боятся участвовать в боях и рисковать, даже подвергая опасности Хозяина, и при этом обладают невиданными способностями к гипнозу и нанесению сверхмощных телепатических ударов – это действительно великое открытие, и его ни в коем случае нельзя оставлять в руках ученых, которые в погоне за теоретическими построениями могут вообще забыть о практическом применении или отложить его на неопределенный срок.

У Службы исследований сейчас другая идея-фикс – этот чертов заповедник, совершенно бесполезный для армии и для цивилизации истинного разума в целом.

Считается, что Тес Амару прилетала на 47-ю базу, чтобы забрать оттуда пленного генерала Богатырева и склонить его к сотрудничеству, но как знать – может, у нее была еще и другая миссия. Или может быть, генерал поставил одним из условий сотрудничества освобождение остальных пленных.

Устроить это легальными методами практически невозможно, но для Службы исследований любые средства хороши.

Через посредство Тес Амару и ее нового друга генерала Богатырева служба могла натравить на поезд с пленными лесных людей, а для гарантии успеха обеспечить поддержку с воздуха силами спецгруппы прямого подчинения.

Формально спецгруппа, выполнив свое задание – захватить маленького дикаря – перестала подчиняться Службе исследований. Однако сэнсей Хасимото и пилот его параболоида зачем-то больше суток пробыли на орбитальной базе этой службы, и даже военной разведке не дано знать, кто и о чем там с ними говорил.

Вот только самого маленького дикаря – Гамлета Ариверамана Тен-тави – разведчики не догадались привязать к этой конструкции. Его продолжали искать на Кубе, где переводчик-кореец все еще успешно скрывался от преследователей и убивал их поодиночке своим острым кинжалом.

А поскольку Гамлет в начале облавы точно так же зарезал нескольких зондеров, военная разведка не сомневалась, что на Кубе орудует именно он.

Так что нападение на поезд с его именем никто не связывал, а параболоид искали совсем не там, где он находился на самом деле.

Военная разведка предположила, что за время между нападением на поезд и началом активных розысков параболоид успел проскользнуть на одну из многочисленных баз Службы исследований.

А когда допросы пленных, захваченных во владениях Тельца, показали, что Тес Амару, Алиса Мин Хено-нои и генерал Богатырев вместе с самим Тельцом улетели куда-то на параболоиде с десантным модулем, подозрение в том, что Служба исследований сотрудничает с партизанами, еще более укрепились.

– Наверняка это был тот же самый параболоид, – решили разведчики и потребовали у Планетарного контроля санкции на немедленное обследование всех наземных и орбитальных объектов Службы исследований.

Одновременно они запросили добро на полную зачистку Северного леса, но с этим вышла загвоздка.

Доклады ученых и военных об аномалиях Планеты Первопредков и о феномене земных детей с Хозяином в голове вызвали большой интерес в метрополии. Настолько большой, что на Землю вылетел быстроходный звездолет со специальной комиссией на борту.

Комиссия состояла из представителей Малого Совета Кланов – третьего по значимости верховного органа цивилизации антропоксенов, и ей были даны самые широкие полномочия.

Фактически комиссия могла самостоятельно принимать решения о дальнейшей судьбе Земли.

Зачистка Северного леса, как и другие масштабные акции, могла изменить обстановку до такой степени, что всякое объективное изучение ситуации стало бы невозможным. И в связи с этим Планетарный контроль получил указание все собственные операции, связанные с феноменом, временно свернуть.

Глава 59

Если бы воевода Вадим и старейшина Телец были не так пьяны, то их секретный разговор на пиру, возможно, окончился бы мирно и без эксцессов.

Такой авторитетный человек, как Телец, имел полное право высказать свою озабоченность по поводу секретности при обсуждении глобальных планов. И предложить радикальные меры по обеспечению этой секретности – вплоть до физического устранения подозрительных перебежчиков.

И воевода, будь он трезв, тоже отнесся бы к этому спокойно. Он и тогда наверняка бы отверг предложение Тельца – но так, чтобы не обидеть гостя.

Однако воевода был уже изрядно навеселе, когда начался этот разговор, а в таком состоянии у него иногда возникала характерная для фронтовиков всех времен привычка рвать на груди рубаху и высказываться на тему: «А где ты был, когда мы кровь проливали?!»

В не самых изысканных выражениях воевода сообщил, что со Снежной Королевой они теперь боевые соратники, поскольку дрались бок о бок против общего врага, и предложение убить ее – это прямое оскорбление непосредственно в его, генерала Богатырева, адрес.

Но хуже всего то, что воевода не удержался от перехода на личности, ибо свою тираду он завершил словами:

– А с тобой я в бою не был!

На это Телец отреагировал болезненно и повысил голос, чего делать не следовало. И уж тем более не следовало обвинять воеводу Вадима в предательстве интересов лесного братства.

Прямо Телец этого не сказал, но в его словах мелькнуло предположение, что воевода сговорился с пришельцами и ради каких-то собственных интересов помогает их внедрению в среду лесных людей.

Этого воевода не стерпел, и переход на личности достиг апофеоза.

В результате Телец узнал о себе много нового и интересного, хотя по большому счету это было хорошо забытое старое.

Тельцу было сказано, что он вообще никакой не партизан и не старейшина, а как был бандитом, так и остался, и не ему намекать на то, что воевода Вадим мог предать своих и сговориться с врагом в ущерб лесному братству.

Воевода умел разводить в стороны любых спорщиков и соперников, но когда сам схлестнулся с равным себе противником, он распалился не на шутку.

63
{"b":"1789","o":1}