ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом глубокую зачистку отменили по приказу комиссии Малого Совета Кланов, но параболоиды не отозвали.

Было неизвестно, какое решение примет комиссия, и на случай, если она предпочтет силовые меры, войска решили не отводить далеко.

По идее в случае боевой тревоги лишние четыре параболоида должны были включиться в общую систему обороны 47-й базы. Но на практике их пилоты не успели даже добежать до своих машин.

Телепатический удар Алисы Мин Хено-нои оказался достаточно мощным, чтобы выбить из колеи большинство обитателей базы. Правда, партизан, которые набились в десантный модуль, тоже приложило крепко, но это не имело большого значения.

Пока они приходили в себя, Алиса Мин, крепко держа штурвал трофейного параболоида, успешно действовала в одиночку. И первое, что она сделала – это уложила голубым градом пилотов, которые пытались добраться от казарм до стоянки летательных аппаратов, но после телепатического удара не очень уверенно ориентировались в пространстве.

А дальше все пошло как по маслу. Партизаны и защитники базы восстановили боеспособность приблизительно одновременно, но у первых была поддержка с воздуха, а у вторых – нет.

К тому же партизаны стреляли настоящими пулями и стрелами, и ножи у них тоже были настоящие. Они могли больно ранить и убивать насмерть.

А персонал базы состоял в основном из зондеров, которые сами были не прочь присоединиться к лесным людям и не делали этого только из страха перед карой, которая могла настигнуть их в любом месте и в любое время через посредство личинок-мунгара.

И уж во всяком случае, зондеры не испытывали горячего желания умирать за интересы инопланетян.

И хотя партизан, которых сумел доставить на базу один трофейный параболоид, было меньше, чем зондеров, их натиск сломил сопротивление защитников объекта в первые же минуты.

А потом по железной дороге и по шоссе, благополучно миновав обезвреженные с воздуха посты охраны, на базу прорвались пешие отряды.

Это были подростки и женщины с отрядной базы Джедая, а также целый партизанский отряд, база которого находилась неподалеку от границы сплошной зачистки.

Отряд этот подчинялся Дяде Мише и участвовал в налете на 47-ю базу по его поручению.

На долгие переговоры с местным авторитетом у воеводы Вадима не было времени, но по пути к базе параболоид на пару часов задержался в резиденции Дяди Миши, и личная встреча двух воевод принесла добрые плоды.

Дядя Миша не только отрядил для налета на 47-ю базу один из своих отрядов, но и согласился взять на себя поддержание порядка во всем Северном лесу.

Это означало, что он может занять место воеводы Вадима в роли главного исполнителя воли старейшин по поддержанию мира. И чем черт не шутит – Дядя Миша с его авторитетом и сам может стать старейшиной. Положение верховного воеводы открывает прямую дорогу к этой вершине. Вадим Богатырев не смог воспользоваться этой дорогой из-за родственных связей, а у Дяди Миши этого препятствия нет.

А чтобы стать верховным воеводой, ему всего-то и надо только усмирить Тельца, который пошел против воли других старейшин и тем самым лишил себя права носить высшее звание.

Старейшины имеют право наводить порядок в лесных общинах – но они не могут устраивать междоусобицы в личных интересах.

Старейшина может действовать в одиночку, если на то есть молчаливое одобрение других старейшин, но он не вправе игнорировать их протест.

А между тем двое старейшин и один местоблюститель (епископ Павел) уже прямо потребовали, чтобы Телец прекратил провоцировать междоусобную войну.

Так что Дядя Миша, бывший старший прапорщик танковых войск Михаил Ефремов, вполне мог рассчитывать на одобрение любых действий по усмирению Тельца и его союзников.

Воевода Вадим обещал ему помочь, если операция по захвату корабля завершится успехом – но ручаться за это он не мог.

47-я база была уже в его руках, и пилоты параболоидов, подчиняясь силе, ввели свои биокоды управления, что упрощало всю операцию.

Существовали альтернативные цифровые коды на случай аварии или недееспособности пилота, но с ними было слишком много мороки. По умолчанию они позволяли только вернуть параболоид к месту постоянного базирования, а чтобы отключить автопилот, надо было иметь допуск более высокого ранга.

Рассчитывая захватить один параболоид, партизаны имели в виду, что такой допуск есть у начальника базы, и его каким-то образом удастся вытрясти. А для остальных четырех параболоидов не было и такой возможности.

Зато Алиса Мин Хено-нои могла вытрясти душу из пилотов с помощью остронаправленных телепатических ударов, и они предпочли вместо этого своими руками включить управление боевых машин.

Промежуточная цель была достигнута, и пора было взлетать. Любой из участников атаки понимал, что промедление подобно смерти. Чтобы отбить у партизан свою базу, антропоксены соберут лучшие силы, и если не поторопиться сейчас, то потом взлететь уже не дадут.

Но куда лететь, если еще нет вестей от Гамлета и неизвестно, проник ли он на корабль и если да, то на какой.

Можно, конечно, спрятать параболоиды в лесу – но где гарантия, что антропоксены не устроят сплошное прочесывание?

А еще они могут блокировать наглухо выход из атмосферы, о чем вовремя вспомнила Снежная Королева. Для этого в орбитальной группировке достаточно боевых кораблей.

Так что взлетать надо прямо сейчас и сразу в космос. Даже феноменальные способности Алисы и Гамлета способны дать результат только в сочетании с эффектом внезапности.

Надо действовать, пока противник не успел опомниться.

Но как действовать, если на шесть параболоидов есть только четверо своих пилотов? И рядом нет Гамлета, который мог бы надежно загипнотизировать двух недостающих.

Бросить два параболоида жалко. Нельзя сбрасывать со счетов вариант, при котором захватить корабль не удастся, но будет шанс вернуться обратно на землю – и в этом случае шесть параболоидов лучше, нежели четыре.

Да и при захвате корабля каждый человек будет на счету. А в параболоид, даже без десантного модуля, можно вбить по стандартам антропоксенов по меньшей мере четыре бойца. А если потесниться, то и больше раза в два.

– Вообще-то я изучал инструкцию по управлению параболоидами, – неуверенно сказал Джедай, припомнив попытки захвата инопланетных боевых машин, имевшие место в первые месяцы нашествия антропоксенов.

– А я вообще летчик-истребитель, – заметил генерал Богатырев.

Снежная Королева при этих словах скептически покачала головой, но Алисе эта идея понравилась.

– Можно включить автопилот в режиме следования за головной машиной, – сказала она.

– А если нас будут атаковать? – спросила Снежная Королева.

– Отобьемся, – ответила юная тейна и добавила с улыбкой: – Ведь у нас есть я.

Глава 65

Никто так до конца и не понял, каким образом благородный тан Гамлет Аривераман Тен-тави, которому полагалось сидеть в корабельном изоляторе под строжайшей охраной, очутился вместо этого на мостике парадного крейсера Малого Совета Кланов.

А то, что случилось дальше, было вообще непостижимо для рационального ума, вооруженного логикой истинного разума.

Все, кто находился на мостике, одновременно начали вести себя неадекватно.

Они почему-то решили, что на орбитальную базу Службы исследований, к которой пристыкован крейсер, совершено вооруженное нападение и для спасения корабля необходимо срочно его отстыковать.

Кто-то из помощников капитана заикнулся насчет высокопоставленных пассажиров, оставшихся на базе, но капитан ответил, что они догонят крейсер на параболоидах.

Между тем, внезапная отстыковка крейсера явилась полной неожиданностью для членов комиссии Малого Совета Кланов.

Высокородному тану Эли Тару Тен-но доложили об инциденте немедленно, и он тотчас же запросил капитана, что происходит.

По голосу капитана сразу стало ясно, что он не в себе. В жуткой панике командир корабля кричал, что орбитальная база атакована и призывал высокородных танов спасаться, пока не поздно.

67
{"b":"1789","o":1}