ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Во всяком случае, голубыми шарами параболоиды зондеркоманды плеваться перестали. И тут же стало очевидно, что без них вся основная операция идет прахом.

Зондеры не сумели замкнуть кольцо, и сквозь прорехи прорвались главные силы партизан.

Глава 8

Воевода Вадим уходил со стойбища среди последних, когда зондеры уже и не знали, что им делать, пытаться замкнуть кольцо, как велит боевое задание, или же гоняться за разбежавшимися партизанами по всему лесу.

Разумеется, из окружения вышли не все. Многие остались лежать между землянками и на сотни метров вокруг, парализованные голубым градом и туманом из синих шаров.

Но с другой стороны, зондеры легко могли убедиться, что живых и дееспособных людей в кольце, которое они с грехом пополам все-таки замкнули, не осталось вообще. То есть приказ никого не выпускать и никого не упускать не выполнен.

О том, чтобы исполнить его на все сто процентов, теперь можно было забыть. Но зондеры хотели по меньшей мере оправдаться перед командованием. И потому рассыпав строй, группами по четыре человека и меньше устремились в погоню за беглецами.

Однако разыскивать лесных людей в их родных дебрях – занятие неблагодарное. В этом деле плохо помогали даже боевые биосканеры. Они удобны, когда надо разглядеть противника сквозь стену – а в лесу, полном живности, эти приборы уже на расстоянии в сто метров с трудом отличают человека от собаки.

А обитатели стойбища успели разбежаться уже на много сотен метров.

Зондеры тыкались вслепую, а тем временем воевода Вадим то и дело встречал своих людей.

Затаившиеся дети сами выбегали ему навстречу. Женщины бесшумно появлялись из-за кустов, осторожно ступая по лесной подстилке босыми ногами – не то что зондеры в их десантных ботинках, топот которых слышно за километр.

А в довершение всего Вадим встретил на краю болота собственную сестру Василису, которая вылетела откуда-то разгоряченная и нагая, как в первый день творения, и сразу огорошила брата вопросом:

– Ты Гамлета не видел?

Вопрос этот мог показаться странным только непосвященному. А лесные люди не только в общине воеводы Вадима но и на сотни километров вокруг отлично знали, что Гамлетом зовут единственного ребенка Василисы.

Двенадцать лет назад, когда он родился, Василиса чуть не умерла, и пока ее лечили по методу пришельцев – погружением в анабиоз с последующим оживлением – новоиспеченный дедушка Владимир Ярославич и иеромонах Арсений чуть не подрались по поводу того, крестить младенца или нет.

Старейшина Владимир хотел дать ребенку языческое имя Неждан, но иеромонах воспротивился этому категорически, и спорщики зашли в тупик.

Неплохо было бы спросить отца ребенка, но проблема заключалась в том, что ни один человек в общине понятия не имел, кто, собственно, его отец.

В те времена под влиянием стресса от вторжения инопланетян и связанных с оным приключений юная Василиса ударилась во все тяжкие, и на отцовство могла претендовать половина общинников.

В результате пришлось ждать, пока все у Василисы заживет и ее можно будет оживить.

Как показали дальнейшие события, зажило у нее далеко не все. То ли оживили слишком рано, то ли травмы были слишком серьезные. Так или иначе, застарелые повреждения внутренних органов привели к тому, что после первых родов она потеряла возможность иметь детей.

Происхождение застарелых повреждений объяснялось тем, что в первый день вторжения Василису избила до полусмерти обезумевшая толпа, приняв девушку за инопланетную шпионку.

Она ведь уже тогда была предводительницей тех, кто свалился с луны, и имела совершенно неземной вид.

Но так или иначе, после родов Василису погрузила в анабиоз ее родная мать, главный медик партизанской армии. А через несколько дней благополучно оживила ее трофейным инъектором с антидотом.

И тут Василиса в очередной раз утвердила окружающих в мысли, что у нее не все дома.

Она возжелала назвать новорожденного сына Гамлетом, аргументировав это тем, что ему на роду написано стать королем освобожденной земли.

Тут на роженицу набросились сразу все. Христиане корили ее за то, что имя неправославное, язычники – за то, что оно нерусское, а партизаны из военных со свойственным этой категории людей прагматизмом, намекали на то, что над мальчишкой будут смеяться сверстники.

Те же, кто читал Шекспира или хотя бы смотрел фильм со Смоктуновским в мирные времена, выдвигали особый аргумент. Они напоминали Василисе, что Гамлет плохо кончил. А ведь известно еще со времен капитана Врунгеля, что как вы яхту назовете – так она и поплывет.

И человеческих имен это тоже касается.

Но Василиса с детства была упряма, как сто китайцев. Она не захотела назвать сына Нежданом, аргументируя это тем, что кто-то, может, этого ребенка и не ждал, а она-то уж точно ждала и даже очень.

Но и Александром, как предлагал преподобный Арсений, Василиса окрестить сына не пожелала. И даже имя Ярослав, на котором сошлись в конце концов старейшина и иеромонах, ее не устроило.

Она назвала сына Гамлетом, но окружающие предпочитали звать его принцем. Что было вполне резонно, ибо внук старейшины и племянник верховного воеводы имел на этот титул все права.

И вот теперь его босоногое высочество в суматохе подевался неизвестно куда, что – принимая во внимание его характер – могло привести к весьма неприятным последствиям.

Дети в двенадцать лет у лесных людей считались почти взрослыми и претендовали на полную самостоятельность. Но у других женщин этих детей было столько, что за всеми не уследишь, а у Василисы Гамлет – один-единственный.

Между тем, самостоятельность он проявлял, пожалуй, даже несколько чрезмерную. А поскольку Василиса жила своей жизнью, ему в этом никто не мешал.

Когда поднялась тревога, Василиса пребывала вне стойбища. Она занималась любовью где-то в чаще у озера, плавно переходящего в болото.

Подробности событий Василиса элегантно опустила, так что воевода Вадим даже не понял, с кем она занималась любовью. В данный момент ее сопровождала только миловидная девушка в костюме нимфы – то есть в одном венке из полевых цветов.

Никаких мужчин с ними не было, но может быть, они отстали по дороге или попали ненароком под голубой град.

Уточнять эти детали воевода не стал. Во-первых, не было времени, а во-вторых, меньше знаешь – лучше спишь. Его сестра была способна на любые эскапады, в том числе и такие, к которым большинство лесных людей относилось крайне неодобрительно.

Василиса и так слыла среди лесных людей девушкой с начисто съехавшей крышей. И от крупных неприятностей ее спасало только то, что у русских принято относиться к убогим и юродивым с изрядной долей благосклонности.

Однако всякому терпению положен предел. А Василиса, между прочим, не только сама вела себя неадекватно, но и других сводила с ума.

В общине ее обычно звали лунной ведьмой – за то, что она превращает нормальных людей в лунатиков и верховодит в компании тех, кто свалился с луны. И если бы не отец-старейшина и брат-воевода, то неизвестно, как долго общинники согласились бы терпеть ее художества.

Очень может быть, что ее не спасло бы от людского гнева даже незаурядное обаяние, благодаря которому люди тянулись к ней, как железо к магниту.

Воевода Вадим неоднократно предупреждал ее, что пора бы ей остепениться и перестать провоцировать лесных обывателей. Все-таки тридцать лет скоро, и сын уже взрослый почти – а она все как девчонка.

Но сейчас у Вадима просто времени не было говорить с сестрой на интимные темы.

Его гораздо больше волновал параболоид, который завис над болотом как раз в районе заводи. И на этот счет он получил от Василисы исчерпывающую информацию.

Как он понял, любовная идиллия имела место на одной стороне заводи, а скудная одежда любвеобильных нимф сушилась на ветках после стирки на другом берегу.

Параболоид, с грохотом возникший неизвестно откуда, вклинился как раз посередине, и только феноменальное везение (которое многие тоже приписывали ведьминым чарам), спасло Василису и ее подругу Ладу от поражения голубым градом.

8
{"b":"1789","o":1}