ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты потерял жену, которую очень любил, Тайрел, — сказал Кук. — Но ты не стал убийцей.

— Нет, не стал, — ответил Тайрел. — Но сказку вам честно, я думал о том, чтобы убить несколько человек... И не только думал, а в некоторых случаях и спланировал убийства.

— Но ты не осуществил свои планы.

— Только потому, что мне помогли... Поверьте, только потому, что был человек, который остановил меня.

Тайрел взглянул в окно на море. Движение волн вызвало у него воспоминания. Да, это была женщина, и, Боже мой, как ему не хватает ее! Напиваясь, он рассказывал ей о своих планах, о том, какой из них собирается выбрать. В своем откровении он заходил так далеко, что открывал потайной ящик на своей яхте и показывал ей схемы, планы улиц и зданий, говорил о том, каким образом лишит жизни тех, кто был повинен в смерти его жены. Доминик поддерживала его под руку, гладила, шептала ему в ухо, что эти смерти не воскресят его жену, а только причинят боль многим людям, не имеющим отношения к смерти Ингрид Йохансен Хоторн. По утрам она тоже была рядом с ним, ему с похмелья было стыдно за свои поступки, но Доминик только ласково смеялась, объясняя ему, насколько глупы и опасны его фантазии. Она хотела, чтобы он продолжал жить. Боже, он любил ее! А когда она исчезла, он порвал с виски. Возможно, что это была очередная фантазия, но он часто задавал себе вопрос: осталась бы она с ним, если бы он раньше бросил пить?

— Извини, что коснулись этой темы, — сказал Ардисон. Их с Куком обеспокоило внезапное молчание Хоторна.

— Вы тут ни при чем, просто я задумался о своем.

— Так каков же будет твой ответ, коммандер? Мы рассказали тебе все, даже извинились за свои действия прошлой ночью, хотя их вполне можно понять. Бармен посмотрел на нас с такой враждебностью и полез под стойку... В баре в это время никого не было, а ты понимаешь, что мы с Жаком знакомы с нравами на этих островах.

— Понимаю, у вас была причина, но зачем надо было действовать такими методами? Вы же сказали, что дело срочное и что вам немедленно надо поговорить со мной. А сами вырубили меня почти на шесть часов. Ничего себе срочность!

— Наши меры были предназначены не для тебя или твоего друга бармена, — пояснил Ардисон. — Если честно, они предназначались другим людям.

— Каким еще людям?

— Ох, Тайрел, ты ведь не такой наивный. Долина Бекаа имеет связи повсюду, и только самые наивные люди могут полагать, что в наших службах нет предателей. Двадцать тысяч фунтов могут вскружить голову любому.

— Вы думаете, что вас могли бы перехватить?

— Мы не должны отбрасывать такую возможность, старина, поэтому все сведения хранятся только в наших головах. Никаких записей о Бажарат, никаких фотографий, досье, ничего такого. Если бы кто-то по какой-то причине задержал нас в Париже, Лондоне или на Антигуа, мы смогли бы постоять за себя.

— Поэтому вы снова в своих плащах военного покроя крадетесь темными аллеями.

— А зачем пренебрегать безопасностью и оружием?

Они не раз спасали тебе жизнь во время «холодной войны», не так ли?

— Может быть, раз или два, но не больше. Я всеми силами старался не превратиться в параноика. До Амстердама это была вполне нормальная служба.

— Мир стал совсем другим, коммандер, и мы теперь уже не знаем своих врагов. Их категория изменилась, это ни тайные агенты, ни агентыдвойники, которых надо уничтожить. Те времена прошли. Однажды мы вспомним о них и поймем, насколько просты они были для нашего понимания. Теперь все по-другому, мы больше не имеем дела с людьми, которые думают хотя бы примерно так, как привыкли думать мы. Мы имеем дело с ненавистью, не с силой или геополитическим влиянием, а с откровенной, неприкрытой ненавистью.

— Все это очень драматично, Джефф, но думаю, что ты преувеличиваешь. Вашингтон знает об этой женщине, и, пока ее не схватят, президента будут очень тщательно охранять. Полагаю, что подобные меры предпримут и в Лондоне, Париже и Иерусалиме.

— Но разве кто-то может быть неуязвимым, Та1рел?

— Конечно, нет, но ей надо быть чертовски ловкой фокусницей, чтобы пробраться сквозь самую сложную в мире систему охраны и сеть вооруженных агентов службы безопасности. Судя по тому, что мне сообщили из Вашингтона, в Белом доме все строго контролируется. Никаких скоплений людей снаружи, доступ в здание строго ограничен. Поэтому я снова, в который уже раз, повторяю: какого черта я вам понадобился?

— Потому что она действительно фокусница, — сказал Ардисон. — Она ускользнула от Второго бюро, МИ-6, Моссада, Интерпола — от всех известных служб разведки и контрразведка. И вот, наконец, мы знаем, что она находится в определенном районе, который мы можем прочесать вдоль и поперек всеми техническими средствами, имеющимися в нашем распоряжении. Мы забросим громадный бредень, но ее поиски должны вестись опытными охотниками, которые знают этот район, все потайные места, порты, ходы и выходы и так далее.

Хоторн молча рассматривал их, переводя взгляд с одного на другого.

— В таком случае я согласен помочь вам, — наконец вымолвил он. — С чего мы начнем?

— С того, что ты так уважаешь, — ответил Кук.

Каждый разведывательный пост НАТО, все полицейские службы в районе Карибских островов получат по линиям связи описания Бажарат и юноши, с которым она разъезжает.

— Великолепно! — Тайрел саркастически рассмеялся. — Вы разошлете указания на все острова и будете ждать ответа? Вы меня удивляете, джентльмены. Я-то думал, что вы знакомы с местной обстановкой.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Ардисон.

— Только одно: у вас от силы тридцать процентов шансов, что кто-то обнаружит ее и сообщит вам, будь то официальные власти или частное лицо. Если кто-то все-таки ее обнаружит, то он не помчится со всех ног к вам, а пойдет к этой женщине, и несколько тысяч долларов заставят его молчать. Вы долго не были здесь, парни, и это вам уже не волшебная страна Оз. Здесь повсюду царит нищета.

— А как бы ты поступил? — поинтересовался Кук.

— Так, как и вам следует поступить, — ответил Тайрел. — Вы сказали, что она должна обратиться в один из банков, вот за это и надо ухватиться. Незнакомцам здесь могут передать крупную сумму денег только при личной встрече. Надо сосредоточиться на островах, где имеются банки, и это сократит их количество до двадцати или двадцати пяти. Почти на всех из них вы оба бывали. Заинтересуйте своих осведомителей крупной суммой денег, и вообще здесь гораздо эффективнее действовать через черный ход, чем по официальным каналам. Удивляюсь, что должен объяснять вам это.

— Не могу отрицать разумность твоих слов, старина, но боюсь, что у нас нет времени. В Париже считают, что она пробудет здесь минимум две недели, Лондон называет меньший срок — пять, максимум восемь дней.

— Значит, вы только начинаете охоту, но темп потерян, и она может ускользнуть из вашей сети.

— Совсем не обязательно, — заметил Ришелье.

— За стратегию операции отвечает Лондон, — пояснил Кук, — но во внимание принята и коррупция, о которой ты упоминал. Поэтому правительства Великобритании, Франции и Соединенных Штатов — каждое назначило премию в миллион долларов за информацию, которая может помочь в поимке Бажарат и ее спутника. А за сокрытие подобной информации последует строжайшее наказание.

Хоторн присвистнул.

— Вот это да! Значит, можно получить или три миллиона долларов, или пулю в голову в укромном местечке.

— Совершенно верно, — согласился с ним ветеран МИ-6.

— Вы, наверное, позаимствовали подобный метод у НКВД. Даже КГБ действует не так сурово.

— Вовсе нет. Это очень древний и довольно эффективный метод.

— Время не ждет, Тайрел, — напомнил Ардисон. — Нам надо спешить.

— Когда было разослано их описание? Кук взглянул на часы.

— Примерно шесть часов назад, в пять утра по Гринвичу.

— Где находится штаб операции?

— Временно на Тауэр-стрит в Лондоне.

— Это МИ-6, — констатировал Хоторн.

10
{"b":"179","o":1}