ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наверное, антропоксены считали, что лесные люди с их луками и стрелами, холодным оружием и автоматами, которые за отсутствием патронов можно использовать только в качестве дубин, окажутся легкой добычей.

Зондеры так не считали, но они были люди подневольные – с личинками-убийцами в голове.

Лесные люди знали, что эти личинки носят название «мунгара» – «маленький Хозяин». И носят его не зря, потому что каждая такая личинка владеет жизнью и смертью, болью и страхом, душой и телом своего носителя.

Только это еще не повод, чтобы прощать зондеров, которые предали род земной и пошли на службу к проклятым мутантам с мерзкими инопланетными тварями в голове.

Наоборот, лесные люди ненавидели зондеров гораздо больше, чем даже самих антропоксенов. Оно и понятно – предатели всегда вызывают большее презрение и отвращение, нежели враги.

И потом, с антропоксенами лесные люди почти не сталкивались. Даже обращенные в прах в леса не совались, оставив эту работу зондеркомандам из лояльных антропов местного происхождения.

Зондеркомандами их прозвали лесные люди по аналогии с главными врагами партизан в годы Второй мировой войны. Официально же они числились в номенклатуре антропоксенов, как «отряды очищения».

Их официальной задачей провозглашалось «очищение неосвоенных территорий от опасных и вредных форм жизни, препятствующих подготовке этих территорий к полезной эксплуатации».

Формально все было правильно. Никто не спорил, что самой опасной формой жизни, наиболее активно препятствующей подготовке неосвоенных территорий к полезной эксплуатации, были как раз лесные люди.

Но все-таки название «зондеркоманда» подходило к «отрядам очищения» гораздо больше.

И вот сейчас эта самая зондеркоманда внезапным прыжком с небес накрыла стойбище воеводы Вадима, не оставив его обитателям никаких путей к отступлению.

Глава 7

Когда вслед за грохотом с небес в ночном воздухе, далеко разносящем звуки, гулко зазвенело стальное било и люди на разные голоса закричали: «Облава!» – в голове воеводы Вадима сразу мелькнула мысль:

– Нас предали!

В этом был свой резон. Во-первых, сам Вадим – бывший командующий партизанской армии – представлял собой весьма ценную добычу для антропоксенов. Но гораздо больше значил его отец – старейшина Владимир Ярославич, предводитель всех язычников, первым показавший людям дорогу в леса.

И этот самый старейшина Владимир покинул стойбище воеводы меньше чем сутки назад.

Он ушел с утра, а зондеры налетели ночью.

Из этого можно было заключить, что они очень спешили. Обычно зондеркоманды не любили соваться в дебри по ночам. Тут ведь даже приборы ночного видения мало помогают. Тем более, что пришельцы не очень-то снабжают такими приборами вспомогательные войска.

А тут они примчались заполночь, да еще на нескольких параболоидах. И не какие-то тупые каратели, а спецназ – по повадке видно.

Среди карателей даже один из десяти не спустился бы с высоты в сорок метров по тросу. А эти слетали вниз со свистом и не морщились, даже когда в них попадали стрелы.

Сами зондеры почему-то не стреляли, но зато дрались отчаянно и умело.

В воздухе свистели ножи, и несколько партизан, атаковавших десант первыми, сразу упали замертво с ножевыми ранами.

Это тоже было в высшей степени необычно. Как правило, зондеры старались никого не убивать. Их основным оружием были деактиваторы с голубым градом, парализующим жертву, и антропоксены не уставали повторять им, что каждый живой человек представляет собой ценность для истинной цивилизации, тогда как труп не годится ни на что.

А эти головорезы запросто косили людей направо и налево. С противным вжиканьем воздух вспарывали «звездочки», и очередная жертва падала, захлебнувшись собственной кровью.

Но продолжалось это недолго. Головорезы в несколько секунд отбились от самых смелых партизан и тотчас же растворились во тьме.

Партизаны, которые как раз уже начали впадать в панику, сильно поразились этому обстоятельству, но тут на небе словно включили свет.

Это параболоиды подвесили над стойбищем «светильники», которые осветили лес мертвенным белым сиянием, похожим на вспышку молнии, которая почему-то забыла погаснуть.

И по тому, как были расположены эти «светильники» в пространстве, опытные партизаны легко могли заключить, что зондеры окружают стойбище широким кольцом.

Один параболоид зашел от реки и сбросил десантный модуль на воду у берега. Другой завис над болотом у заводи и зондеры посыпались из него на опушку леса.

Еще два параболоида подлетели к реке уже пустые и сбросили на воду десантные модули, которые были разгружены где-то еще.

Один параболоид сразу же поднялся повыше и стал корректировать действия пеших зондеров, которые бегом устремились к стойбищу, разворачиваясь в кольцо.

Но бежать было довольно далеко. Лесные люди специально ставили свои землянки подальше от открытых мест. Так что параболоид-корректировщик с мощным биосканером на борту был нужен для того, чтобы обнаружить и перекрыть пути отхода лесных людей.

Женщины и дети разбегались от стойбища во все стороны, и зондеры не везде успевали на перехват, так что группы беглецов приходилось атаковать с воздуха.

Параболоиды сбрасывали на них голубые шары, и усыпляющий туман расползался по лесу, поражая лесных людей.

Он рассеивался быстро и в малой концентрации не представлял угрозы для набегающих зондеров, которым перед высадкой вкатили профилактическую дозу антидота. Но головорезы сэнсея Хасимото гнались за детьми так стремительно, что некоторые попали вместе с ними в облако высокой концентрации.

Профилактика помогла и здесь. Бойцы спецгруппы не уснули. Но их боеспособность на время упала почти до нуля. Непослушными руками трудно было даже достать инъектор, чтобы вкатить себе дополнительную дозу антидота.

Шатаясь, как пьяные, и то и дело запутываясь в собственных ногах, зондеры несколько минут приводили друг друга в чувство, а в эфире тем временем сцепились координаторы двух операций.

Бойцов «отряда очищения», разумеется, тоже инструктировали перед операцией, что в детей из деактиваторов на этот раз лучше не стрелять, а главное – не надо мешать действиям тех, кто прилетел в пятом параболоиде. Но они, как водится, напрочь об этом забыли – и не только зондеры, но и пилоты боевых машин.

Пилоты были антропоксенами, обращенными в прах, и эта ситуация как нельзя более наглядно показывала, насколько вредно не иметь Хозяина в голове.

Думать своими мозгами у пилотов получалось не очень хорошо.

Координатор и переводчица, летевшие в том параболоиде, который вез спецгруппу, подняли кипеж сразу же, как только первый голубой шар упал на лес. Их операция срывалась самым очевидным образом – и не только из-за того, что под обстрел голубыми шарами угодили бойцы спецгруппы.

Проблема была в детях, за которыми эта спецгруппа охотилась.

Неважно, каким оружием поражен ребенок – голубым градом или синим туманом, в который превращаются эти чертовы шары. В любом случае для целей операции этот ребенок уже непригоден.

Какова конечная цель операции, координатор и переводчица сами толком не знали, но критерии пригодности усвоили твердо.

Но старшим по команде был координатор основной операции. Он вообще был недоволен, что к его акции пристегнули эту спецгруппу, а когда пристегнутые начали еще и рыпаться, вообще вышел из себя. Вернее, вышла, потому что координатором была инопланетянка, обращенная в прах.

– У меня приказ – никого не выпускать из зоны сосредоточения, – сказала она и раздельно повторила: – Ни-ко-го. И мне плевать, в какие игры играет ваша спецгруппа. У меня своя задача и я обязана ее выполнить. Потому что за невыполнение меня просто расстреляют.

– За срыв секретной операции особой важности тебя расстреляют еще быстрее, – услышала она в ответ, и это подействовало.

На инструктаже офицерам «отряда очищения» говорили, что под их прикрытием будет выполняться операция для нужд Службы исследований. Вот они и отнеслись к ней соответственно. Но ведь черт его знает – вдруг это тоже прикрытие, и на самом деле операция выполняется совсем для других нужд.

7
{"b":"1789","o":1}